Стих родина блок читать опять как годы золотые

Стих родина блок читать опять как годы золотые

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться со стихотворением Россия.
История создания – написано произведение в 1908 году, когда Александр Блок глубоко разочаровался в существующем режиме и страстно ждал революции. Позднее оно вошло в цикл под названием “Родина”.

Тема стихотворения – любовь к Родине, даже если она несовершенна.

Композиция – двухчастная, в первой части пять строф, во второй – одна строфа из шести строк.

Жанр – гражданская лирика.

Стихотворный размер – четырёхстопный ямб.

Эпитеты – “золотые годы”, “стертые шлеи”, “расхлябанные колеи”, “расписные спицы”, “серые избы”, “прекрасные черты”.

Метафоры – “крест свой бережно несу”, “какому хочешь чародею отдай разбойную красу”, “забота затуманит черты”, “звенит тоской острожной”.

Сравнение – “как слёзы первые любви”.

История создания

Как и у многих русских поэтов, у Александра Блока любовь к России была странной, то есть он любил её не за достоинства, а вопреки недостаткам. Понимая, что его стране далеко до большинства европейских государств, он всё же не мог её не любить. Стихотворение “Россия”, написанное в 1908 году, как раз об этом.

К моменту его написания Александр Александрович окончательно разочаровался в существующем государственном устройстве и остро ждал революционных событий. Именно о них он и говорит, как о невозможном, которое всё же возможно.

“Россия” стала частью поэтического цикла “Родина”, куда вошли стихотворения 1907–1916 годов написания.

Композиция

Разделенное на две части произведение начинается с отсылки к Гоголю – “опять” мчится Русь-тройка, сама не понимая, куда. Лирический герой понимает, что его страна – нищая и серая, но все равно любит её, не задумываясь о причинах этого чувства.

И он, безусловно, восхищается ею – вне зависимости от того, кто ею правит, она стойко переносит все невзгоды, только грустит немного больше. Основная проблема, которую ставит в своем произведении Блок, – это несение своего креста. То есть в его понимании, родившись в России, нужно и жить в этой стране, и свои чувства также посвящать ей. Она при этом остается неизменно прекрасной в глазах любящего её сына – этой мыслью и завершается первая часть стиха.

Вторая часть – всего шесть строк. В нём появляется мотив дороги, который закольцовывает композицию, но если в первой строфе Россия мчалась куда-то, то теперь Блок видит расстилающуюся перед ней дорогу в светлое будущее. Россия всегда находится в поиске пути. И хотя песня ямщика всё так же звучит острожной тоской, но в дорожной дали мелькает надежда – взор красавицы.

Анализ стихотворения Блока «Россия»

Вариант 1

Александр Блок – один из немногих русских поэтов, который принял октябрьскую революцию, но, разочаровавшись в новом режиме, все же не пожелал покидать родину. Объясняется подобное поведение не только патриотизмом и любовью к своей стране, но и верой в то, что Россия – действительно могущественная держава, которая способна восстать из пепла.

Задолго до революции, осенью 1908 году Александр Блок написал удивительное стихотворение под названием «Россия», которому суждено было стать пророческим. Примечательно, что заложенным в нем идеям сам поэт остался верен до самой смерти, считая, что война и смена политического строя не могут существенно повлиять на устои государства и менталитет людей – сильных, работящих и с должным уважением принимающих все то, что уготовила им судьба.

Александр Блок не питает иллюзий по поводу своей родины, считая, что во многих отношениях ей далеко до развитых западных стран. Поэтому свое стихотворение он начинает со строк о том, что в России, которая уже вступила в новый, 20 век, ничего не меняется. Вместо автомобиля – обычная повозка со стертыми шлеями в упряжке. И по-прежнему, как и во времена юности поэта, «вязнут спицы расписные в расхлябанные колеи…».

Автор видит всю убогость и нищету крестьянского быта, серые покосившиеся избы и угрюмых людей, которые озабочены лишь тем, как прокормить свои многочисленные семьи. Однако Александр Блок признается, что не испытывает жалости к своей стране, заведомо зная, что она и ее жители будут обмануты еще не раз. В этом он видит своего рода крест судьбы, от которого никуда не деться. Остается лишь смириться и нести его до самого конца, укрепляя свою веру в то, что когда-нибудь, возможно, жизнь изменится к лучшему.

У России, по мнению поэта, много слабостей, одной из которых является доверчивость и простота. Поэтому свою родину поэт сравнивает с обманутой женщиной, которая даже в самых сложных ситуациях не пропадет – «одной заботой боле – одной слезой река шумней». Однако главная сила России заключается в ее монументальности, ведь даже самые сильные потрясения не способны сломить ее традиции и устои, которые создавались веками. Эти тяжесть и неповоротливость уже неоднократно спасали страну от полного краха, надежно защищая как от внутренних, так и от внешних врагов.

Однако Александр Блок понимает, что новая эпоха несет с собой перемены, проигнорировать которые Россия будет уже не в состоянии. Тем не менее, поэт очень надеется на то, что «невозможное возможно», и вместо хаоса и разрушений, которые ожидают Россию при смене общественно-политической формации, в стране воцарятся мир, равенство и справедливость. И сам же признается в утопичности подобных идей, раскрывая свои карты и втайне посмеиваясь над тем, что нет смысла думать о преобразованиях, «когда звенит тоской острожной глухая песня ямщика».

Сегодня, спустя более чем век после создания стихотворения «Россия», следует признать, что Александр Блок оказался во многом прав. Ведь мегаполисы западного образца – лишь вершина айсберга, которая именуется цивилизацией. В то же время российская глубинка по-прежнему остается нищей, убогой и беспросветной. И также вместо автомобилей на разбитых проселочных дорогах сегодня можно увидеть скрипучие телеги, которые увязают в грязи.

Но именно в этой первобытности и дикости, по мнению поэта, кроется подлинная сила России, ее уникальная способность преодолевать трудности и находить выход даже из самых сложных ситуаций, которые для русского человека и для страны в целом – лишь капля в море череды повседневных забот и проблем, на которые все мы попросту перестали обращать внимание.

Вариант 2

Стихотворение «Россия» было создано А.А. Блоком в 1908 го­ду. Основная тема его – тема Родины, России. Мы можем отне­сти произведение к гражданской, патриотической лирике. Так­же мы видим здесь попытку философского осмысления судьбы России. В первой строфе стихотворения возникает тема дороги. Кар­тина создается конкретными деталями: мы видим «три стертые шлеи», «спицы расписные», «расхлябанные колеи». Затем лири­ческий герой признается в своей любви к Родине:

Россия, нищая Россия,

Мне избы серые твои,

Твои мне песни ветровые, –

Как слезы первые любви!

Мы понимаем, что судьба его и судьба России неразделимы, слиты воедино. Герой со смирением принимает все происходя­щее в стране, он готов разделить с Родиной ее участь, ее трудно­сти и невзгоды: «И крест свой бережно несу…». Он осознает, что страну ожидает непростая, драматическая судьба. Ведь недаром «глухая песня ямщика» звенит «тоской острожной», а краса Рос­сии – «разбойная». Здесь возникает едва уловимый мотив рус­ского бунта, и этот момент всегда был в центре внимания поэта.

Образ России в произведении двойственен. С одной сторо­ны, это нищая, сирая страна, где «серые избы», «расхлябанные колеи». С другой стороны, это страна огромного внутреннего потенциала, духовных откровений: здесь «невозможное возмож­но». В этих строках звучит вера лирического героя в Россию, в ее скрытые силы. Здесь невольно вспоминаются тютчевские строчки:

Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить.

У ней особенная стать –

В Россию можно только верить.

Оба поэта используют прием олицетворения, но образ Блока более конкретен: Россия предстает у него в образе прекрасной женщины, матери, жены, возлюбленной (в этом отличительная, оригинальная черта патриотической лирики Блока, это придает патриотическим чувствам лирического героя и этой теме особую интимность). Поэт наделяет ее конкретными чертами: у нее – «разбойная краса», «плат узорный до бровей».

В финале стихотворения вновь возникает мотив дороги. И здесь мы вспомним лирическое отступление Н.В. Гоголя о Руси-тройке из поэмы «Мертвые души», стихотворение Н. А. Некрасова «Тройка».

Таким образом, произведение имеет кольцевую компози­цию – начинается и завершается оно образом дороги, что само по себе символично: Россия находится в вечном движении, в поиске своего пути. Стихотворение написано четырехстопным ямбом. Поэт ис­пользует различные средства художественной выразительности: эпитеты («в годы золотые», «разбойную красу»), сравнение и инверсию («Как слезы первые любви»), фразеологизм («И крест свой бережно несу»).

Произведение мы можем рассматривать в контексте лиричес­ких размышлений Блока о судьбе России – стихотворений «Русь», «Осенний день», «Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?», «Рожденные в года глухие…», цикла «На поле Кули­ковом», поэм «Двенадцать», «Скифы».

Вариант 3

Стихотворение “Россия” начинается и заканчивается темой дороги. Путь, дорога символизируют ряд постоянно происходящих изменений. В стихотворении охватывается время, начиная от времён золотых и кончая далёким будущим, скрывающимся за горизонтом.

А. Блок любил Россию странною любовью, любил её такой, какая она есть: с грязью, нищетой, серыми тонами, обманом, слезами, — но и сквозь эти непривлекательные черты поэт мог увидеть отблески былого величия своей родины: расписные спицы, прекрасные черты, благолепие леса да поля, узорный плат до бровей.

Во многих стихотворения Блока Россия одушевляется женщиной. Эта женщина очень загадочна, и всё же некоторые её черты Блок описывает: она красива в своей простоте, заботлива и чувственна (об этом говорят её слёзы). Однако, помимо этих положительных качеств, у этой женщины есть и отрицательные. С тех пор, как прошли “годы золотые”, она обнищала, и, что ещё хуже, стала попадать под сильное влияние “чародеев” — других стран, нахально желающих воспользоваться богатством России. Но что толку жалеть Россию?

Гораздо полезнеё приложить все свои силы, чтобы защитить свою родину от этих “чародеев”, от обмана, помочь поднять страну до уровня былого величия. И даже если недоброжелателям удастся поставить нищую Россию в материальную зависимость, заманить её на край гибели (по мнению этих “чародеев”), но Россия и в этом случае не пропадёт и “не сгинет”, ведь у неё есть бесценные природные богатства (лес да поле) и неугасающая вера в возрождение (в будущем “невозможное возможно”, “дорога долгая легка”).

Читая стихотворение “Россия”, мы, будто на машине времени, проносимся от былых золотых лет по теперешней грязи, в которой вязнут расписные спицы и оттого ещё больше пачкаются. Всё больше серых, грязных тонов мы встречаем на своём пути, “слёзы первые любви” очень скоро сменяются рекой, и уже совершенно не важно, больше ли, меньше ли в ней на одну слезинку. Мы встречаем крест — символ тяжёлой ноши, нелёгкой судьбы русского человека.

И вместе с тем это святой знак, дающий нам право надеяться, что Господь обязательно поможет. Надежда на светлое будущее — неотъемлемая черта русского человека и, разумеется, женщины, названной Россией. И чем больше мы привыкаем к серому колориту нищеты, ветхим избушкам, грязи, тем с большей гордостью храним нашу русскую природу и самые простые её атрибуты (лес да поле).

Если в цветовом плане стихотворение “Россия” имеет неброский колорит, то звуки и осязательные ощущения у каждого читателя возникают свои. Автор не оставил конкретных “звуковых” вех, разве что “песни ветровые”, но всё же, если окунуться в этот “серенький” мир российских будней, то можно услышать хлюпанье грязи под ногами, скрип колёс и отдалённые звуки женского плача. Грусть, печаль, нищета усиливаются аллитерацией глухих согласных: “т” (опять, золотые, три стёртых, треплются — в первом; обманет, забота затуманит свои черты — в четвёртом четверостишии), “ш” (не пропадёшь, не сгинешь, лишь). В последнем шестистишии, напротив, очень много звонких согласных, что усиливает веру в светлое будущее.

Поэзия А. Блока в целом и данное стихотворение очень актуальны в настоящее время, когда Россия попала в зависимость от Запада. Неразрывная связь судьбы отдельно взятого человека (его “крест”) и судьбы России — вот что хотел подчеркнуть Блок в данном стихотворении. Если каждый человек будет думать о том, как принести пользу своей стране, тогда невозможное обязательно станет возможным.

Вариант 4

Тема родины относится к числу вечных в поэзии. К ней обращались художники слова во все времена. Но в творчестве А.Блока эта тема обретает особое звучание. Ведь поэт жил на рубеже веков, о себе и своих современниках он сказал: “Мы — дети страшных лет России”.

Предчувствие “неслыханных перемен” и “невиданных мятежей” отбрасывало особый отблеск на любовь А.Блока к России, делало ее противоречивой и обостренной. В ранней поэзии А.Блока тема России не звучит как самостоятельная. Но все события его духовной жизни проходят на фоне русского пейзажа. Например, в стихотворении 1901 года “Видно дни золотые пришли…”:

“Видно, дни золотые пришли,

Все деревья стоят как в сияньи.

Ночью холодом веет с земли;

Утром белая церковь вдали

И близка и ясна очертаньем”.

Героиня блоковских стихов ранних лет обретает черты царевны из русских сказок, жилище ее — заколдованный терем, а герой- царевич, князь, жених. Поэзию А.Блока этих лет пронизывают образы русской культуры, нередко в их романтическом облике, например в стихотворении “Ночь на Новый год”, возникает образ Светланы, героини баллады В.Жуковского. Мир ранней поэзии А.Блока — это мир прекрасной мечты, и этой прекрасной мечтой окутан образ России.

К постижению родины подлинной, далекой от чарующей сказки, поэт шел через мотивы страшного мира. Именно в этот страшный мир попадает блоковский герой, уйдя от Прекрасной Дамы, выйдя из заповедного сада своих ранних стихов в страшный мир природы, где звезды и зори сменяет мир мхов, болот с хромыми лягушками, ржавых кочек и пней. Населяют эту природу диковинные существа: колдуны и косматые ведьмы, “твари весенние”, чертята, “больная русалка”.

Не менее страшен и облик людей, обитающих в этом мире: это герои зловещего балагана, носители “всемирной пошлости”, живые мертвецы, как например, в цикле стихов “Пляски смерти”. Наиболее известное стихотворение этого цикла — “Ночь, улица, фонарь, аптека…”, в котором самой композицией подчеркнута полная безысходность, замкнутость жизни в страшный круг. Однако страшный мир ‑это не только мир вокруг поэта, это и мир в нем самом.

Так, в самом своем известном стихотворении, надолго ставшем символом поэзии А.Блока — “Незнакомка” — лирический герой принадлежит двум мирам: миру мечты, поэзии, где все окутано дымкой тайны, а поэт — хранитель этой тайны. Но он же не отделяет себя и от низменного, пошлого мира “испытанных остряков”, бездушной и мертвенной природы, в которой самое поэтичное ее явление — луна на небе — превращается в мертвый диск. Недаром заканчивается стихотворение возвращением лирического героя от мечты к реальности.

Вариант 5

Замечательные произведения подарил нам поэт-символист Александр Блок, его творчество наполнено духовностью, пониманием. Важное стихотворение, на которое стоит обратить внимание – это «Россия», где явно показывается, что Блок действительно патриот, ему не безразлична судьба родины.

Написано творение в 1908 году, задолго до самой революции, что, словно стихия, окутала сознание многих людей, стараясь изменить многие издавна сложившееся уклады. Посвящается стихотворение, несомненно, России, что ясно из названия. Александр Блок в своем время хорошо принял октябрьскую революцию. Он считал, что та может существенно поменять жизнь людей к лучшему, поэтому в произведении поэт пишет: беспощадное поведение, война, смена политического строя никак не могут воздействовать на сильных людей и менталитет государства, ибо те, кто умеют мыслить, размышлять, осознают, к каким последствиям приведет то или иное деяние

Блок не проявляет жалости к России, пишет: «тебя жалеть я не умею». Иллюзий по поводу родины он тоже не питает, ибо понимает, что жители обманываются и будут обманываться не раз. Очень слабая надежда на то, что революция способна кардинально повернуть жизнь в правильное русло. Нет, все достигается путем страшных кровопролитий, горьких слез, тяжких страданий народа. Печально осознавать то, что народу трудно всему противостоять, они, словно несут крест судьбы, который не может оставить их в покое, покинуть, куда-нибудь деться.

Важно заменить, что в стихотворении есть образ дороги. Это своего рода символ, значащий что-то новое, определенное действие, направленное на поиск смысла жизни. Образ того, что нужно двигаться несмотря ни на что только вперед, не сворачивая.

Не делая особого заострения на том, какие последствия может привести с собой движущееся стихия, Александр Блок все же надеется, что «невозможное возможно». Да, возможно, «дорога долгая легка». Вместо страданий, боли и ужасов, быть может, придет справедливость, мир, гармония, радость.

В произведении есть мотив бунта, ибо красоту России Блок называется «разбойной». Есть также и мотив «тоски острожной», который прослеживается на протяжении всего стихотворения.

Для Александра Блока Русь матушка – это не просто место проживания, это, прежде всего, родина, это счастливые воспоминания, ощущение детства. Россия для поэта могущественна и сильна!

Средства выразительности

Стремясь передать читателю свои чувства и мысли, Александр Александрович использует разные художественные средства:

  • Эпитеты – “золотые годы”, “стертые шлеи”, “расхлябанные колеи”, “расписные спицы”, “серые избы”, “прекрасные черты”.
  • Метафоры – “крест свой бережно несу”, “какому хочешь чародею отдай разбойную красу”, “забота затуманит черты”, “звенит тоской острожной”.
  • Сравнение – “как слёзы первые любви”.

С их помощью он создаёт образ дороги и Родины-матери, говорит о долготерпении, с одной стороны, и надежде, с другой, а также показывает, что в любом случае самое главное – это любовь. С учётом того, что Россия для Блока была частью образа Вечной женственности, этот мотив прописан особенно выразительно.

Стихотворения. Книга вторая (1904—1908)[править]

  • Вступление («Ты в поля отошла без возврата…»)

Пузыри земли (1904—1905)[править]

Земля, как и вода, содержит газы,
И это были пузыри земли.

Макбет

  • «На перекрёстке…»
  • Болотные чертенятки («Я прогнал тебя кнутом…»)
  • «Я живу в отдалённом скиту…»
  • Твари весенние («Золотисты лица купальниц…»), 18 февраля 1905, опубл. в 1906
  • Болотный попик («На весенней проталинке…»), 17 апреля 1905, опубл. в 1906
  • «На весеннем пути в теремок…»
  • «Полюби эту вечность болот…»
  • «Белый конь чуть ступает усталой ногой…»
  • «Болото — глубокая впадина…»
  • Старушка и чертенята («Побывала старушка у Троицы…»)
  • «Осень поздняя. Небо открытое…»
  • Эхо («К зелёному лугу, взывая, внимая…»)
  • Пляски осенние («Волновать меня снова и снова…»)

Ночная Фиалка (1906)[править]

  • Ночная Фиалка («Миновали случайные дни…»)

Разные стихотворения (1904—1908)[править]

  1. «Жду я смерти близ денницы…»
  2. «Я восходил на все вершины…»
  3. «Ты оденешь меня в серебро…»
  4. «Фиолетовый запад гнетёт…»
  5. Взморье («Сонный вздох онемелой волны…»)
  6. «Я живу в глубоком покое…»
  7. «Поёт, краснея, медь. Над горном…»
  8. «Зажигались окна узких комнат…»
  9. «Всё бежит, мы пребываем…»
  10. «Нежный! У ласковой речки…»
  11. «Гроб невесты лёгкой тканью…»
  12. «Тяжко нам было под вьюгами…»
  13. Ночь («Маг, простерт над миром брений…»)
  14. «Вот — в изнурительной работе…»
  15. Её прибытие:
    1. Рабочие на рейде
    2. Так было
    3. Песня матросов
    4. Голос в тучах
    5. Корабли идут
    6. Корабли пришли
    7. Рассвет
  16. Моей матери («Помнишь думы? Они улетели…»)
  17. «Все отошли. Шумите, сосны…»
  18. «Шли на приступ. Прямо в грудь…»
  19. «Вот на тучах пожелтелых…»
  20. Влюблённость («Королевна жила на высокой горе…»)
  21. «Она весёлой невестой была…»
  22. «Не строй жилищ у речных излучин…»
  23. «Потеха! Рокочет труба…»
  24. Балаганчик («Вот открыт балаганчик…»)
  25. Поэт («Сидят у окошка с папой…»)
  26. У моря («Стоит полукруг зари…»)
  27. Моей матери («Тихо. И будет всё тише…»)
  28. «Старость мёртвая бродит вокруг…»
  29. «В туманах, над сверканьем рос…»
  30. Осенняя воля («Выхожу я в путь, открытый взорам…»)
  31. «Не мани меня ты, воля…»
  32. «Оставь меня в моей дали…»
  33. «Девушка пела в церковном хоре…», Август 1905, (16)
  34. «В лапах косматых и страшных…»
  35. «Там, в ночной завывающей стуже…»
  36. «Утихает светлый ветер…», 21 августа 1905, опубл. в 1906
  37. «В голубой далёкой спаленке…», 4 октября 1905, опубл. в 1906
  38. «Вот он — Христос — в цепях и розах…», 10 октября 1905, опубл. в 1906
  39. «Так. Неизменно всё, как было…», 10 октября 1905, опубл. в 1906
  40. «Прискакала дикой степью…»
  41. Бред («Я знаю, ты близкая мне…»)
  42. Сказка о петухе и старушке («Петуха упустила старушка…»)
  43. «Милый брат! Завечерело…»
  44. «Ты придёшь и обнимешь…»
  45. «Мы подошли — и воды синие…»
  46. Вербочки («Мальчики да девочки…»)
  47. Иванова ночь («Мы выйдем в сад с тобою, скромной…»)
  48. Сольвейг («Сольвейг! Ты прибежала на лыжах ко мне…»)
  49. «Ты был осыпан звёздным цветом…»
  50. «Прошли года, но ты — всё та же…»
  51. Ангел-Хранитель («Люблю Тебя, Ангел-Хранитель во мгле…»)
  52. «Есть лучше и хуже меня…»
  53. «Шлейф, забрызганный звезда́ми…»
  54. Русь («Ты и во сне необычайна…»)
  55. Сын и мать («Сын осеняется крестом…»)
  56. «Нет имени тебе, мой дальний…»
  57. Угар («Заплетаем, расплетаем…»)
  58. Тишина цветёт («Здесь тишина цветёт и движет…»)
  59. «Так окрылённо, так напевно…», Октябрь 1906, (24)
  60. «Ты можешь по траве зелёной…»
  61. «Ищу огней — огней попутных…»
  62. Проклятый колокол («Вёсны и зимы меняли убранство…»)
  63. «О жизни, догоревшей в хоре…»
  64. «В синем небе, в тёмной глуби…», Ноябрь 1906 (32)
  65. Балаган («Над чёрной слякотью дороги…»)
  66. «Твоя гроза меня умчала…»
  67. «В час глухой разлуки с морем…»
  68. «Сольвейг! О, Сольвейг! О, Солнечный Путь!..»
  69. «В серебре росы трава…»
  70. Усталость («Кому назначен тёмный жребий…»)
  71. «Придут незаметные белые ночи…»
  72. «Зачатый в ночь, я в ночь рождён…»
  73. «С каждой весною пути мои круче…»
  74. Девушке («Ты перед ним — что стебель гибкий…»)
  75. «Когда я создавал героя…»
  76. «Всюду ясность божия…», 3 октября 1907
  77. «Она пришла с заката…», 8 ноября 1907 (18)
  78. «Я миновал закат багряный…»
  79. «Твоё лицо мне так знакомо…»

Город (1904—1908)[править]

  • Последний день («Ранним утром, когда люди ленились шевелиться…»)
  • Пётр («Он спит, пока закат румян…»)
  • Поединок («Дни и ночи я безволен…»)
  • Обман («В пустом переулке весенние воды…»)
  • «Вечность бросила в город…»
  • «Город в красные пределы…»
  • «Я жалобной рукой сжимаю свой костыль…»
  • Гимн («В пыльный город небесный кузнец прикатил…»)
  • «Поднимались из тьмы погребов…»
  • «В высь изверженные ды́мы…»
  • «Блеснуло в глазах. Метнулось в мечте…»
  • «День поблёк, изящный и невинный…»
  • «В кабаках, в переулках, в извивах…»
  • «Барка жизни встала…»
  • «Улица, улица…»
  • Повесть («В окнах, занавешенных сетью мокрой пыли…»)
  • «Иду — и всё мимолётно…»
  • Песенка («Она поёт в печной трубе…»)
  • Легенда («Господь, ты слышишь? Господь, простишь ли?..»)
  • «Я вам поведал неземное…»
  • Невидимка («Веселье в ночном кабаке…»)
  • Митинг («Он говорил умно и резко…»)
  • «Вися над городом всемирным…»
  • «Ещё прекрасно серое небо…»
  • «Ты проходишь без улыбки…»
  • Перстень-Страданье («Шёл я по улице, горем убитый…»)
  • Сытые («Они давно меня томили…»)
  • «Лазурью бледной месяц плыл…»
  • «Твоё лицо бледней, чем было…»
  • Незнакомка («По вечерам над ресторанами…»)
  • «Там дамы щеголяют модами…»
  • «Передвечернею порою…»
  • Холодный день («Мы встретились с тобою в храме…»)
  • В октябре («Открыл окно. Какая хмурая…»)
  • «К вечеру вышло тихое солнце…»
  • «Ночь. Город угомонился…»
  • «Я в четырёх стенах — убитый…»
  • Окна во двор («Одна мне осталась надежда…»)
  • «Хожу, брожу понурый…»
  • Пожар («Понеслись, блеснули в очи…»)
  • «На серые камни ложилась дремота…»
  • «Ты смотришь в очи ясным зорям…»
  • На чердаке («Что на свете выше…»)
  • Клеопатра («Открыт паноптикум печальный…»)
  • Не пришёл на свиданье («Поздним вечером ждала…»)

Снежная маска (1907)[править]

CНЕГА

  • Снежное вино («И вновь, сверкнув из чаши винной…»)
  • Снежная вязь («Снежная мгла взвилась…»)
  • Последний путь («В снежной пене — предзакатная…»)
  • На страже («Я — непокорный и свободный…»)
  • Второе крещенье («Открыли дверь мою метели…»)
  • Настигнутый метелью («Вьюга пела…»)
  • На зов метелей («Белоснежней не было зим…»)
  • Её песни («Не в земной темнице душной…»)
  • Крылья («Крылья лёгкие раскину…»)
  • Влюблённость («И опять твой сладкий сумрак, влюблённость…»)
  • Не надо («Не надо кораблей из дали…»)
  • Тревога («Сердце, слышишь…»)
  • Прочь! («И опять открыли солнца…»)
  • И опять снега («И опять, опять снега…»)
  • Голоса («Нет исхода вьюгам певучим!..»)
  • В снегах («И я затянут…»)


МАСКИ

  • Под масками («А под маской было звездно…»)
  • Бледные сказанья («— Посмотри, подруга, эльф твой…»)
  • Сквозь винный хрусталь («В длинной сказке…»)
  • В углу дивана («Но в камине дозвенели…»)
  • Тени на стене («Вот прошел король с зубчатым…»)
  • Насмешница («Подвела мне брови красным…»)
  • Они читают стихи («Смотри: я спутал все страницы…»)
  • Неизбежное («Тихо вывела из комнат…»)
  • Здесь и там («Ветер звал и гнал погоню…»)
  • Смятение («Мы ли — пляшущие тени?..»)
  • Обречённый («Тайно сердце просит гибели…»)
  • Нет исхода («Нет исхода из вьюг…»)
  • Сердце предано метели («Сверкни, последняя игла…»)
  • На снежном костре («И взвился костёр высокий…»)

Фаина (1906—1908)[править]

  • «Вот явилась. Заслонила…»
  • «Я был смущённый и весёлый…»
  • «Я в дольний мир вошла, как в ложу…»
  • «Ушла. Но гиацинты ждали…»
  • «За холмом отзвенели упругие латы…»
  • «Я насадил мой светлый рай…»
  • «В этот серый летний вечер…»
  • Осенняя любовь
    1. «Когда в листве сырой и ржавой…»
    2. «И вот уже ветром разбиты, убиты…»
    3. «Под ветром холодные плечи…»
  • «В те ночи светлые, пустые…»
  • Снежная Дева («Она пришла из дикой дали…»)
  • «И я провёл безумный год…»
  • Заклятие огнём и мраком
    1. «О, весна без конца и без краю…»
    2. «Приявший мир, как звонкий дар…»
    3. «Я неверную встретил у входа…»
    4. «Перехожу от казни к казни…»
    5. «Пойми же, я спутал, я спутал…»
    6. «В бесконечной дали корридоров…»
    7. «По улицам метель метёт…»
    8. «О, что мне закатный румянец…»
    9. «Гармоника, гармоника!..»
    10. «Работай, работай, работай…»
    11. «И я опять затих у ног…»
  • Инок («Никто не скажет: я безумен…»)
  • Песня Фаины («Когда гляжу в глаза твои…»)
  • «Всю жизнь ждала. Устала ждать…»
  • «Когда вы стоите на моём пути…»
  • «Она пришла с мороза…»
  • «Я помню длительные муки…»
  • «Своими горькими слезами…»

Вольные мысли (1907)[править]

  • О смерти («Всё чаще я по городу брожу…»)
  • Над озером («С вечерним озером я разговор веду…»)
  • В северном море («Что сделали из берега морского…»)
  • В дюнах («Я не люблю пустого словаря…»)

Стихотворения, не вошедшие в основное собрание (1904—1908)[править]

Разные стихотворения[править]

  • Неоконченная поэма («Я видел огненные знаки…»)
  • «Полон визга веретён…»
  • Андрею Белому («Ты открывал окно. Туман…»)
  • Колыбельная песня («Спят луга, спят леса…»)
  • «Веселимся, кру́жимся…»
  • «Мы в круге млечного пути…»
  • Война («Вот поднялась. В железных лапах…»)
  • Подражание («Сновидец в розовой дреме́…»)
  • «По зелёным обрывам…»
  • «Ночью пыльной легла…»
  • «Я сойду и намечу…»
  • «Всё так же бродим по земле…»
  • «Лишь заискрится бархат небесный…»
  • «Безрадостна бывает грусть…»
  • «Свободны дали. Небо открыто…»
  • Учитель («Кончил учитель урок…»)
  • Ветхая избушка («Ветхая избушка…»)
  • Снег да снег («Снег да снег. Всю избу занесло…»)
  • Зайчик («Маленькому зайчику…»)
  • Деве-Революции («О, Дева, иду за тобой…»)
  • «Маска открыла блестящие зубы…»
  • «Как наши окна были близко!..»
  • «Ты с вершин печальных гор…»
  • Рождество («Звонким колокол ударом…»)
  • «Серебристым, снежным хмелем…»
  • «Отдавшись снежной вьюге…»
  • «Вот река полноводнее…»
  • Ненужная весна:
    • 1. «Отсеребрилась, отзвучала…»
    • 2. «В глазах ненужный день так ярок…»
    • 3. «Зима прошла. Я болен…»
  • «В тёмной комнате ты обесчещена…»
  • «Ты пробуждалась утром рано…»
  • «И мы подымем их на вилы…»
  • «Сырое лето. Я лежу…»
  • Песельник («Я — песельник. Я девок вывожу…»)
  • «Везде — над лесом и над пашней…»
  • «Меня пытали в старой вере…»
  • «Ходит, бродит, колобродит…»
  • «Стучится тихо. Потом погромче…»
  • «Их было много — дев прекрасных…»
  • «В глубоких сумерках собора…»
  • По православному («Ты не получишь воздаянья…»)
  • «Чудесно всё, что узнаю́…»
  • «Ты помнишь — в лодке в час заката…»
  • Королевна («Не было и нет во всей подлунной…»)
  • «Не могу тебя не звать…»

Стихотворные переводы[править]

Верхарн[править]
  • Шаги («В зимний вечер, когда запирались…») …. 342 449
Байрон[править]
  • Подражание Тибуллу («Серинф жестокий! Ты ль неверным сердцем рад…»)
  • Подражание Катуллу («О, только б огонь этих глаз целовать…»)
  • Посвящается Мэрион («Что ты, Мэрион, так грустна?..»)
  • Отрывок («Бесплодные места, где был я сердцем молод…»)
  • Георгу, графу Делавару («О, да, я признаю́сь, мы с вами близки были…»)
  • Дамет («Бесправный, как дитя, и мальчик по лета́м…»)
  • L’amitié est l’amour sans ailes («К чему скорбеть больной душою…»)
  • Строки, написанные под вязом на кладбище в Гарроу («Места родимые! Здесь ветви вздохов полны…»)
  • Из дневника в Кефалонии («Встревожен мёртвых сон — могу ли спать?..»)
  • Люсьетта («Люсьетта, голубка…»)
  • Любовь и смерть («Я на тебя взирал, когда наш враг шёл мимо…»)
  • Песнь к сулиотам («Дети Сули! Киньтесь в битву…»)
  • На рождение Джона Вильяма Риццо Гопнера («Пусть прелесть матери с умом отца…»)
  • Победа («Пою дитя любви, вождя войны кровавой…»)
  • Сочувственное послание Сарре, графине Джерсей, по поводу того, что принц регент возвратил её портрет м-с Ми («Когда торжественно тщеславный кесарь Рима…»)
Леконт[править]
  • Цирцея («Год миновал. Мы пьём среди твоих владений…»)

Шуточные стихи[править]

  • Корреспонденция Бальмонта из Мексики («Я бандит, я бандит!..»)
  • «Жена моя, и ты угасла…»
  • «Чулков и я стрелой амура…»
  • «Чулков „Одною ночью“ занят…»

Шуточные стихи, написанные при участии А. Блока[править]

  • «Скользкая жаба-змея, с мутно-ласковым взглядом…»
  • «Близятся выборы в Думу…»
  • «Для исполнения программы…»
  • «Мы пойдём на „Зобеиду“…»

Приложения[править]

  • Вместо предисловия (к сборнику «Нечаянная Радость»)
  • Вместо предисловия (к сборнику «Земля в снегу»)
  • Из примечаний ко второму изданию сборника «Нечаянная Радость»

Стихотворения. Книга третья (1907—1916)[править]

Страшный мир (1909—1916)[править]

  • К Музе («Есть в напевах твоих сокровенных…»)
  • «Под шум и звон однообразный…»
  • «В эти жёлтые дни меж домами…»
  • «Из хрустального тумана…»
  • Двойник («Однажды в октябрьском тумане…»)
  • Песнь Ада («День догорел на сфере той земли…»)
  • «Поздней осенью из гавани…»
  • На островах («Вновь оснежённые колонны…»)
  • «С мирным счастьем покончены счёты…», 11 февраля 1910 (25 декабря 1914)
  • «Седые сумерки легли…», 11 февраля 1910 (4 марта 1914)
  • «Дух пряный марта был в лунном круге…»
  • В ресторане («Никогда не забуду (он был, или не был…»)
  • Демон («Прижмись ко мне крепче и ближе…»)
  • «Как тяжело ходить среди людей…», 10 мая 1910 (27 февраля 1914)
  • «Я коротаю жизнь мою…»
  • «Идут часы, и дни, и годы…»
  • Унижение («В чёрных сучьях дерев обнажённых…»)
  • Авиатор («Летун отпущен на свободу…»)
  • «Повеселясь на буйном пире…»
  • Пляски смерти
  1. «Как тяжко мертвецу среди людей…»
  2. «Ночь, улица, фонарь, аптека…» в старой орфографии «Ночь, улица, фонарь, аптека…», 10 октября 1912
  3. «Пустая улица. Один огонь в окне…»
  4. «Старый, старый сон. Из мрака…»
  5. «Вновь богатый зол и рад…»
  • «Миры летят. Года летят. Пустая…»
  • «Осенний вечер был. Под звук дождя стеклянный…»
  • «Есть игра: осторожно войти…»
  • «Как растёт тревога к ночи…»
  • «Ну, что же? Устало заломлены слабые руки…»
  • Жизнь моего приятеля
  1. «Весь день — как день: трудов исполнен малых…»
  2. «Поглядите, вот бессильный…»
  3. «Всё свершилось по писаньям…»
  4. «Когда невзначай в воскресенье…»
  5. «Пристал ко мне нищий дурак…»
  6. «День проходил, как всегда…»
  7. «Греши, пока тебя волнуют…»
  8. «Когда осилила тревога…»
  • Чёрная кровь
  1. «Вполоборота ты встала ко мне…»
  2. «Я гляжу на тебя. Каждый демон во мне…», 22 марта 1914
  3. «Даже имя твое мне презренно…», 30 января 1914
  4. «О, нет! Я не хочу, чтоб пали мы с тобой…»
  5. «Вновь у себя… Унижен, зол и рад…»
  6. «Испугом схвачена, влекома…»
  7. «Ночь — как века, и томный трепет…»
  8. «Я её победил, наконец!..»
  9. «Над лучшим созданием божьим…»
  • Демон («Иди, иди за мной — покорной…»)
  • Голос из хора («Как часто плачем — вы и я…»)

Возмездие (1908—1913)[править]

  • «О доблестях, о подвигах, о славе…»
  • Забывшие тебя («И час настал. Свой плащ скрутило время…»)
  • «Она, как прежде, захотела…»
  • «Ночь — как ночь, и улица пустынна…»
  • «Я сегодня не помню, что было вчера…»
  • На смерть младенца («Когда под заступом холодным…»)
  • «Когда я прозревал впервые…»
  • «Дохнула жизнь в лицо могилой…», Март 1909
  • «Когда, вступая в мир огромный…»
  • «Весенний день прошёл без дела…»
  • «Какая дивная картина…»
  • «Ты в комнате один сидишь…»
  • «Кольцо существованья тесно…», Июнь 1909 (19 марта 1914)
  • «Чем больше хочешь отдохнуть…»
  • Шаги Командора («Тяжкий, плотный занавес у входа…»)
  • «Мой бедный, мой далёкий друг!..»
  • «Как свершилось, как случилось?..»

Ямбы (1907—1914)[править]

  • «О, я хочу безумно жить…»
  • «Я ухо приложил к земле…»
  • «Тропами тайными, ночными…»
  • «В голодной и больной неволе…»
  • «Не спят, не помнят, не торгуют…»
  • «О, как смеялись вы над нами…»
  • «Я — Гамлет. Холодеет кровь…», 6 февраля 1914
  • «Так. Буря этих лет прошла…»
  • «Да. Так диктует вдохновенье…»
  • «Когда мы встретились с тобой…»
  • «Земное сердце стынет вновь…»
  • «В огне и холоде тревог…»

Итальянские стихи (1909)[править]

  • Равенна («Всё, что минутно, всё, что бренно…»)
  • «Почиет в мире Теодорих…»
  • Девушка из Spoleto («Строен твой стан, как церковные свечи….»)
  • Венеция
    1. «С ней уходил я в море…»
    2. «Холодный ветер от лагуны…»
    3. «Слабеет жизни гул упорный…»
  • Перуджия («День полувесёлый, полустрадный…»)
  • Флоренция
    1. «Умри, Флоренция, Иуда…»
    2. «Флоренция, ты ирис нежный…»
    3. «Страстью длинной, безмятежной…»
    4. «Жгут раскалённые камни…», Июнь 1909 (27 февраля 1914)
    5. «Окна ложные на небе чёрном…», Июнь 1909 (17 марта 1914)
    6. «Под зноем флорентийской лени…», 17 мая 1909 (11 февраля 1914)
    7. «Голубоватым дымом…»
  • «Вот девушка, едва развившись…»)
  • Madonna Da Settignano («Встретив на горном тебя перевале…»)
  • Фьезоле («Стучит топор, и с кампанил...»), Июнь 1909 (27 февраля 1914)
  • Сиена («В лоне площади пологой…»)
  • Сиенский собор («Когда страшишься смерти скорой…»)
  • «Искусство — ноша на плечах…»
  • «Глаза, опущенные скромно…»
  • Благовещение («С детских лет — видения и грезы…»)
  • Успение («Её спеленутое тело…»)
  • Эпитафия Фра Филиппо Липпи («Здесь я покоюсь, Филипп, живописец навеки бессмертный...»), 17 марта 1914

Разные стихотворения (1908—1916)[править]

  • За гробом («Божья Матерь Утоли мои печали…»)
  • Друзьям («Друг другу мы тайно враждебны…»)
  • Поэты («За городом вырос пустынный квартал…»)
  • «Когда замрут отчаянье и злоба…»
  • «Ты так светла как снег невинный…»
  • «Всё это было, было, было…»
  • Сусальный ангел («На разукрашенную ёлку…»)
  • Сон («Я видел сон: мы в древнем склепе…»)
  • Комета («Ты нам грозишь последним часом…»)
  • «Ты помнишь? В нашей бухте сонной…»
  • «Благословляю всё, что было…»
  • Послания
    1. Юрию Верховскому («Дождь мелкий, разговор неспешный…»)
    2. Валерию Брюсову («И вновь, и вновь твой дух таинственный…»)
    3. Владимиру Бестужеву («Да, знаю я: пронзили ночь от века…»)
    4. Вячеславу Иванову («Был скрипок вой в разгаре бала…»)
    5. Анне Ахматовой (««Красота страшна» — Вам скажут…»)
  • «И вновь — порывы юных лет…»
  • Художник («В жаркое лето и в зиму метельную…»)
  • «О, нет! не расколдуешь сердца ты…»
  • Женщина («Да, я изведала все муки…»)
  • Перед судом («Что́ же ты потупилась в смущеньи?»), опубл. в 1915
  • Антверпен («Пусть это время далеко́»)
  • «Похоронят, зароят глубоко…»
  • «На улице — дождик и слякоть…»
  • «Ты твердишь, что я холоден, замкнут и сух…»

Арфы и скрипки (1908—1916)[править]

  • «Свирель запела на мосту…»
  • «Душа! Когда устанешь верить?..»
  • «И я любил. И я изведал…»
  • «Май жестокий с белыми ночами!..»
  • Три послания
    1. «Всё помнит о весле вздыхающем…»
    2. «Чёрный ворон в сумраке снежном…»
    3. «Знаю я твоё льстивое имя…»
  • Встречной («Я только рыцарь и поэт…»)
  • Мэри
  1. «Опять у этой двери…»
  2. «Жениха к последней двери…»
  3. «Косы Мэри распущены…»
  • «Усните блаженно, заморские гости, усните…», 30 июля 1908
  • «Я пригвождён к трактирной стойке…»
  • «Не затем величал я себя паладином…», 30 декабря 1908
  • «Часовая стрелка близится к полно́чи…»
  • «Старинные розы…»
  • «Уже над морем вечереет…»
  • «Всё б тебе желать веселья…»
  • «Я не звал тебя — сама ты…»
  • «Грустя и плача и смеясь…»
  • «Опустись, занавеска линялая…»
  • «Мой милый, будь смелым…»
  • «Не венчал мою голову траурный лавр…»
  • «Покойник спать ложится…» 100 percent.svg
  • «Уж вечер светлой полосою…»
  • «Здесь в сумерки в конце зимы…»
  • Через двенадцать лет
  1. «Всё та же озерна́я гладь…»
  2. «В тёмном парке под ольхою…»
  3. «Когда мучительно восстали…»
  4. «Синеокая, бог тебя создал такой…»
  5. «Бывают тихие минуты…»
  6. «В тихий вечер мы встречались…»
  7. «Уже померкла ясность взора…»
  8. «Всё, что память сберечь мне старается…»
  • Утро в Москве («Упоительно встать в ранний час…»), Июль 1909. Москва (Февраль 1914)
  • «Как прощались, страстно кля́лись…»
  • «Всё на земле умрёт — и мать, и младость…»
  • На смерть Коммиссаржевской («Пришла порою полуночной…»)
  • Голоса скрипок («Из длинных трав встаёт луна…»)
  • На Пасхе («В сапогах бутылками…»)
  • «Когда-то гордый и надменный…»
  • «Где отдаётся в длинных залах…»
  • «Сегодня ты на тройке звонкой…»
  • «В неуверенном, зыбком полёте…»
  • «Без слова мысль, волненье без названья…»
  • «Ветр налетит, завоет снег…»
  • «Шар раскалённый, золотой…»
  • «Сквозь серый дым от краю и до краю…»
  • «Есть минуты, когда не тревожит…»
  • «Болотистым, пустынным лугом…»
  • Испанке («Не лукавь же, себе признаваясь…»)
  • «В небе — день, всех ночей суеверней…»
  • «В сыром ночном тумане…»
  • Седое утро («Утреет. С Богом! По домам!..»)
  • «Есть времена, есть дни, когда…»
  • «Я вижу блеск, забытый мной…»
  • «Ты говоришь, что я дремлю…»
  • «Ваш взгляд — его мне подстеречь…»
  • «Натянулись гитарные струны…»
  • «Ты — буйный зов рогов призывных…»
  • «Как день, светла, но непонятна…»
  • «Петербургские сумерки снежные…»
  • «Смычок запел. И облак душный…»
  • «Ты жил один! Друзей ты не искал…», 26 августа 1914
  • «Превратила всё в шутку сначала…»
  • «Та жизнь прошла…»
  • «Была ты всех ярче, верней и прелестней…», 31 августа 1914
  • «Разлетясь по всему небосклону…»
  • «Он занесён — сей жезл железный…»
  • «Пусть я и жил, не любя…»
  • «Протекли за годами года…»
  • «За горами, за лесами…»

Кармен (1914)[править]

  • «Как океан меняет цвет…», 4 марта 1914
  • «На небе — празелень, и месяца осколок…», 24 марта 1914
  • «Есть демон утра. Дымно-светел он…», 24 марта 1914
  • «Бушует снежная весна…», 18 марта 1914
  • «Среди поклонников Кармен…», 26 марта 1914
  • «Сердитый взор бесцветных глаз…», 25 марта 1914
  • «Вербы — это весенняя таль…», 30 марта 1914
  • «Ты — как отзвук забытого гимна…», 28 марта 1914
  • «О да, любовь вольна, как птица…», 28 марта 1914
  • «Нет, никогда моей, и ты ничьей не будешь…», 31 марта 1914

Соловьиный сад (1915)[править]

  1. «Я ломаю слоистые скалы…»
  2. «Знойный день догорает бесследно…»
  3. «Отдыхает осёл утомлённый…»
  4. «Правду сердце моё говорило…»
  5. «Пусть укрыла от дольнего горя…»
  6. «Я проснулся на мглистом рассвете…»
  7. «Путь знакомый и прежде недлинный…»

Родина (1907—1916)[править]

  • «Ты отошла, и я в пустыне…»
  • «В густой траве пропадёшь с головой…»
  • «Задебренные лесом кручи…»
  • На поле Куликовом (5 стихотворений)
  1. «Река раскинулась. Течёт, грустит лениво…»
  2. «Мы, сам-друг, над степью в полночь стали…»
  3. «В ночь, когда Мамай залёг с ордою…»
  4. «Опять с вековою тоскою…»
  5. «Опять над полем Куликовым…»
  • Россия («Опять, как в годы золотые…»
  • «Вот он — ветер…», 4 ноября 1908
  • Осенний день («Идём по жнивью, не спеша…»),
  • «Дым от костра струёю сизой…»
  • «Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться…»
  • На железной дороге («Под насыпью, во рву некошенном…»)
  • Посещение
  • «Там неба осветлённый край…»
  • «Приближается звук. И, покорна щемящему звуку…»
  • Сны («И пора уснуть, да жалко…»)
  • Новая Америка («Праздник радостный, праздник великий…»)
  • «Ветер стих, и слава заревая…»
  • Последнее напутствие («Боль проходит понемногу…»)
  • «Грешить бесстыдно, непробудно…»
  • «Петроградское небо мутилось дождём…»
  • «Я не предал белое знамя…»
  • «Рождённые в года глухие…»
  • «Дикий ветер…»
  • Коршун («Чертя за кругом плавный круг…»)

О чём поёт ветер (1913)[править]

  • «Мы забыты, одни на земле…»
  • «Поёт, поёт…»
  • «Милый друг, и в этом тихом доме…»
  • «Из ничего — фонтаном синим…»
  • «Вспомнил я старую сказку…»
  • «Было то в тёмных Карпатах…»

Возмездие[править]

  • Предисловие
  • Пролог («Жизнь — без начала и конца…»)
  • Первая глава («Век девятнадцатый, железный…»)
  • Вторая глава (Вступление) («В те годы дальние, глухие…»)
  • Третья глава («Отец лежит в „Аллее роз“…»)

Двенадцать. Скифы[править]

  • Двенадцать («Черный вечер…»)
  • Скифы («Мильоны — вас. Нас — тьмы, и тьмы, и тьмы…»)