Стих руслан и людмила у лукоморья полностью

Стих руслан и людмила у лукоморья полностью

История создания

Данное стихотворение является прологом великой поэмы «Руслан и Людмила». В основу произведения легли старые народные сказки, которые он часто слышал, будучи ребенком, от своей няни.

«У лукоморья дуб зеленый» — вступление к поэме. Данное стихотворение смело можно назвать одним из самых известных произведений, написанных на русском языке. При его прочтении, читатель имеет возможность познакомиться с невероятными сказочными персонажами, а так же насладиться пейзажами, которые умело, рисует автор.

Названием стихотворения становится его первая строка. Понятие «лукоморье» происходит от слияния двух слов «лука» и «море». Данным понятием Александр Сергеевич пытался показать некую бухту, или залив. Есть даже предположение, что местность, описанная автором, существует на самом деле. Расположено оно в Крыму, и носит название мыс Фиолент. Там так же располагается очень старый монастырь, который достаточно часто посещал автор.

Александр Сергеевич не мог устоять перед прекрасными явлениями природы, поэтому и столетний дуб, который рос на берегу, не смог ускользнуть от его внимания. Именно это дерево натолкнуло поэта на создание великой поэмы, которая начинается так необычно.

Писать поэму поэт начинает в 1817 году, еще, когда учился в Царскосельском лицее. Окончена данная поэма была лишь через три года.

Темы, проблемы

Стихотворение «У лукоморья дуб зеленый» нельзя назвать отдельным произведением, поэтому главная задача стихотворения – перенести читателя в мир сказки, познакомить со сказочными существами, которые встречаются в основной поэме. Поэтому главная задача стихотворения – это подготовить читателя к дальнейшему прочтению большого произведения.

Здесь мы можем видеть самобытность и богатство русского фольклора. Здесь все пронизывается неповторимым «Русским духом», который так старается передать читателю Александр Сергеевич. Так же автор показывает силу русского народа, их мощь, которая всегда так восхищала Пушкина. В данном произведении поэту удалось собрать всё хорошее и великое, чему с детства учат русские сказки. Ведь мы с детства воспитываемся на примерах русских богатырей, сказочных персонажей, которые отличаются неимоверной силой, мужеством, храбростью и добротой.

Жанр, размер

Что касается жанра произведения, то это поэма. Размер – любимый размер Пушкина – четырехстопный ямб. Но в первой строке используется пиррихий, что придает тексту особую плавность и размеренность. Рифмовка используется перекрестная, с чередованием мужской и женской рифмы.

Композиция

В анализируемом стихотворении достаточно интересное и своеобразное построение. В произведении «У лукоморья дуб зеленый» имеет двухчастную композицию. Первая часть произведения является началом и концом стихотворения, тем самым заключая вторую часть в своеобразное кольцо.

Лирический герой так же присутствует в стихотворении. Его роль исполняет сам поэт, которому «ученый кот» рассказывает сказки.

Идёт направо — песнь заводит,
Налево — сказку говорит.

Композиционно стихотворение построено на манер старых русских сказок. Разделяется анализируемое стихотворение на несколько частей.

Первая часть – вступительная. В ней идет речь о самом лукоморье.

У лукоморья дуб зелёный;
Златая цепь на дубе том:

Вторая часть – основная. Здесь речь идет о мифических героях, с которыми нам предстоит встретиться.

Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
Там на неведомых дорожках
Следы невиданных зверей;
Избушка там на курьих ножках
Стоит без окон, без дверей;

И заключительная часть, которая возвращает читателя обратно к лирическому герою и коту.

И там я был, и мёд я пил;
У моря видел дуб зелёный;
Под ним сидел, и кот учёный
Свои мне сказки говорил.

Образы и символы

Данное произведение включает в себя огромное количество различных образов. В каждом из которых кроется определенный символ. Например, ученый кот символизирует науку и образованность; образ лешего, что свойственно русским сказкам, символизирует хозяина леса; в образе русалки раскрывается дух озера, поля и леса; невиданные звери – вымышленные существа, которые встречаются преимущественно в сказках; морской дядька и тридцать витязей прекрасных – некие герои, в обязанность которых входит охрана границ; баба Яга – так же старая знакомая, которая встречается в большом количестве русских сказок; царь Кащей – так же частый герой русских сказок, смерть которого сосредоточена в игле.

Основными героями анализируемого стихотворения являются ученый кот, который рассказывает сказки нашему лирическому герою, который с удовольствием их слушает.

Основная мысль

Основной идеей произведения является то, чтобы подготовить читателя к удивительному миру сказок, настроить на необходимый лад. Как таковой смысловой нагрузки данный отрывок не несет, поскольку является лишь вводной частью большого произведения. Но это не значит, что его роль так же незначительна. Напротив. Данное произведение с детства любимо всеми детьми, изучается в школе.

Большинство взрослых по сей день помнят наизусть эти бессмертные строки, которые прошли с ними на протяжении всей жизни. Потому что данное произведение интересно для прочтения не только детям, но и старшему поколению. Ведь так порой хочется отвлечься от повседневных проблем и перенестись в прекрасный мир сказок. А уж это Александру Сергеевичу удалось в полном объеме.

Примеры цифровых стихов

В. Маяковский

2 46 38 1
116 14 20
15 14 21
14 0 17…

2 46 38 1
116 14 20
15 14 21
14 0 17

В. Маяковский
(Стихи о Советском паспорте)Я волком бы выгрыз бюрократизм.
К мандатам почтения нету.
К любым чертям с матерями катись
любая бумажка. Но эту…Я достаю из широких штанин
Дубликат бесценного груза.
Читайте, завидуйте, я — гражданин
Советского Союза.
В. Маяковский

40 3 05 0 100,
3 15 40:
100 08 00 100,
100 08 40?

В. Маяковский

Что такое хорошо?

В.Маяковский

47 3 9 5
3 4 20
220 305
2 105 17 ?

В.Маяковский

Крошка сын к отцу пришел,
и спросила кроха:
– Что такое хорошо
и что такое плохо?

В. Маяковский

15 20 28
16 30 29
123 120 8
110 249

5 28 10 20
124 136
105
108 3 17
511 2106 ?

В. Маяковский

Я сразу смазал карту будня,
плеснувши краску из стакана;
я показал на блюде студня
косые скулы океана.

На чешуе жестяной рыбы
прочел я зовы новых губ.
А вы
ноктюрн сыграть могли бы
на флейте водосточных труб?

А.С. Пушкин

138 5 15
12 8 45
17 19 20
4 225

А.С. Пушкин
(из романа в стихах “Евгений Онегин”)Мой дядя самых честных правил,
Когда не в шутку занемог,
Он уважать себя заставил
И лучше выдумать не мог.
Его пример другим наука;
Но, боже мой, какая скука
С больным сидеть и день и ночь,
Не отходя ни шагу прочь!
Какое низкое коварство
Полуживого забавлять,
Ему подушки поправлять,
Печально подносить лекарство,
Вздыхать и думать про себя:
Когда же черт возьмет тебя!»
А.С. Пушкин

511 16
5 20 337
712 19
2000047

3 1512
16025
11 0 3 15
100006 0 23

А.С. Пушкин
(К ***) – к Анне КернЯ помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.В томленьях грусти безнадежной,
В тревоге шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.
А.С. Пушкин

17 30 48
140 10 01
126 138
140 3 501

А.С. Пушкин
(К ***) – к Анне КернЯ помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.
А.С. Пушкин

17 30 48
140 10 01
126 138
140 3 501

А.С. Пушкин
(письмо Татьяны к Онегину)«Я к вам пишу — чего же боле?
Что я могу еще сказать?
Теперь, я знаю, в вашей воле
Меня презреньем наказать…»
А.С. Пушкин

17 30 29
128 35
133 149
516 2 105

5020 6 108
15 30 47
127 5 2 08
2000 0 27

А.С. Пушкин
(из поэмы “Руслан и Людмила”)У лукоморья дуб зеленый;
Златая цепь на дубе том:
И днем и ночью кот ученый
Всё ходит по цепи кругом;Идёт направо – песнь заводит,
Налево – сказку говорит.
Там чудеса: там леший бродит,
Русалка на ветвях сидит;
С. Есенин

14 126 14
132 17 43…
16 42 511
704 83

170! 16 39
514 700 142
612 349
17 114 02

С. Есенин
(Письмо к женщине)Вы помните, Вы всё, конечно, помните,
Как я стоял, Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое В лицо бросали мне.Любимая! Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был как лошадь, загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.
С. Есенин

45 132 17
27 16 32
2 4 10 220
340 5 4 2

18 7 4 8
915 45
327 6 48
28 3 4 5

С. Есенин
(Письмо матери)Ты жива еще, моя старушка?
Жив и я. Привет тебе, привет!
Пусть струится над твоей избушкой
Тот вечерний несказанный свет.Пишут мне, что ты, тая тревогу,
Загрустила шибко обо мне,
Что ты часто ходишь на дорогу
В старомодном ветхом шушуне.
А. Блок

5 32 4 8
146 132

4 5 7 38
6 9 3 4 2

1 11 17
13 6 1 3 2

5 29 6 16
4 8 32

А. Блок
(из цикла “Пляски смерти”)Ночь, улица, фонарь, аптека,
Бессмысленный и тусклый свет.Живи еще хоть четверть века –
Все будет так. Исхода нет.

Умрешь – начнешь опять сначала
И повторится все, как встарь:

Ночь, ледяная рябь канала,
Аптека, улица, фонарь.

Жили у бабуси…

40 38
2 128
1 10 1 10
2 128

Жили у бабуси…

Жили у бабуси
Два весёлых гуся,
Один – серый, другой – белый,
Два весёлых гуся.

Гимн Советского Союза

16 13
12 4
17 15 14 2
13 16
4 12
15 14 132!

Гимн Советского Союза

Союз нерушимый
республик свободных
Сплотила навеки Великая Русь.
Да здравствует созданный
волей народов
Единый, могучий Советский Союз!

Бодрые стихи

2 15 42
42 15
37 08 5
20 20 20!

7 14 100 0
2 00 13
37 08 5
20 20 20!

38 46
0 4 20
7 08 33
20 20 20!

45 108 2
47 16
3 4 502
20 20 20!

7 14 100 0
0 0 0 13
37 08 5
20 20 20!

Бодрые стихи
Грустные стихи

511 16
5 20 337
712 19
2.000.047

3 1.512
16.025
11 0 3 15
100.006 0 2 0 5

Грустные стихи
А.Фет

40 18
42 06
20 8 20
219
300 40 6

А.Фет

Ласточки пропали,
А вчера зарей
Всё грачи летали
Да как сеть мелькали
Вон над той горой

Считалка 1

40 9 3 15
30 8 2 17
20 10 60
7 13 50

Считалка 1

Вышел месяц из тумана,
Вынул ножик из кармана.
Буду резать, буду бить –
Всё равно тебе водить.

Считалка 2

2 12 46
48 3 06
33 1 102
8 30 32

Считалка 2
Частушки 1

2 4 37
42 15
230 5 6 7
29 20

Частушки 1
Частушки 2

10 40 5 15
1.000.000 14,
39 8 20,
25 11…

Частушки 2
А. Дольский

Арифметика

Однажды 2/12 позвали 3/13:
– Пойдемте, 3/13, пройдемся вечерком.
– Ах, что Вы, 2/12, – смутились 3/13, –
Увидят 5/15, что Вы со мной вдвоём.

– Пусть видят 5/15, – сказали 2/12, –
Мне это, 3/13, поверьте, все равно.
Пусть знают 5/15, – сказали 2/12, –
Что я Вас, 3/13, люблю уже давно.

– И я Вас, 2/12, – сказали 3/13, –
Пройдемте, 2/12, подайте мне пальто.
Ну что нам 5/15, ну что нам 6/16,
Ну что нам 7/17 и даже если 100!

Источник: mooseum.ru

Стих про цифру 9

Ой с шестёркой что-то стало, ой наверное упала
На дорожке подскользнулась, в воздухе перевернулась
Нет ребята это девять, девять знают все на свете
Нолик с хвостиком внизу нужно знать нам наизусть

На что похожа?

Интересным вопросом, который можно задать малышу, будет такой: на что похожа цифра 9?

на что похожа цифра 9

на что похожа цифра 9

стихи про цифру 9

Наверное, первым ответом будет «на перевернутую цифру 6». А уж потом начнем сравнивать с предметами и явлениями. В этом могут отлично помочь фото различных предметов, похожих на девятку, ребусы, где цифры часто бывают зашифрованы с помощью других слов и понятий, цифра 9 в картинках и т.д.

Существует еще множество различных заданий, где задействована цифра 9.

Развивать сообразительность и одновременно считать до 9 помогут загадки. Именно загадки как жанр фольклора дают богатую пищу для ума. Прочитайте загадки детям, и пусть они отгадают, о какой цифре идет речь. Загадки помогут интересно начать урок, чтобы малыши включились в работу.

стишки про цифру 9

загадка про цифру 9
стихотворение про цифру 9

Развивать речь, дикцию на занятиях помогут поговорки, пословицы, скороговорки, стихи. Они не только научат считать до 9, но и правильно выговаривать звуки и строить предложения. Интересен стишок С.Маршака «Веселый счет», где присутствуют все цифры, но вы можете взять из него только отрывок, в котором описывается число 9. Стихи есть и у других авторов, например, А.Барто. Скачать стихи про цифру 9 вы можете на нашем сайте. Попросите ребят дома вместе с родителями найти стишки о цифрах. Стихи также помогут интересно и неожиданно начать урок, если вы как учитель идете к ребятам в 1 класс.

Цифра 9 пословицы и поговорки

Пословицы и поговорки, которые, как правило, имеют назидательный характер, могут использоваться в середине занятия или в качестве домашнего задания. Интересно будет предложить изобразить, о чем рассказывают пословицы и поговорки в картинках. Пусть малыши дома сами нарисуют, как они понимают заданные пословицы и поговорки. Также им придется потренироваться писать число 9, чтобы изобразить содержание фольклорных произведений.

цифра 9 по-английски
Цифра 9 в английском языке.

цифра 9 оригами

Развитию речи у детей будут способствовать скороговорки. Предложите их ребятам в качестве отдыха между письмом или другими видами работы.

Развивать мелкую моторику, аккуратность и творческое мышление поможет раскраска с цифрой 9. Малыш при этом не только изучает и запоминает число, но и учится обводить рисунки по контуру, раскрашивать, не вылезая за обозначенные линии. Раскраска представляет собой отличную подготовку перед тем, как ребенок начнет учиться писать. Также раскраска послужит домашним заданием для дошкольников или ребят, посещающих 1 класс. Многие учителя склонны считать, что раскраска для школы уже неактуальна: ее место занимают прописи. Однако напрасно: раскраска может стать отличным пособием для интегрированного урока математики и рисования.

цифра 9 раскраска
раскраска цифра 9
раскрашиваем цифру 9
цифра 9 картинка раскраска

Изучать цифру 9 можно, предложив малышу ребусы. Сами по себе ребусы представляют зашифрованное слово, в данном случае, число 9. Чтобы отгадать ребусы, потребуется немало сообразительности.

ребусы про цифры

Чтобы научиться писать число 9, ребенку обязательно потребуются прописи. Перед тем, как писать самостоятельно, пусть он попробует обвести цифру. Затем пусть пробудет писать сам. Стимулируйте ребенка, чаще хвалите его, тогда наверняка все получится.

цифра 9 прописи
как правильно писать цифру 9
как правильно писать цифру 9
Цифра 9 прописи для детей

Посвящение

Для вас, души моей царицы, Красавицы, для вас одних Времен минувших небылицы, В часы досугов золотых, Под шопот старины болтливой, Рукою верной я писал; Примите ж вы мой труд игривый! Ничьих не требуя похвал, Счастлив уж я надеждой сладкой, Что дева с трепетом любви Посмотрит, может быть, украдкой На песни грешные мои.

Песнь первая

У лукоморья дуб зеленый, Златая цепь на дубе том: И днем и ночью кот ученый Всё ходит по цепи кругом; Идет направо — песнь заводит, Налево — сказку говорит.

Там чудеса: там леший бродит, Русалка на ветвях сидит; Там на неведомых дорожках Следы невиданных зверей; Избушка там на курьих ножках Стоит без окон, без дверей; Там лес и дол видений полны; Там о заре прихлынут волны На брег песчаный и пустой, И тридцать витязей прекрасных; Чредой из вод выходят ясных, И с ними дядька их морской; Там королевич мимоходом Пленяет грозного царя; Там в облаках перед народом Через леса, через моря Колдун несет богатыря; В темнице там царевна тужит, А бурый волк ей верно служит; Там ступа с Бабою Ягой Идет, бредет сама собой; Там царь Кащей над златом чахнет; Там русской дух… там Русью пахнет! И там я был, и мед я пил; У моря видел дуб зеленый; Под ним сидел, и кот ученый Свои мне сказки говорил. Одну я помню: сказку эту Поведаю теперь я свету…

Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой.

В толпе могучих сыновей, С друзьями, в гриднице высокой Владимир-солнце пировал; Меньшую дочь он выдавал За князя храброго Руслана И мед из тяжкого стакана За их здоровье выпивал. Не скоро ели предки наши, Не скоро двигались кругом Ковши, серебряные чаши С кипящим пивом и вином. Они веселье в сердце лили, Шипела пена по краям, Их важно чашники носили И низко кланялись гостям.

Слилися речи в шум невнятный: Жужжит гостей веселый круг; Но вдруг раздался глас приятный И звонких гуслей беглый звук; Все смолкли, слушают Баяна: И славит сладостный певец Людмилу-прелесть и Руслана И Лелем свитый им венец.

Но, страстью пылкой утомленный, Не ест, не пьет Руслан влюбленный; На друга милого глядит, Вздыхает, сердится, горит И, щипля ус от нетерпенья, Считает каждые мгновенья. В уныньи, с пасмурным челом, За шумным, свадебным столом Сидят три витязя младые; Безмолвны, за ковшом пустым, Забыли кубки круговые, И брашна неприятны им; Не слышат вещего Баяна; Потупили смущенный взгляд: То три соперника Руслана; В душе несчастные таят Любви и ненависти яд. Один — Рогдай, воитель смелый, Мечом раздвинувший пределы Богатых киевских полей; Другой — Фарлаф, крикун надменный, В пирах никем не побежденный, Но воин скромный средь мечей; Последний, полный страстной думы, Младой хазарский хан Ратмир: Все трое бледны и угрюмы, И пир веселый им не в пир.

Вот кончен он; встают рядами, Смешались шумными толпами, И все глядят на молодых: Невеста очи опустила, Как будто сердцем приуныла, И светел радостный жених. Но тень объемлет всю природу, Уж близко к полночи глухой; Бояре, задремав от меду, С поклоном убрались домой. Жених в восторге, в упоенье: Ласкает он в воображенье Стыдливой девы красоту; Но с тайным, грустным умиленьем Великий князь благословеньем Дарует юную чету.

И вот невесту молодую Ведут на брачную постель; Огни погасли… и ночную Лампаду зажигает Лель. Свершились милые надежды, Любви готовятся дары; Падут ревнивые одежды На цареградские ковры… Вы слышите ль влюбленный шопот И поцелуев сладкий звук И прерывающийся ропот Последней робости?… Супруг Восторги чувствует заране; И вот они настали… Вдруг Гром грянул, свет блеснул в тумане, Лампада гаснет, дым бежит, Кругом всё смерклось, всё дрожит, И замерла душа в Руслане.. . Всё смолкло. В грозной тишине Раздался дважды голос странный, И кто-то в дымной глубине Взвился чернее мглы туманной. И снова терем пуст и тих; Встает испуганный жених, С лица катится пот остылый; Трепеща, хладною рукой Он вопрошает мрак немой… О горе: нет подруги милой! Хватает воздух он пустой; Людмилы нет во тьме густой, Похищена безвестной силой.

Ах, если мученик любви Страдает страстью безнадежно; Хоть грустно жить, друзья мои, Однако жить еще возможно. Но после долгих, долгих лет Обнять влюбленную подругу, Желаний, слез, тоски предмет, И вдруг минутную супругу Навек утратить… о друзья, Конечно лучше б умер я!

Однако жив Руслан несчастный. Но что сказал великий князь? Сраженный вдруг молвой ужасной, На зятя гневом распалясь, Его и двор он созывает: “Где, где Людмила?” — вопрошает С ужасным, пламенным челом. Руслан не слышит. “Дети, други! Я помню прежние заслуги: О, сжальтесь вы над стариком! Скажите, кто из вас согласен Скакать за дочерью моей? Чей подвиг будет не напрасен, Тому — терзайся, плачь, злодей! Не мог сберечь жены своей! — Тому я дам ее в супруги С полцарством прадедов моих. Кто ж вызовется, дети, други?.” “Я”, — молвил горестный жених. “Я! я!” — воскликнули с Рогдаем Фарлаф и радостный Ратмир: „Сейчас коней своих седлаем; Мы рады весь изъездить мир. Отец наш, не продлим разлуки; Не бойся: едем за княжной». И с благодарностью немой В слезах к ним простирает руки Старик, измученный тоской.

Все четверо выходят вместе; Руслан уныньем как убит; Мысль о потерянной невесте Его терзает и мертвит. Садятся на коней ретивых; Вдоль берегов Днепра счастливых Летят в клубящейся пыли; Уже скрываются вдали; Уж всадников не видно боле… Но долго всё еще глядит Великий князь в пустое поле И думой им вослед летит.

Руслан томился молчаливо, И смысл и память потеряв. Через плечо глядя спесиво И важно подбочась, Фарлаф Надувшись ехал за Русланом. Он говорит: “насилу я На волю вырвался, друзья! Ну, скоро ль встречусь с великаном? Уж то-то крови будет течь, Уж то-то жертв любви ревнивой! Повеселись, мой верный меч, Повеселись, мой конь ретивый!”

Хазарский хан, в уме своем Уже Людмилу обнимая, Едва не пляшет над седлом; В нем кровь играет молодая, Огня надежды полон взор; То скачет он во весь опор, То дразнит бегуна лихого, Кружит, подъемлет на дыбы, Иль дерзко мчит на холмы снова.

Рогдай угрюм, молчит — ни слова. Страшась неведомой судьбы И мучась ревностью напрасной, Всех больше беспокоен он, И часто взор его ужасный На князя мрачно устремлен.

Соперники одной дорогой Все вместе едут целый день. Днепра стал темен брег отлогой; С востока льется ночи тень; Туманы над Днепром глубоким; Пора коням их отдохнуть. Вот под горой путем широким Широкий пересекся путь. “Разъедемся, пopa! — сказали, Безвестной вверимся судьбе”. И каждый конь, не чуя стали, По воле путь избрал себе.

Что делаешь, Руслан несчастный, Один в пустынной тишине? Людмилу, свадьбы день ужасный, Всё, мнится, видел ты во сне. На брови медный шлем надвинув, Из мощных рук узду покинув, Ты шагом едешь меж полей, И медленно в душе твоей Надежда гибнет, гаснет вера.

Но вдруг пред витязем пещера В пещере свет. Он прямо к ней Идет под дремлющие своды, Ровесники самой природы. Вошел с уныньем: что же зрит? В пещере старец; ясный вид, Спокойный взор, брада седая; Лампада перед ним горит; За древней книгой он сидит, Ее внимательно читая. “Добро пожаловать, мой сын! — Сказал с улыбкой он Руслану: Уж двадцать лет я здесь один Во мраке старой жизни вяну; Но наконец дождался дня, Давно предвиденного мною, Мы вместе сведены судьбою; Садись и выслушай меня. Руслан, лишился ты Людмилы; Твой твердый дух теряет силы; Но зла промчится быстрый миг: На время рок тебя постиг. С надеждой, верою веселой Иди на всё, не унывай; Вперед! мечом и грудью смелой Свой путь на полночь пробивай.

Узнай, Руслан: твой оскорбитель — Волшебник страшный Черномор, Красавиц давний похититель, Полнощных обладатель гор. Еще ничей в его обитель Не проникал доныне взор; Но ты, злых козней истребитель, В нее ты вступишь, и злодей Погибнет от руки твоей. Тебе сказать не должен боле: Судьба твоих грядущих дней, Мой сын, в твоей отныне воле”.

Наш витязь старцу пал к ногам И в радости лобзает руку. Светлеет мир его очам, И сердце позабыло муку. Вновь ожил он; и вдруг опять На вспыхнувшем лице кручина… “Ясна тоски твоей причина; Но грусть не трудно разогнать, — Сказал старик: тебе ужасна Любовь седого колдуна; Спокойся, знай: она напрасна И юной деве не страшна. Он звезды сводит с небосклона, Он свистнет — задрожит луна; Но против времени закона Его наука не сильна. Ревнивый, трепетный хранитель Замков безжалостных дверей, Он только немощный мучитель Прелестной пленницы своей. Вокруг нее он молча бродит, Клянет жестокий жребий свой… Но, добрый витязь, день проходит, А нужен для тебя покой”.

Руслан на мягкий мох ложится Пред умирающим огнем; Он ищет позабыться сном, Вздыхает, медленно вертится.. Напрасно! Витязь наконец: “Не спится что-то, мой отец! Что делать: болен я душою, И сон не в сон, как тошно жить. Позволь мне сердце освежить Твоей беседою святою. Прости мне дерзостный вопрос, Откройся: кто ты, благодатный Судьбы наперсник непонятный, В пустыню кто тебя занес?”

Вздохнув с улыбкою печальной, Старик в ответ: “любезный сын, Уж я забыл отчизны дальной Угрюмый край. Природный финн, В долинах, нам одним известных, Гоняя стадо сел окрестных, В беспечной юности я знал Одни дремучие дубравы, Ручьи, пещеры наших скал Да дикой бедности забавы. Но жить в отрадной тишине Дано не долго было мне.

Тогда близ нашего селенья, Как милый цвет уединенья, Жила Наина. Меж подруг Она гремела красотою. Однажды утренней порою Свои стада на темный луг Я гнал, волынку надувая; Передо мной шумел поток. Одна, красавица младая На берегу плела венок. Меня влекла моя судьбина… Ах, витязь, то была Наина! Я к ней — и пламень роковой За дерзкий взор мне был наградой, И я любовь узнал душой С ее небесною отрадой, С ее мучительной тоской.

Умчалась года половина; Я с трепетом открылся ей, Сказал: люблю тебя, Наина. Но робкой горести моей Наина с гордостью внимала, Лишь прелести свои любя, И равнодушно отвечала: “Пастух, я не люблю тебя!”

И всё мне дико, мрачно стало: Родная куща, тень дубров, Веселы игры пастухов — Ничто тоски не утешало. В уныньи сердце сохло, вяло. И наконец задумал я Оставить финские поля; Морей неверные пучины С дружиной братской переплыть, И бранной славой заслужить Вниманье гордое Наины. Я вызвал смелых рыбаков Искать опасностей и злата. Впервые тихий край отцов Услышал бранный звук булата И шум немирных челноков. Я вдаль уплыл, надежды полный, С толпой бесстрашных земляков; Мы десять лет снега и волны Багрили кровию врагов. Молва неслась: цари чужбины Страшились дерзости моей; Их горделивые дружины Бежали северных мечей. Мы весело, мы грозно бились, Делили дани и дары, И с побежденными садились За дружелюбные пиры. Но сердце, полное Наиной, Под шумом битвы и пиров, Томилось тайною кручиной, Искало финских берегов. Пора домой, сказал я, други! Повесим праздные кольчуги Под сенью хижины родной. Сказал — и весла зашумели; И, страх оставя за собой, В залив отчизны дорогой Мы с гордой радостью влетели.

Сбылись давнишние мечты, Сбылися пылкие желанья! Минута сладкого свиданья, И для меня блеснула ты! К ногам красавицы надменной Принес я меч окровавленный, Кораллы, злато и жемчуг; Пред нею, страстью упоенный, Безмолвным роем окруженный Ее завистливых подруг, Стоял я пленником послушным, Но дева скрылась от меня, Примолвя с видом равнодушным: “Герой, я не люблю тебя!”

К чему рассказывать, мой сын, Чего пересказать нет силы? Ах, и теперь один, один, Душой уснув, в дверях могилы, Я помню горесть, и порой, Как о минувшем мысль родится, По бороде моей седой Слеза тяжелая катится.

Но слушай: в родине моей Между пустынных рыбарей Наука дивная таится. Под кровом вечной тишины, Среди лесов, в глуши далекой Живут седые колдуны; К предметам мудрости высокой Все мысли их устремлены; Всё слышит голос их ужасный, Что было и что будет вновь, И грозной воле их подвластны И гроб и самая любовь.

И я, любви искатель жадный, Решился в грусти безотрадной Наину чарами привлечь И в гордом сердце девы хладной Любовь волшебствами зажечь. Спешил в объятия свободы, В уединенный мрак лесов; И там, в ученьи колдунов, Провел невидимые годы. Настал давно желанный миг, И тайну страшную природы Я светлой мыслию постиг: Узнал я силу заклинаньям. Венец любви, венец желаньям! Теперь, Наина, ты моя! Победа наша, думал я. Но в самом деле победитель Был рок, упорный мой гонитель.

В мечтах надежды молодой, В восторге пылкого желанья, Творю поспешно заклинанья, Зову духов — и в тьме лесной Стрела промчалась громовая, Волшебный вихорь поднял вой, Земля вздрогнула под ногой… И вдруг сидит передо мной Старушка дряхлая, седая, Глазами впалыми сверкая, С горбом, с трясучей головой, Печальной ветхости картина. Ах, витязь, то была Наина!.. Я ужаснулся и молчал, Глазами страшный призрак мерил, В сомненьи всё еще не верил И вдруг заплакал, закричал: Возможно ль! ах, Наина, ты ли! Наина, где твоя краса? Скажи, ужели небеса Тебя так страшно изменили? Скажи, давно ль, оставя свет, Расстался я с душой и с милой? Давно ли?. “Ровно сорок лет, — Был девы роковой ответ: — Сегодня семьдесят мне било. Что делать, — мне пищит она, — Толпою годы пролетели, Прошла моя, твоя весна — Мы оба постареть успели. Но, друг, послушай: не беда Неверной младости утрата. Конечно, я теперь седа, Немножко, может быть, горбата; Не то, что встарину была, Не так жива, не так мила; Зато (прибавила болтунья) Открою тайну: я колдунья!”

И было в самом деле так. Немой, недвижный перед нею, Я совершенный был дурак Со всей премудростью моею.

Но вот ужасно: колдовство Вполне свершилось по несчастью. Мое седое божество Ко мне пылало новой страстью. Скривив улыбкой страшный рот, Могильным голосом урод Бормочет мне любви признанье. Вообрази мое страданье! Я трепетал, потупя взор; Она сквозь кашель продолжала Тяжелый, страстный разговор: “Так, сердце я теперь узнала; Я вижу, верный друг, оно Для нежной страсти рождено; Проснулись чувства, я сгораю Томлюсь желаньями любви… Приди в объятия мои… О милый, милый! умираю…”

И между тем она, Руслан, Мигала томными глазами; И между тем за мой кафтан Держалась тощими руками; И между тем — я обмирал, От ужаса, зажмуря очи; И вдруг терпеть не стало мочи; Я с криком вырвался, бежал. Она вослед: “о, недостойный! Ты возмутил мой век спокойный, Невинной девы ясны дни! Добился ты любви Наины, И презираешь — вот мужчины! Изменой дышат все они! Увы, сама себя вини; Он обольстил меня, несчастный! Я отдалась любови страстной. .. Изменник, изверг! о позор! Но трепещи, девичий вор!”

Так мы расстались. С этих пор Живу в моем уединенье С разочарованной душой; И в мире старцу утешенье Природа, мудрость и покой. Уже зовет меня могила; Но чувства прежние свои Еще старушка не забыла И пламя поздное любви С досады в злобу превратила. Душою черной зло любя, Колдунья старая конечно Возненавидит и тебя; Но горе на земле не вечно”.

Наш витязь с жадностью внимал Рассказы старца: ясны очи Дремотой легкой не смыкал И тихого полета ночи В глубокой думе не слыхал. Но день блистает лучезарный… Со вздохом витязь благодарный Объемлет старца-колдуна; Душа надеждою полна; Выходит вон. Ногами стиснул Руслан заржавшего коня, В седле оправился, присвистнул. “Отец мой, не оставь меня”. И скачет по пустому лугу. Седой мудрец младому другу Кричит вослед: “счастливый путь! Прости, люби свою супругу, Советов старца не забудь!”