Стих русской ржи от меня поклон анализ

Стих русской ржи от меня поклон анализ

Анализ стихотворения М. Цветаевой "Психея"

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Полночь № 1

Julia Stovboon Знаток (353), на голосовании 5 лет назад

Corpse Bride† Мастер (1508) 5 лет назад

«Психея» представляет собой ярчайший пример Цветаевской поэзии, которая рождается из музыки, и здесь не только слово, но даже интонация, изгиб фразы, пауза в ритме строки рассказывают самое главное об авторе, а ритм повествования всецело подчинен ритму поэтической судьбы Цветаевой. Здесь у нее буквально все важно и на всем следует остановить внимание, т. к. именно в это время она формируется в поэта яркого общественного темперамента. Цветаевские стихи, по ее же словам, всегда рождались из первоначального мелодического дрожания, из звука, который и определял все: их облик, рисунок, строфы; из звука и вырастал смысл.
В «Психее» много образов–символов и значимых деталей, что свойственно для всего творчества М. Цветаевой. Так наиболее значимыми образами–символами являются: пунш, психея, птица, полночь, пепел.
Образ птицы является традиционным для русской поэзии вообще. Он ассоциируется со свободой, счастьем, светом, светлым будущим.
Образ психеи - в греческой мифологии олицетворение человеческой души; изображалась в образе бабочки или девушки. Любовь Психеи и Эрота (Амура) — распространенный сюжет в литературе, изобразительном искусстве. Через образ Психеи мы узнаем о любви лирической героини и М. Цветаевой, поэтому образ психеи является главным в произведении, тем более, что так названо стихотворение.
Пунш создает ощущение какой-то безмятежности и безответственности.
Полночь привносит в стихотворение таинственность и загадочность.
Пепел, упомянутый в конце произведения, свидетельствует о том, что многое уже упущено, и его никак нельзя вернуть.
Плащ – неизменный атрибут высокого ученичества и служения, любви и преданности, своеобразное лирическое пространство дома, защищающее от всех обид и от всей земной обиды, плащ – это верное сердце и воинственность.
В стихотворении Психея применен очень редкий и интересный принцип ритмической организации текста, неповторимая поэтическая интонация, создаваемая искусным использованием пауз, дроблением лирического потока на выразительные самостоятельные отрезки, варьированием темпа и громкости речи. Стихотворение практически невозможно прочитать правильно с первого раза. Интонация в стихотворении находит четкое графическое воплощение. С помощью многочисленных тире и многоточий выделяются наиболее значимые слова, часто используются восклицательные знаки. Каждая строка как бы не завершена, и ритмическая единица получается только при прочтении половины следующего стиха. Таким образом стихи связаны между собой «цепочкой». каждый последующий стих притягивает к себе предыдущий. Ритм не всегда ровный, если читать стихотворение медленно, то на первый взгляд кажется что вообще нет никакой ритмической организации. Прежде всего, при прочтении стихотворения в глаза бросается обилие сравнений: «Как призрак - .шепот» ; «на цыпочках – как пери!» ; «Бабочкой ночной - Психея» и т. д. Также в произведении использованы метафоры: «Лапки в плед ей сам укутал, волчью полость сам запахивает. » ; «платья бального пустая пена в пыльном зеркале». В первых трех стихах использован анадиплосис, что придает стихотворению торжественность и пафосность. Контраст обыденной лексики с высоким стилем усиливает торжественность и патетичность стихотворения. Для Цветаевой характерны также неожиданные определения и эмоционально экспрессивные эпитеты (пылкий поцелуй арапа). Эмоциональный накал стихотворения повышается инверсиями (может быть прощенья просит. ; пепла ниспаданье на персидский палевый халат. ). Выразительность стихотворения достигается при помощи эллипсиса (пропуск, умолчание). Оборванная фраза заставляет читателя замереть на высоте эмоциональной кульминации:
Вновь впорхнула: «Что за память!
Позабыла опахало!
Опоздаю.

нина дюк сучка из рода швондеров Гуру (2966) 5 лет назад

Гемоглобин чувствуется Количество эритроцитов ничтожно Цветовой показатель богат Ретикулоциты прозрачны Тромбоциты райские Лейкоциты адские Миелоциты гениальны МЕТАмиелоциты так себе Палочкоядерные галлюцинируют Сегментоядерные богаты Эозинофилы наглы Базофилы в апогее Лимфоциты сдержанны Моноциты штормят Плазматические клетки несгибаемы СОЭ амбициозны Время свертывания неопровержимо Время кровотечения вечность Гематокрит разрушительно-созидателен Средняя концентрация гемоглобина в эритроците тонко Средний объем эритроцита бесконечен Средний объем тромбоцита драгоценен.

Анализ стихотворения

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Полночь № 3

Анализ стихотворения - Реферат, раздел Литература, - 2002 год - Поэзия Марины Ивановны Цветаевой Анализ Стихотворения. В Стихотворении Молитва, Написанном В День Семнадцатиле.

Анализ стихотворения. В стихотворении Молитва, написанном в день семнадцатилетия Марины, 26 сентября 1909 года, из этого же альбома Вечерний альбом уже глухо звучит нота трагизма, в целом не характерная для данного сборника детски простодушных и наивно-светлых стихов.

Христос и бог Я жажду чуда Теперь, сейчас, в начале дня О, дай мне умереть, покуда Вся жизнь как книга для меня. Ты мудрый, ты не скажешь строго Терпи, ещ не кончен срок. Ты сам мне подал слишком много Я жажду сразу всех дорог Люблю и крест, и шлк, и краски, Моя душа мгновенный след Ты дал мне детство - лучше сказки И дай мне смерть в семнадцать лет Стихи Марины Цветаевой были очень незрелы, но подкупали талантливостью, известным своеобразием и непосредственностью.

На этом сошлись все рецензенты. Брюсов писал, что стихи Марины Цветаевой всегда отправляют от какого-нибудь реального факта, от чего-нибудь действительно пережитого. Критик особенно похвалил Цветаеву за то, что она безбоязненно вводит в поэзию повседневность, непосредственные черты жизни, предостерегая е, впрочем, от опасности впасть в домаш-ность и разменять свои темы на малые пустяки Несомненно, талантливая Марина Цветаева может дать нам настоящую поэзию интим - ной жизни и может, при той лгкости, с какой она, как кажется, пишет стихи, растратить вс сво дарование на ненужные, хотя бы и изящные, безделушки. 10.

– Конец работы –

Эта тема принадлежит разделу:

Красною кистью Рябина зажглась. Падали листья. Я родилась. Спорили сотни Колоколов. День был субботний Иоанн Богослов. Мне и доныне Хочется грызть… Полночь, листопад, суббота - она прочитала этот гороскоп легко и отчтливо.… Отец Марины - известный филолог и искусствовед, профессор Московского университета, директор Румянцевского Музея и…

Если Вам нужно дополнительный материал на эту тему, или Вы не нашли то, что искали, рекомендуем воспользоваться поиском по нашей базе работ: Анализ стихотворения

Что будем делать с полученным материалом:

Если этот материал оказался полезным ля Вас, Вы можете сохранить его на свою страничку в социальных сетях:

Все темы данного раздела:

Особенности творчества поэта
Особенности творчества поэта. Самое несомненное в зрелом творчестве Марины Цветаевой - е неугасимая ненависть к бархатной сытости и всякой пошлости. В дальнейшем творчестве поэтессы все боле

Хотите получать на электронную почту самые свежие новости?
Подпишитесь на Нашу рассылку

Наша политика приватности обеспечивает 100% безопасность и анонимность Ваших E-Mail

Новости и инфо для студентов
  • Свежие новости
  • Актуальные обзоры событий
  • Студенческая жизнь

Текст

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Полночь № 4

ПОЛНОЧЬ - стихотворение Цветаева М. И.

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Полночь № 5

Где-то кормчий наклоняется к рулю,
Кто-то бредит о короне и жезле,
Чьи-то губы прошептали: «не люблю»,
Чьи-то локоны запутались в петле.

Где-то свищут, где-то рыщут по кустам,
Где-то пленнику приснились палачи,
Там, в ночи, кого-то душат, там
Зажигаются кому-то три свечи.

Там, над капищем безумья и грехов,
Собирается великая гроза,
И над томиком излюбленных стихов
Чьи-то юные печалятся глаза.

слушать, скачать аудио стихотворение
ПОЛНОЧЬ Цветаева М. И.
к общему сожалению, пока аудио нет

анализ, сочинение или реферат о стихотворении ПОЛНОЧЬ:

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Полночь № 6

Но. Если вы не нашли нужного сочинения или анализа и Вам пришлось таки написать его самому, так не будьте жмотами! Опубликуйте его здесь, а если лень регистрироваться, так пришлите Ваш анализ или сочинение на и это облегчит жизнь будущим поколениям, к тому же Вы реально ощутите себя выполнившим долг перед школой. Мы опубликуем его с указанием Ваших ФИО и школы, где Вы учитесь. Поделись знанием с миром!

Марина Цветаева — Пунш и полночь. Пунш — и Пушкин ( Психея )

Пунш и полночь. Пунш — и Пушкин,
Пунш — и пенковая трубка
Пышущая. Пунш — и лепет
№ 4 Бальных башмачков по хриплым
Половицам. И — как призрак —
В полукруге арки — птицей —
Бабочкой ночной — Психея!
№ 8 Шепот: «Вы еще не спите?
Я — проститься. » Взор потуплен.
(Может быть, прощенья просит
За грядущие проказы
№ 12 Этой ночи?) Каждый пальчик
Ручек, павших Вам на плечи,
Каждый перл на шейке плавной
По сто раз перецелован.
№ 16 И на цыпочках — как пери! —
Пируэтом — привиденьем —
Выпорхнула. Пунш — и полночь.
Вновь впорхнула: «Что за память!
№ 20 Позабыла опахало!
Опоздаю. В первой паре
Полонеза. » Плащ накинув
На одно плечо — покорно —
№ 24 Под руку поэт — Психею
По трепещущим ступенькам
Провожает. Лапки в плед ей
Сам укутал, волчью полость
№ 28 Сам запахивает. — «С Богом!»

А Психея,
К спутнице припав — слепому
Пугалу в чепце — трепещет:
№ 32 Не прожег ли ей перчатку
Пылкий поцелуй арапа.

Пунш и полночь. Пунш и пепла
Ниспаденье на персидский
№ 36 Палевый халат — и платья
Бального пустая пена
В пыльном зеркале.

Punsh i polnoch. Punsh — i Pushkin,
Punsh — i penkovaya trubka
Pyshushchaya. Punsh — i lepet
Balnykh bashmachkov po khriplym
Polovitsam. I — kak prizrak —
V polukruge arki — ptitsey —
Babochkoy nochnoy — Psikheya!
Shepot: «Vy yeshche ne spite?
Ya — prostitsya. » Vzor potuplen.
(Mozhet byt, proshchenya prosit
Za gryadushchiye prokazy
Etoy nochi?) Kazhdy palchik
Ruchek, pavshikh Vam na plechi,
Kazhdy perl na sheyke plavnoy
Po sto raz peretselovan.
I na tsypochkakh — kak peri! —
Piruetom — prividenyem —
Vyporkhnula. Punsh — i polnoch.
Vnov vporkhnula: «Chto za pamyat!
Pozabyla opakhalo!
Opozdayu. V pervoy pare
Poloneza. » Plashch nakinuv
Na odno plecho — pokorno —
Pod ruku poet — Psikheyu
Po trepeshchushchim stupenkam
Provozhayet. Lapki v pled yey
Sam ukutal, volchyu polost
Sam zapakhivayet. — «S Bogom!»

A Psikheya,
K sputnitse pripav — slepomu
Pugalu v cheptse — trepeshchet:
Ne prozheg li yey perchatku
Pylky potseluy arapa.

Punsh i polnoch. Punsh i pepla
Nispadenye na persidsky
Palevy khalat — i platya
Balnogo pustaya pena
V pylnom zerkale.

Geyi b gjkyjxm/ Geyi — b Geirby,
Geyi — b gtyrjdfz nhe,rf
Gsieofz/ Geyi — b ktgtn
,fkmys[ ,fivfxrjd gj [hbgksv
Gjkjdbwfv/ B — rfr ghbphfr —
D gjkerheut fhrb — gnbwtq —
,f,jxrjq yjxyjq — Gcb[tz!
Itgjn: «Ds tot yt cgbnt?
Z — ghjcnbnmcz///» Dpjh gjnegkty/
(Vj;tn ,snm, ghjotymz ghjcbn
Pf uhzleobt ghjrfps
njq yjxb?) Rf;lsq gfkmxbr
Hextr, gfdib[ Dfv yf gktxb,
Rf;lsq gthk yf itqrt gkfdyjq
Gj cnj hfp gthtwtkjdfy/
B yf wsgjxrf[ — rfr gthb! —
Gbhenjv — ghbdbltymtv —
Dsgjh[yekf/ Geyi — b gjkyjxm/
Dyjdm dgjh[yekf: «Xnj pf gfvznm!
Gjpf,skf jgf[fkj!
Jgjplf//// D gthdjq gfht
Gjkjytpf///» Gkfo yfrbyed
Yf jlyj gktxj — gjrjhyj —
Gjl here gjn — Gcb[t/
Gj nhtgtoeobv cnegtymrfv
Ghjdj;ftn/ Kfgrb d gktl tq
Cfv erenfk, djkxm/ gjkjcnm
Cfv pfgf[bdftn/// — «C ,jujv!»

F Gcb[tz,
R cgenybwt ghbgfd — cktgjve
Geufke d xtgwt — nhtgtotn:
Yt ghj;tu kb tq gthxfnre
Gskrbq gjwtkeq fhfgf///

Geyi b gjkyjxm/ Geyi b gtgkf
Ybcgfltymt yf gthcblcrbq
Gfktdsq [fkfn — b gkfnmz
,fkmyjuj gecnfz gtyf
D gskmyjv pthrfkt///

Марина Цветаева. Судьба. Характер. Поэзия

Более полувека тому назад совсем юная и никому еще не известная Марина Цветаева высказала непоколебимую уверенность:

Разбросанным в пыли по магазинам

(Где их никто не брал и не берет!),

Моим стихам, как драгоценным винам,

Настанет свой черед.

Прошли годы трудной жизни и напряженнейшей творческой работы — и гордая уверенность уступила место полному неверию: «Мне в современности и будущем — места нет». Это, конечно, крайность и заблуждение, объяснимое одиночеством и растерянностью поэта, знавшего силу своего таланта, но не сумевшего выбрать правильного пути.

Судьба созданного художником не сводится к его личной судьбе: художник уходит — искусство остается. В третьем случае Цветаева сказала уже гораздо точнее: «…во мне нового ничего, кроме моей поэтической отзывчивости на новое звучание воздуха». Марина Цветаева — большой поэт, она оказалась неотделимой от искусства нынешнего века.

Стихи Цветаева стала писать с шести лет, печататься — с шестнадцати, а два года спустя, в 1910 году, еще не сняв гимназической формы, тайком от семьи выпустила довольно объемистый сборник — «Вечерний альбом». Он не затерялся в потоке стихотворных новинок, его заметили и одобрили и В. Брюсов, и Н. Гумилев, и М. Волошин.

Лирика Цветаевой всегда обращена к душе, это непрерывное объяснение в любви к людям, к миру вообще и к конкретному человеку. И это не смиренная, а дерзкая, страстная и требовательная любовь:

Но сегодня я была умна;

Розно в полночь вышла на дорогу,

Кто-то шел со мною в ногу,

И белел в тумане — посох странный…

— Не было у Дон-Жуана — Донны Анны!

Это из цикла «Дон Жуан».

Нередко Цветаева писала о смерти — особенно в юношеских стихах. Это было своего рода признаком хорошего литературного тона, и юная Цветаева не составила в этом смысле исключения:

Послушайте! — Еще меня любите

За то, что я умру.

По характеру Марина Цветаева — бунтарь. Бунтарство и в

Кто создан из камня, кто создан из глины, —

А я серебрюсь и сверкаю!

Мне дело — измена, Мне имя — Марина,

Я — бренная пена морская.

В другом стихотворении она добавит:

Восхищенной и восхищенной,

Сны видящей средь бела дня,

Все спящей видели меня,

Никто меня не видел сонной.

Самое ценное, самое несомненное в зрелом творчестве Цветаевой — ее неугасимая ненависть к «бархатной сытости» и всяческой пошлости. Попав из нищей, голодной России в сытую и нарядную Европу, Цветаева ни на минуту не поддалась ее соблазнам. Она не изменила себе — человеку и поэту:

Птица — Феникс я, только в огне пою!

Поддержите высокую жизнь мою!

Высоко горю — и горю дотла!

И да будет вам ночь — светла!

Ее сердце рвется к покинутой родине, той России, которую она знала и помнила:

Русской ржи от меня поклон,

Ниве, где баба застится…

Друг! Дожди за моим окном,

Беды и блажи на сердце…

И сын должен вернуться туда, чтобы не быть всю жизнь

Ни к городу и ни к селу —

Езжай, мой сын, в свою страну…

Езжай, мой сын, домой — вперед—

В свой край, в свой век, в свой час…

К 30-м годам Марина Цветаева уже совершенно ясно осознала рубеж, отделивший ее от белой эмиграции. Она записывает в черновой тетради: «Моя неудача в эмиграции — в том, что я не эмигрант, что я по духу, т. е. по воздуху и по размаху — там, туда, оттуда…»

В 1939 году Цветаева восстанавливает свое советское гражданство и возвращается на родину. Тяжело дались ей семнадцать лет, проведенные на чужбине. Она имела все основания сказать: «Зола эмиграции… я вся под нею — как Геркуланум, — так и жизнь прошла».

Цветаева долго мечтала, что вернется в Россию «желанным и жданным гостем». Но так не получилось. Личные ее обстоятельства сложились плохо: муж и дочь подверглись необоснованным репрессиям. Цветаева поселилась в Москве, занялась переводами, готовила сборник избранных стихотворений. Грянула война. Превратности эвакуации забросили Цветаеву сперва в Чистополь, потом в Влабугу. Тут-то и настиг ее тот «одиночества верховный час», о котором она с таким глубоким чувством сказала в своих стихах. Измученная, потерявшая волю, 31 августа 1941 года Марина Ивановна Цветаева покончила с собой. Но осталась Поэзия.

Вскрыла жилы: неостановимо,

Невосстановимо хлещет жизнь.

Подставляйте миски и тарелки!

Всякая тарелка будет мелкой,

Миска — плоской. Через край — и мимо —

В землю черную, питать тростник.

Невосстановимо хлещет стих.

Послушать стихотворение Цветаевой Полночь

Темы соседних сочинений

«В Люксембургском саду» М.Цветаева

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Париж № 1

«В Люксембургском саду» Марина Цветаева

Склоняются низко цветущие ветки,
Фонтана в бассейне лепечут струи,
В тенистых аллеях всe детки, всe детки…
О детки в траве, почему не мои?

Как будто на каждой головке коронка

От взоров, детей стерегущих, любя.
И матери каждой, что гладит ребенка,
Мне хочется крикнуть: «Весь мир у тебя!»

Как бабочки девочек платьица пестры,
Здесь ссора, там хохот, там сборы домой…
И шепчутся мамы, как нежные сестры:
— «Подумайте, сын мой…» — «Да что вы! А мой».

Я женщин люблю, что в бою не робели,
Умевших и шпагу держать, и копье, —
Но знаю, что только в плену колыбели
Обычное — женское — счастье мое!

Анализ стихотворения Цветаевой «В Люксембургском саду»

В шестнадцать лет Цветаева отправилась в Париж, чтобы прослушать небольшую серию лекций, посвященных старофранцузской литературе. Естественно, поездка нашла отражение в ранних стихотворениях поэтессы. В частности, с ней связано произведение «В Люксембургском саду». Оно посвящено одному из любимых мест как парижан, так и многочисленных туристов. Люксембургский сад был открыт в начале семнадцатого века по инициативе Марии Медичи. Некоторое время после Великой Французской революции он выступал в роли парка, где прогуливались знатные арестанты. Дело в том, что прилегающий к саду дворец превратился в элитную тюрьму. Для общественного посещения парк вновь стал доступен в восемнадцатом веке. В разное время он неизменно привлекал людей талантливых: Руссо, Вольтера, Сартра, Бальзака, Гюго, Делакруа и многих других.

Стихотворение «В Люксембургском саду» вошло в дебютный сборник Цветаевой «Вечерний альбом». Поэтесса издала его на собственные средства в конце 1910 года. Тираж составил всего полтысячи экземпляров. Книгу в русском литературном мире заметили. Среди прочих авторов отзывы о ней оставили Максимилиан Волошин, Николай Гумилев, Валерий Брюсов. По большей части «Вечерний альбом» — дневник девочки-подростка, ее попытка облечь в стихотворную форму детские воспоминания и впечатления. Кроме того, в книге есть стремление заглянуть в будущее, порассуждать о собственном предназначении. Лирическая героиня произведения «В Люксембургском саду» наблюдает за гуляющими в парке мамами с детьми. На женщин, познавших счастье материнства, она смотрит с завистью. Каждой матери, что гладит ребенка, ей хочется крикнуть: «Весь мир у тебя!». Примечателен финал стихотворения. Сначала героиня восхищается представительницами прекрасного пола, не робеющими в бою, способными шпагу держать и копье. В последних двух строках она провозглашает свое понимание истинного женского счастье – это рождение и воспитание детей. Максимилиан Волошин в рецензии на «Вечерний альбом» отмечал, что в финальной строфе стихотворения «В Люксембургском саду» и заключена сущность поэзии Цветаевой, вошедшей в первый сборник.

Впоследствии Марина Ивановна родила троих детей от супруга Сергея Эфрона. Первенец – любимая дочь Ариадна, которой посвящено множество стихотворений. Второй ребенок – Ирина, умершая в возрасте двух лет от голода, находясь в приюте. Третий – сын Георгий, погибший на фронте в 1944 году.

«В Париже», анализ стихотворения Цветаевой

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Париж № 2

«Увидеть Париж — и умереть!» - именно этой фразой принято выражать свое отношение к столице Франции. В начале ХХ века, после Октябрьской революции, этот город стал самым известным местом эмиграции для русских дворян. Появилось целое «русское» кладбище Сент-Женевьев-де-Буа, на котором захоронено более 15 тысяч русских эмигрантов.

Для русской поэтессы Марины Ивановны Цветаевой этот город тоже станет местом приюта на долгие 13 лет — время тяжелого безденежья, неустроенного быта и неприязненного отношения со стороны других русских переселенцев. Но это будет позже — в 1925 году. А летом 1909 года 15-летняя гимназистка самостоятельно приезжает в Париж, в знаменитую Сорбонну, чтобы прослушать курс лекций об истории старинной французской литературы. И уже в июне появляется стихотворение «В Париже», анализ которого будет здесь представлен.

Стихотворение сразу поражает каким-то двойственным настроением:

В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Как можно в Париже — совершенно богемном месте. — испытывать тоску? Тайной она была, скорее всего, для окружающих, ведь всем понятно, что здесь нельзя тосковать, здесь можно только любить, именно поэтому «везде все пары». «дрожанье губ» и «дерзость глаз». Такое настроение не характерно для девушки, очутившейся в Городе Любви.

Возможно, в этом стихотворении проявляется его излишняя автобиографичность. За каждой деталью, за каждым словом скрывается сама Цветаева. Когда в 1906 году скончалась от чахотки ее мать, Марина, чувствуя одиночество и боль, перевела на русский язык трагедию французского писателя Эдмона Ростана «Орленок», посвященную судьбе сына Наполеона Бонапарта, Наполеона II, тоже умершего от чахотки в возрасте 21 года. Его судьба так поразила юную поэтессу, что она влюбилась в этого юношу, причем считала эту любовь истинной, ведь была готова «любить его до самой смерти больше всех живых». Эта книга стала в юности ее любимой книгой. «Читаешь и чувствуешь, как подступают слезы, и плачешь, плачешь в тоске по этому молодому, чудесному, непризнанному ребенку, так несправедливо загубленному судьбой», — писала она в письме Петру Юркевичу.

И вот теперь, оказавшись сама в Париже, Марина, очевидно, поэтому и испытывает такую же тоску одиночества, «как там, в покинутой Москве». а в ее сердце «плачет стих Ростана». К сожалению, этот перевод драмы Цветаевой не сохранился, зато достоверно известно, что Марина купила детский портрет Наполеона II. Единственный законный сын Наполеона Бонапарта с 1815 года был провозглашен французским императором, но, по сути, никогда не правил, а в 1818 году получил титул герцога Рейхштадтского, хотя до самой своей смерти в 1832 году жил у своих врагов, при австрийском дворе, в замке Шенбрунн под Веной. Именно поэтому Цветаева в своем стихотворении называет его «мученик Рейхштадтский» .

Любуясь «нежным профилем на стене», Цветаева утверждала, что по целым часам может «смотреть на это чудесное личико сломленного жизнью гениального ребенка». Позже она посвятит ему несколько стихотворений в своих сборниках «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь».

Однако в стихотворении упоминается еще и Сара, которая вместе с Ростаном и Наполеоном II тоже должна прийти к героине во сне. Конечно же, речь идет о знаменитой французской актрисе Саре Бернар, которая как раз таки и сыграла герцога Рейхштадтского в драме Эдмона Ростана «Орленок».

Итак, героиня стихотворения, оказавшись наяву в Париже, где гремели и гремят столь славные имена, не ищет с этими героями встречи, тем более ночью, когда Париж для героини «чужд и жалок». а видит во сне, потому что в этом и заключена ее тайна. Во сне приходят они любимыми, страдающими, близкими, чувствуют то, что чувствует 15-летняя девушка, пережившая уже и потерю близкого человека, и признание в любви взрослого мужчины, и безответную любовь. Оттого-то «в большом и радостном Париже. боль как прежде глубока» .

Как вы думаете в чём смысл стихотворения Цветаевой в Париже?

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Париж № 3

Катерина Рубайко Ученик (141), закрыт 5 лет назад

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Шумны вечерние бульвары,
Последний луч зари угас.
Везде, везде всё пары, пары,
Дрожанье губ и дерзость глаз.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Дороже сердцу прежний бред!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взор печально-братский.
Там нежный профиль на стене.
Rostand и мученик Рейхштадтский
И Сара — все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль как прежде глубока.

Кошка_которая_самапосебе Мастер (2348) 6 лет назад

тема одиночества. ну тоска по родине это понятно. только здесь более глубокое чувство: как и вся Цветаева - глубокая, охватывающая не часть чувства а все чувства в купе. Она как океан захватывает в пучину. В этом стихотворении будто бы видишь грусть по грусти: грустить в Париже неуместно среди парочек любви и богемных кафешек с видом на Эйфелеву башню, а вот в своем уютном уголке, привыкшем к грусти - это даже приятно. как ни странно, но гамма чувств поэта безгранична: границы между тнальностями радости и тоски стираются и превращаются в радужный поток, который есть СТИХОТВОРЕНИЕ.

Engel Мудрец (16100) 6 лет назад

Все та же "Тоска по Родине". Ностальгия. В эмиграции Цветаева очень часто вспоминала о России.

Источник: Россия моя, Россия, зачем так ярко горишь?

Марина Цветаева — В Париже: Стих

Картинка Анализ стихотворения Цветаевой Париж № 4

Дома до звезд, а небо ниже,
Земля в чаду ему близка.
В большом и радостном Париже
Все та же тайная тоска.

Шумны вечерние бульвары,
Последний луч зари угас.
Везде, везде всё пары, пары,
Дрожанье губ и дерзость глаз.

Я здесь одна. К стволу каштана
Прильнуть так сладко голове!
И в сердце плачет стих Ростана
Как там, в покинутой Москве.

Париж в ночи мне чужд и жалок,
Дороже сердцу прежний бред!
Иду домой, там грусть фиалок
И чей-то ласковый портрет.

Там чей-то взор печально-братский.
Там нежный профиль на стене.
Rostand и мученик Рейхштадтский
И Сара — все придут во сне!

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака,
И дальше смех, и тени ближе,
И боль как прежде глубока.

Тема Родины в творчестве Марины Цветаевой

Анализ развития темы Родины в стихах Цветаевой.

Не простой, даже трагической была судьба замечательной русской поэтессы Марины Ивановны Цветаевой. Независимая, гордая, никогда никому не подражавшая не в жизни, ни в поэзии, она прошла путь тягот, которого с избытком хватило бы на много обыкновенных жизней. Там, где другой, более слабый человек, давно был бы сломлен и раздавлен, Марина Цветаева выстояла не поступившись ни малой толикой ни своей личности, ни талантом.

Мужество и стойкость она нашла в своем творчестве и в горячей непреходящей любви к Родине. Именно поэтому тема Родины является ведущей в творчестве Марины Цветаевой.

В 17 лет, находясь в Париже, Марина Цветаева пишет стихотворение "В Париже". Казалось бы, юную поэтессу должен был очаровать и поразить яркий, жизнерадостный Париж. Но нет: "В большом и развратном Париже все та же тайная тоска. " и одиночество: "я здесь одна". И грезится юной Цветаевой Россия:

В большом и радостном Париже
Мне снятся травы, облака.

Тема Родины у Цветаевой получает дальнейшее развитие в стихах, посвященных Москве. Одно из них так и начинается

Москва! Какой огромный
Странноприимный дом!

Здесь Цветаева представляет Москву как сердце России, средоточие ее духовных ценностей. Русский человек – странник и грешник, стремящийся к духовному очищению, которое связано с верой (Иверская икона, целитель Пантелеймон), с Москвой:

И льется аллилуйя
На смуглые поля.
– Я в грудь тебя целую,
Московская земля!

Совершенно новыми интонациями, трагическими и безысходными, наполнены стихи, написанные вдали от Родины, в эмиграции. Вот стихотворение 1925 года:

Русской ржи от меня поклон,
Полю, где баба застится.
Друг! Дожди за моим окном,
Беды и блажи на сердце.
Ты в погудке дождей и бед –
То ж, что Гомер в гекзаметре.
Дай мне руку – на весь тот свет!
Здесь мои – обе заняты.

Стих построен на антитезе. Цветаева в Чехословакии, охваченная ностальгией, "с бедами на сердце и дождями", и друг в России, у которого тоже и дожди и беды, но который спокоен и счастлив как "Гомер в гекзаметре", потому что он дома, на Родине.

Проходит семь лет и Цветаева пишет стихотворение, в котором с удивительной силой высказывает мысль о том, что для нее возвращение в Россию, союз с Родиной невозможен. Той России, которая была близка Цветаевой, уже нет, и "сей-час страна" не примет поэтессу:

Нас Родина не позовет!

Но все-таки, несмотря ни на что, любовь к России преодолевает трагедию разрыва в душе Цветаевой, и она восклицает:

Езжай, мой сын, домой – вперед –
В свой край, в свой век, в свой час, – от нас
В Россию – вас, в Россию – масс,
В наш-час – страну! в сей-час – страну!

Еще более трагичным мне кажется стихотворение 1934 года. Мысль, высказанная в первой строфе, кажется кощунственной:

Тоска по родине! Давно
Разоблаченная морока!
Мне совершенно все равно –
Где совершенно одинокой
Быть.

Тоска по Родине – призрак, блажь. Эту мысль Цветаева последовательно развивает в продолжении всего стихотворения: ей все равно, где и как жить, с кем и на каком языке разговаривать, у нее нет воспоминаний:

Всяк дом мне чужд, всяк храм мне пуст,
И все – равно, и все – едино.
Но если по дороге – куст
Встает, особенно – рябина…

Но две последние строки буквально взрывают эту логику равнодушия. На самом деле безразличие, фальшь Цветаевой – это слабая попытка как то приглушить боль и тоску по Родине. Незаконченность мысли про куст рябины, как будто бы оборванной неожиданно нахлынувшими чувствами, подчеркивает глубину и силу любви к России.

В цикле "Стихи к Чехии" поэтесса создает свои самые сильные, самые выразительные стихи, в которых прямо заявила о своей любви к Родине, к народу:

Не умрешь, народ!
Бог тебя хранит!
Сердцем дал – гранат,
Грудью дал – гранит.
Процветай, народ,–
Твердый, как скрижаль,
Жаркий, как гранат,
Чистый, как хрусталь.

Творчество Цветаевой стало выдающимся и самобытным явлением как культуры серебряного века, так и всей литературы в целом. Ее стихи, наполненные глубоким чувством, западают в душу. Их необычный ритм, философский смысл заставляют задуматься о сущности жизни. Цветаева – это одна из немногих поэтов, кто видел всю трагедию России и стремился не отречься от неё, а помочь Родине.

Современная Россия, может быть, и не та, об образе которой мечтала поэтесса, но благодаря также и ее стихам вера в великую страну не исчезнет, а на пути к возвращению былого величия нашей Родины в 2014-2015 годах мы уже сделали несколько больших шагов.

Слушать стихотворение Цветаевой Париж

Темы соседних сочинений