Стих пушкина товарищам чему посвящено это стихотворение

Стих пушкина товарищам чему посвящено это стихотворение

Содержание

Стихотворения Лицейского периода (1813—1817)[править | править код]

1813[править | править код]

1814[править | править код]

Год создания Впервые опубликовано Заглавие Примечание
1814 «Вестник Европы», 1814, № 13 К другу стихотворцу Первое стихотворение Пушкина, появившееся в печати. Было подписано: Александр Н. к. ш. п.
«Вестник Европы», 1814, № 14 Кольна (подражание Оссиану) Переложение по прозаическому переводу Кострова отрывка из поэмы «Кольнадона», приписываемой Оссиану
В. А. Жуковским в посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Эвлега Вольный перевод отрывка из поэмы Парни «Иснель и Аслега», написанной под влиянием увлечения Оссианом
Осгар На мотивы поэм Оссиана
Без ведома Пушкина, в альманахе «Весенние Цветы», М., 1835 Рассудок и любовь Автограф не сохранился
П. И. Бартеневым в «Московских Ведомостях» от 2 октября 1854 г., № 118 К сестре Обращено к О. С. Пушкиной. Автограф неизвестен
Красавице, которая нюхала табак Вероятно, адресовано сестре А. М. Горчакова Елене Михайловне Кантакузен. Автограф неизвестен
«Российский Музей», 1815, № 1 Эпиграмма (Арист нам обещал трагедию такую)
«Российский Музей», 1815, № 3 Казак В рукописи подзаголовок — «Подражание малороссийскому». Создано под влиянием популярной песни «Ехав казак за Дунай». Впоследствии стало народной песней
В. А. Жуковским в посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Князю А. М. Горчакову («Пускай, не знаясь с Аполлоном…») Первое из трёх обращённых к Горчакову стихотворений. Написано к его именинам — 30 августа
«Вестник Европы» 1814. № 19 Опытность Автограф неизвестен
«Вестник Европы» 1814. № 20 Блаженство
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 К Наташе Обращено к горничной фрейлины княжны В. М. Волконской. Автограф неизвестен
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 (с цензурными пропусками и изменениями) Пирующие студенты Написано, когда Пушкин лежал в лицейском лазарете
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Бова (отрывок из поэмы) Написано, когда Пушкин лежал в лицейском лазарете
«Российский музеум», 1815 г., № 1 К Батюшкову Впервые опубликовано под заголовком «К Б-ву». Этим стихотворением Пушкин хотел вернуть Батюшкова, оставившего на время литературное творчество, в ряды поэтов. Узнав, что автор — лицеист, Батюшков приехал в Царское Село в феврале 1815 года для знакомства с Пушкиным
Эпиграмма Перевод эпиграммы Руссо, в свою очередь являющейся переводом эпиграммы Иоанна Секунда на латинском языке
«Российский Музеум», 1815, № 13 К Н. Г. Ломоносову Обращено к брату лицейского товарища Пушкина
«Российский Музеум», 1815, № 6 На Рыбушкина Эпиграмма на казанского поэта М. С. Рыбушкина, неудачно отвечавшего на критику своей трагедии «Иоанн, или Взятие Казани» в «Сыне Отечества»
«Российский музеум», 1815 г., № 4 Воспоминания в Царском Селе Написано по предложению профессора Галича для переходных экзаменов с младшего курса на старший
«Памятник Отечественных муз, изданный на 1827 год» с цензурной правкой Романс При жизни Пушкина трижды было положено на музыку[4]
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Леда (Кантата) На популярный сюжет античной мифологии[4]
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Stances Вероятный адресат — сестра И. Пущина, Евдокия, в замужестве Бароцци[4]
«Маяк современного просвещения и образования», 1840, ч. III, гл. 2 Mon Portrait Возможно, вариант темы, задававшейся изучавшим французский язык «Мой внешний и духовный портрет» фр. Mon portrait physique et moral[4]
И. И. Пущиным в «Записках» («Атеней»,1859, № 8) Мы недавно от печали
Конец 1814 — начало 1815 Я. К. Гротом в «Русской Старине», 1884, кн. III На Пучкову («Пучкова, право, не смешна…») Эпиграмма на писательницу Е. Пучкову, близкую кругам «Беседы любителей русского слова».[5]
1814 Гараль и Гальвина Написано под влиянием произведений Оссиана. Авторство Пушкина под вопросом[5]
Исповедь бедного стихотворца Шутливая трактовка христианских заповедей. Авторство Пушкина под вопросом[5]

1815[править | править код]

Год создания Впервые опубликовано Заглавие Примечание
1815 «Российский Музеум», 1815, № 7 Городок (К***) Вероятный адресат — друг детства поэта Н. И. Трубецкой (1797—1874)[5]
«Российский Музеум», 1815, № 6 Батюшкову («В пещерах Геликона…») Создано после первой встречи с Батюшковым, который советовал Пушкину обратиться к серьёзным темам в своём творчестве[6]
«Сын Отечества», 1815, ч. 22, № XXV—XXVI Наполеон на Эльбе Написано под влиянием сообщений о бегстве Наполеона с острова Эльба и его вступлении в Париж[6]
«Российский Музеум», 1815, № 8 К Пущину (4 мая) На семнадцатилетие И. Пущина[7]
«Российский Музеум», 1815, № 8 К Галичу Лицейскому преподавателю русского и латинского языков, с одобрением относившемуся к поэтическому творчеству Пушкина[7]
В посмертном издании сочинений, т. IX, 1841 К молодой актрисе Вероятно, ещё одно обращение (см. «К Наталье», 1813) к актрисе крепостного театра[7]
Воспоминание (К Пущину) [7]
«Российский Музеум», 1815, № 10—11 Послание к Галичу («Где ты, ленивец мой?..») [8]
К Дельвигу. Ответ Ответ на стихотворение Дельвига «Пушкину», написанного под влиянием успеха «Воспоминаний в Царском Селе»[8]
«Труды Общества любителей российской словесности», 1818 На возвращение государя императора из Парижа в 1815 году Предполагалось, что Александр I посетит по возвращении из-за границы Царское Село. Пушкин написал стихотворение по заданию директора департамента народного просвещения И. Мартынова. Однако император не побывал в Царском Селе[9]
«Итак, я счастлив был, итак, я наслаждался» Посвящено Е. Бакуниной, старшей сестре лицейского товарища Пушкина А. Бакунина. Записано в «Лицейском дневнике» 29 ноября 1815 года[10]
«Угрюмых тройка есть певцов…» Эпиграмма на членов общества «Беседа любителей русского слова»: Шишкова, Ширинского-Шихматова и А. А. Шаховского (1777—1846)[10]. По дневниковой записи Пушкина датируется 8 декабря 1815 года
«Российский Музеум», 1815, № 6 Вода и вино
«Российский Музеум», 1815, № 12 Измены
«Российский Музеум», 1815, № 5 К Лицинию Первое обращение к гражданской тематике. Подзаголовок «С латинского» — ссылка на вымышленный литературный источник, снимающая ассоциации с существующей действительностью[11]
«Российский Музеум», 1815, № 9 Мечтатель
В посмертном издании сочинений, т. IX, 1841 Моё завещание. Друзьям
«Северный Наблюдатель», 1817, ч. I, № 11 К ней (Эльвина, милый друг)
«Российский Музеум», 1815, № 10—11 Моя эпитафия
В посмертном издании сочинений, т. IX, 1841 Сражённый рыцарь
К Дельвигу (Послушай, муз невинных)
В переработанном виде, в «Стихотворениях А. С. Пушкина», 1826 Роза После лицея переделывалась поэтом см. Роза (версия 2) в 1817 г. (не ранее второй половины июня) — 1819 г., предположительно не позднее ноября
Слеза
К бар. М. А. Дельвиг Обращено к сестре А. Дельвига. Дельвиги проводили в Царском Селе рождественские каникулы 1815—1816[10]
Моему Аристарху Адресовано лицейскому преподавателю российской и латинской словесности Н. Кошанскому. Аристарх — нарицательное имя для строгого критика[10]
Л. Б. Модзалевским (полностью) в книге «Пушкин. Временник Пушкинской Комиссии», вып. 1, 1935 Тень Фонвизина Сатирическое стихотворение на современную Пушкину русскую литературу[12]
вероятно, В. Л. Пушкиным (с рядом его произвольных изменений) в «Трудах Общества Любителей Российской Словесности при имп. Московском Университете», 1818, ч. X Гроб Анакреона Возможно, Пушкин заимствовал тему у Гёте (Anakreon’s Grab, 1785) либо использовал тот же греческий источник[11]
Послание к Юдину Адресовано лицейскому товарищу Павлу Юдину[13]
Б. М. Федоровым в альманахе «Памятник Отечественных Муз на 1827 год», СПб., 1827 К живописцу Стихотворение в честь Е. Бакуниной, обращено к А. Илличевскому. Слова положил на музыку Н. Корсаковым, ноты романса были преподнесены Бакуниной[14]
1814 — апрель 1815 «Российский Музеум», 1815, ч. II, № 5 Старик («Уж я не тот Философ страстный…») Первоначальная рукописная редакция не сохранилась. Переработанный вариант известен по лицейской тетради Пушина
1815 Вишня Традиционно включалось в собрания сочинений Пушкина, начиная с 1857 года. Тем не менее авторство Пушкина окончательно не установлено[14]

1816[править | править код]

Год создания Впервые опубликовано Заглавие Примечание
1816 в VII томе «Сочинений Пушкина» (1857) Заутра с свечкой грошевою Эпиграмма на лицейского врача Франца Пешеля. Сазонов, упоминаемый в стихотворении, — лицейский дядька, убивший за два года службы в Царском Селе шесть или семь человек. Автограф неизвестен[15]
С искажениями, без ведома автора, в альманахе «Эвтерпа», М., 1831, без заглавия и с подписью «Д. Давыдов» Усы. Философическая ода Пародия на философские оды[16]
П. И. Бартеневым в «Русском Архиве» 1874 г., кн I Блажен, кто в шуме городском Письмо П. Вяземскому. Отклик на посещение Пушкина в Лицее ведущими деятелями «Арзамаса», а также С. Пушкиным и Н. Карамзиным 25 марта 1816 года[17]
Христос воскрес, питомец Феба! Письмо В. Пушкину. Написано через несколько дней после проводов Карамзина, Вяземского и В. Л. Пушкина, уехавших в Москву. Письмо сохранилось не полностью[17]
Принцу Оранскому Приурочено к свадьбе Вильгельма Оранского и Анны Павловны. Стихи должен был написать Нелединский-Мелецкий, не справившись, он, по совету Карамзина, обратился за помощью Пушкина. Пушкин, как говорили, создал их за два часа. Произведение, положенное на музыку, было исполнено на торжестве. Императрица-мать подарила поэту золотые часы, которые, по преданию, тот «разбил о каблук»[18]
Сон (Отрывок) Произведение, подобное шуточным и поучительным французским поэмам конца XVIII — начала XIX века. Одна из них — «Гастрономия» Бершу упоминается в стихотворении[19]
Кж. В. М. Волконской Оригинал на французском языке. Обращено к фрейлине В. Волконской, которую, приняв в тёмном коридоре за её горничную Наташу, Пушкин поцеловал[20]
Экспромт на Агареву Обращено к Е. Огарёвой, с которой Пушкин познакомился в 1816 году у Карамзиных[20]
Окно
К Жуковскому («Благослови, поэт!») Связано с подготовкой Пушкиным сборника своих стихотворений (издание не было осуществлено). Произведение должно было открывать сборник[21]
Осеннее утро Первое стихотворение из цикла элегий 1816 года, посвящённых Бакуниной[22]
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Разлука
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Истина Автор обыгрывает изречение Демокрита: «Истина — на дне колодца» и греко-римскую пословицу «Истина в вине»[23]. Автограф неизвестен
В. П. Гаевским в «Современнике», 1863, № 7 На Пучкову Эпиграмма на «Экспромт тем, которые укоряли меня, для чего я не написала стихов на кончину Г. Р. Державина» Пучковой[24]
«Сын Отечества», 1821, № 11; без ведома автора Дяде, назвавшему сочинителя братом Пятистишие из письма Пушкина к дяде Василию Львовичу, включалось в рукописные лицейские сборники[24]
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Наездники Посвящение партизанам Отечественной войны[24]
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Элегия («Счастлив, кто в страсти сам себе…») Автограф неизвестен
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Месяц Автограф неизвестен
«Северный Наблюдатель», 1817, ч. I, № 1 Певец Стихотворение неоднократно было положено на музыку. Самые известные романсы — Верстовского и Алябьева
В переработанной редакции, в альманахе А. А. Бестужева и К. Ф. Рылеева «Полярная Звезда», СПб., 1824, («К Морфею») К сну Автограф неизвестен
Слово милой Посвящено Бакуниной[24]
Любовь одна — веселье жизни хладной Посвящено Бакуниной[22]
Элегия (Я видел смерть) Посвящено Бакуниной[22]
Желание Посвящено Бакуниной[25]
В переработанной редакции, в «Стихотворениях А. Пушкина», 1826 Друзьям (К чему, весёлые друзья)
Элегия («Я думал, что любовь погасла навсегда…»)
Наслажденье
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 К Маше Обращено к восьмилетней сестре А. Дельвига. Корсаков положил стихи на музыку[15]. Автограф неизвестен
В посмертном издании сочинений, т. IX, 1841 Заздравный кубок Обращено к восьмилетней сестре А. Дельвига. Корсаков положил стихи на музыку[15]. Автограф неизвестен
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Послание Лиде Лида — имя неверной возлюбленной Горация, в русской поэзии начала XIX века традиционное условное имя. Возможно, стихотворение обращено к Марии Смит, француженке, жившей в семье Энгельгардта[26]
В переработанной редакции, в «Стихотворениях А. Пушкина», изд. 1826 г. Амур и Гименей Автограф неизвестен
Фиал Анакреона Произведение продолжает традицию переводов из Анакреона белым стихом
В переработанной редакции, в «Стихотворениях А. Пушкина», изд. 1826 г. К Шишкову Обращено к А. А. Шишкову, ранние стихи которого Пушкин высоко ценил[27]
«Северный наблюдатель», 1817 г. (первая версия) Пробуждение
Впервые опубликовано М. А. Цявловским в «Известиях ЦИК», № 279 от 29 ноября 1929 г. Ноэль на лейб-гусарский полк
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 К Делии [28]
В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX, 1841 Делия Под именем Делии римский поэт Тибулл воспевал свою возлюбленную. Адресат стихотворения неизвестен[29]
1814-1816 Без разрешения Пушкина, Б. М. Федоровым в альманахе «Памятник Отечественных Муз на 1827 год», СПб., 1827 с изъятием по цензурным требованиям сорока стихов Фавн и пастушка. Картины Автограф неизвестен[29]
Погреб
1814—1816? В. П. Гаевским в «Современнике», 1863, № 7 «Больны вы, дядюшка? Нет мочи…»
1814—1816 П. В. Анненковым в VII томе его издания сочинений Пушкина (1857) Надпись к беседке Образец популярного в начале XIX в. жанра «надписей»[29]
«Вот Виля — он любовью дышет…» Эпиграмма на В. Кюхельбекера[29]
На гр. А. К. Разумовского На А. Разумовского, министра народного просвещения (1810—1816), активно следившего за жизнью лицея[29]
В. Е. Якушкиным в «Русской старине», 1884, кн. XII На Баболовский дворец Баболовский дворец — место встреч Александра I и его фаворитки Софьи Вельо[28]
1816 Н. В. Гербелем, в «Стихотворениях Пушкина, не вошедших в последнее собрание его сочинений», Берлин, 1861 Сравнение
1814—1816 В посмертном издании сочинений Пушкина (т. IX, 1841 г.) Твой и мой
1816 «Тошней идиллии и холодней чем ода…» Стихи без подписи из одного из рукописных сборников лицейских стихов. Адресованы Кюхельбекеру и написаны Пушкиным, что следует из стихотворного ответа Кюхельбекера «Разуверение»[28]
Куплеты. На слова «Никак нельзя — ну так и быть» Коллективное стихотворение
Куплеты. На слова «С позволения сказать» Коллективное стихотворение, известно по письму А. Горчакова родным. Предполагается, что первый и третий куплет написаны Пушкиным[30]
октябрь 1816 В посмертном издании сочинений Пушкина, т. IX Боже! царя храни!.. По предложению Е. Энгельгардта написаны для исполнения на пятилетней годовщине основания Лицея. Первая строфа — из гимна Жуковского «Молитва русских»[30]
1816 Б. П. Гаевским в «Современнике», 1863, № 7 Завещание Кюхельбекера Эпиграмма на В. Кюхельбекера. Авторство Пушкина под вопросом[30]

1817[править | править код]

Год создания Впервые опубликовано Заглавие Примечание
1817 Без ведома Пушкина, М. А. Бестужевым-Рюминым в альманахе «Северная Звезда, 1829» К Каверину
1817 Элегия («Опять я ваш, о юные друзья!…») Поводом к сочинению послужило возвращение 1 января 1817 года в лицей из дома после первых за пять лет каникул[30]
Январь—начало марта К молодой вдове Обращено к Марии Смит, она, обидевшись, показала стихи Энгельгардту. Это окончательно испортило отношения между Пушкиным и директором лицея[31]
Январь—начало марта В посмертном собрании сочинений, т. IX, 1841 г. Безверие Самое раннее атеистическое произведение Пушкина. Читалось им на выпускном экзамене по русской словесности 17 мая 1817 г.[31]. Автограф неизвестен
«Стихотворения А. Пушкина», изд. 1826 г. К Дельвигу («Блажен, кто с юных лет…») Обращено к А. Дельвигу. Автограф неизвестен
Стансы «Ты мне велишь пылать душою…») Перевод стансов Вольтера «Мадам Шатле» («Если Вам угодно, чтобы я ещё любил Вас…»
Март—май В альманахе «Полярная Звезда на 1824 год», СПб., 1824 (отрывок). Полностью А. И. Герценом в «Полярной Звезде на 1858 год», кн. 4, Лондон, 1858 Послание В. Л. Пушкину Автограф неизвестен
Письмо к Лиде
Князю А. М. Горчакову («Встречаюсь я с осьмнадцатой весной…»)
В альбом Обращено к корнету Лейб-гвардии гусарского полка А. Зубову[31]
В альбом Илличевском
Товарищам Позднее — «Прощание». На окончание лицея[31]
Первые числа июня И. И. Пущиным в его «Записках о Пушкине» («Атеней», 1859, № 8) Надпись на стене больницы Экспромт заболевшему Пущину[32]. Автограф неизвестен
В альбом Пущину Обращено к И. Пущину, самому близкому лицейскому другу[32]
Кюхельбекеру («В последний раз, в тиши уединенья…») Написано в последние дни пребывания в лицее и обращено к В. Кюхельбекеру [33]
В посмертном собрании сочинений, т. IX, 1841 г. К портрету Каверина П. Каверин — поручик лейб-гвардии Гусарского полка, приятель Пушкина[34]. Автограф неизвестен
К письму Из цикла элегий, вдохновительницей которых была Е. Бакунина[35]
В посмертном издании сочинений, т. IX, 1841 Сновидение Вольный перевод стихотворения Вольтера «Принцессе Ульрике Прусской» A madame la princesse Ulrique de Prusse. Souvent un peu de vérité…[32]. Автограф неизвестен
В посмертном издании сочинений, т. IX, 1841 Она Автограф неизвестен
зима 1816—1817 «И останешься с вопросом…» [36]
1814-май 1817 «От всенощной вечор идя домой…» [37]
«Я сам в себе уверен…» Молоствов Памфамир Христофорович и Каверин Пётр Павлович — лейб-гусары, приятели Пушкина[38]
1813-1817 Couplets Мария Смит в ответ на Couplets написала куплеты A Mr. Pouchkin (См. К. Я. Грот, Пушкинский лицей, Спб. 1911, с. 346—347)[38]
1814—1816 (по другим источникам 1813—1817?) В переработанной редакции, в «Северных Цветах на 1829 год», под заглавием «Любопытный» Эпиграмма («„Скажи, что нового“. — Ни слова…»)
1814—май 1817 «Пожарский, Минин, Гермоген…» Эпиграмма на поэму С. Ширинского-Шихматова «Пожарский, Минин, Гермоген, или Спасённая Россия»[39]
май 1814—май 1817 Эпиграмма на смерть стихотворца Эпиграмма на В. Кюхельбекера[39]
1816—май 1817 Я. К. Гротом в его книге «Пушкин, его лицейские товарищи и наставники», СПб., 1887 Портрет («Вот карапузик наш, монах…») Эпиграмма на лицейского учителя рисования и гувернёра С. Чирикова[40]. Автограф неизвестен
конец мая — начало июня 1817 В. П. Гаевским в «Современнике», 1863, № 8 Гауншильд и Энгельгард Коллективное стихотворение
  • 1815—1817

1817—1820[править | править код]

1817 (после Лицея)[править | править код]

  • «Есть в России город Луга…»
  • «Простите, верные дубравы!..»
  • К Огаревой («Митрополит, хвастун бесстыдный…»)
  • Тургеневу
  • К*** («Не спрашивай, зачем унылой думой…»)
  • «Краёв чужих неопытный любитель…»
  • К ней («В печальной праздности я лиру забывал…»)
  • Вольность. Ода
  • Кн. Голицыной, посылая ей оду «Вольность»
  • Кривцову
  • «Не угрожай ленивцу молодому…»
  • «Венец желаниям! Итак, я вижу вас…»

1818[править | править код]

  • Мечтателю
  • К Чаадаеву
  • Торжество Вакха
  • Выздоровление
  • «Как сладостно!.. но, боги, как опасно...»
  • Жуковскому
  • Прелестнице

1819[править | править код]

  • Мансурову

1820 (Петербург)[править | править код]

  • Дориде («Я верю: я любим; для сердца нужно верить…»)
  • На Колосову («Всё пленяет нас в Эсфиири…»)
  • «Мне бой знаком — люблю я звук мечей…»

1820 (Юг)[править | править код]

  • «Редеет облаков летучая гряда»
  • «Черная шаль»

1821[править | править код]

  • Кокетке
  • Красавица перед зеркалом
  • Совет - А.С. Пушкин

1822[править | править код]

  • Узник
  • Песнь о вещем Олеге

1823[править | править код]

  • «Свободы сеятель пустынный…»
  • Демон

1824 (Юг)[править | править код]

Южная ссылка или т. н. южный период.

  • К морю
  • К Морфею

1824 (Михайловское)[править | править код]

  • К морю
  • Подражания Корану
  • К Языкову

1825[править | править код]

  • П. А. Осиповой
  • Сожжённое письмо
  • Ода Желание славы
  • Я помню чудное мгновенье
  • Совет
  • Храни меня мой талисман

Примечания[править | править код]

  1. Цявловская, 1959, с. 591, 594.
  2. Благой, 1959, с. 525—526.
  3. Цявловская, 1959, с. 588.
  4. 1234 Цявловская, 1959, с. 592.
  5. 1234 Цявловская, 1959, с. 593.
  6. 12 Цявловская, 1959, с. 594.
  7. 1234 Цявловская, 1959, с. 595.
  8. 12 Цявловская, 1959, с. 596.
  9. Цявловская, 1959, с. 596—597.
  10. 1234 Цявловская, 1959, с. 597.
  11. 12 Цявловская, 1959, с. 556.
  12. Цявловская, 1959, с. 598.
  13. Цявловская, 1959, с. 599.
  14. 12 Цявловская, 1959, с. 600.
  15. 123 Цявловская, 1959, с. 601.
  16. Цявловская, 1959, с. 601—602.
  17. 12 Цявловская, 1959, с. 602.
  18. Цявловская, 1959, с. 603.
  19. Цявловская, 1959, с. 603—604.
  20. 12 Цявловская, 1959, с. 604.
  21. Цявловская, 1959, с. 604—605.
  22. 123 Цявловская, 1959, с. 605.
  23. Цявловская, 1959, с. 606.
  24. 1234 Цявловская, 1959, с. 607.
  25. Цявловская, 1959, с. 605, 607.
  26. Цявловская, 1959, с. 608, 612.
  27. Цявловская, 1959, с. 557—558.
  28. 123 Цявловская, 1959, с. 610.
  29. 12345 Цявловская, 1959, с. 609.
  30. 1234 Цявловская, 1959, с. 611.
  31. 1234 Цявловская, 1959, с. 612.
  32. 123 Цявловская, 1959, с. 613.
  33. Цявловская, 1959, с. 561.
  34. Цявловская, 1959, с. 559.
  35. Цявловская, 1959, с. 605, 613.
  36. Цявловская, 1959, с. 615—616.
  37. Цявловская, 1959, с. 613—614.
  38. 12 Цявловская, 1959, с. 615.
  39. 12 Цявловская, 1959, с. 614.
  40. Цявловская, 1959, с. 614—615.

Александр Пушкин

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 1

Анализ стихотворения Александра Пушкина «Товарищам»

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 2

В 1811 году юный Пушкин был принят в только что открывшийся по инициативе Александра I Царскосельский лицей. Заведение предназначалось для дворянских детей. Согласно замыслу создателей, выпускники его должны были стать государственными чиновниками высших рангов. Александр Сергеевич провел в Лицее шесть лет. Многое произошло за эти годы: Пушкин пережил первую любовь, узнал, что такое настоящая дружба, написал множество стихотворений, получивших высокие оценки от учеников и преподавателей. Поэт искренне любил Царскосельский лицей и дорожил временем, там проведенным. В июне 1817 года завершилось обучение. Первых воспитанников нового заведения выпустили в большую жизнь. Этому событию Александр Сергеевич посвятил стихотворение «Товарищам».

Ключевая тема анализируемого текста – выбор пути. Лицеистам были открыты многие дорогие. Самых талантливых из них на любой службе приняли бы с распростертыми объятиями. Пушкин в стихотворении рассматривает несколько ключевых вариантов. Первый – военная служба. Ее предпочли около пятнадцати выпускников. В их числе – будущий адмирал и полярный исследователь Федор Федорович Матюшкин. Лирический герой послания «Товарищам» военную карьеру всерьез не воспринимает. Он приводит в пример гусар, которым приходится «красиво мерзнуть на параде», а после «ехать греться в караул». При этом их мыслительные способности остаются не у дел, ведь ум приходится прятать под кивер. Второй вариант – стать гражданским чиновником. Герой стихотворения высмеивает и его: Другой, рожденный быть вельможей, Не честь, а почести любя, У плута знатного в прихожей Покорным плутом зрит себя. Тем не менее, сам Пушкин вместе с Кюхельбекером, Корсаковым, Ломоносовым и другими попал в Коллегию иностранных дел.

Что же касается лирического героя послания, он не выказал желания стать писарем, уланом, капитаном или асессором. Ему хочется сохранить свободу, не ограничивать себя рамками, установленными для военных и чиновников. Впрямую об этом не говорится, но внимательному читателю догадаться не составит труда, — герой хочет стать поэтом. Вот только писательство в Российской империи начала девятнадцатого века не рассматривалось в качестве серьезной профессии. Даже на могильной плите великого Державина указано, что под ней покоится «действительный тайный советник и многих российских орденов кавалер». Кстати, Пушкин смог покинуть службу только в 1824 году, причем не столько по собственной воли, сколько по принуждению властей.

Анализы других стихотворений

  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Первый снег»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Полдень»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Помню — долгий зимний вечер»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Последний шмель»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Потомки пророка»

Промчались годы заточенья;

Недолго, мирные друзья,

Нам видеть кров уединенья

И царскосельские поля.

Разлука ждет нас у порогу,

Зовет нас дальний света шум,

И каждый смотрит на дорогу

С волненьем гордых, юных дум.

Иной, под кивер спрятав ум,

Уже в воинственном наряде

Гусарской саблею махнул –

В крещенской утренней прохладе

Красиво мерзнет на параде,

А греться едет в караул;

Другой, рожденный быть вельможей,

Не честь, а почести любя,

У плута знатного в прихожей

Покорным плутом зрит себя;

Лишь я, судьбе во всем послушный,

Счастливой лени верный сын,

Душой беспечный, равнодушный,

Я тихо задремал один.

Равны мне писари, уланы,

Равны законы, кивера,

Не рвусь я грудью в капитаны

И не ползу в асессора;

Друзья! немного снисхожденья –

Оставьте красный мне колпак,

Пока его за прегрешенья

Не променял я на шишак,

Пока ленивому возможно,

Не опасаясь грозных бед,

Еще рукой неосторожной

В июле распахнуть жилет.

Анализ стихотворения Александра Пушкина «Товарищам»

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 3

12 декабря 2015

В 1811 году по указу Александра первого был открыт Царскосельский лицей, именно туда поступает молодой Пушкин. Лицей был рассчитан на дворянское сословие. По плану императора, выпускники лицея смогут работать в высших органах государственной власти.

Пушкин учился в лицее шесть лет, за это время, поэт познакомился с понятием добра и справедливости, в стенах лицея он впервые влюбился. Друзья, с которыми он познакомился в лицее, остались рядом с ним, на протяжении всей его короткой жизни. Благодаря им он понял значение дружбы и верности народу. Первым выпускникам, которые выпускались в 1817 году, Александр Сергеевич посвящает стих «Товарищи».

В своем стихотворении, автор поднимает такую тему, как выбор жизненного пути. Он описывает лицеистов, которые окончили свое обучение, и теперь были вольны решать, какое занятие выбрать в дальнейшем. У лирического героя данного стихотворения существует два выбора. Одним из них является военная служба, но герой относиться к ней скептически. Аргументирует это тем, что за ней человек только учиться красиво, маршировать, а вот думать и вовсе перестает. Ведь офицеры должны быть услужливыми перед своим начальством, потому ум приходиться прятать под кивер.

Вторым, но не менее удачным, по мнению лирического героя, является государственная служба. Чиновники все плуты, каждый из которых считает себя лучшим из них.

«Не честь, а почести любя, У плута знатного в прихожей Покорным плутом зрит себя»

Но что же тогда выбирает наш герой? Он не хочет ограничивать свою жизнь рамками, любая из предоставленных должностей означает для него серое и безрадостное существование. Уже тогда Пушкин всерьез думает о писательской жизни, это впервые отражается в его стихотворение «Товарищ». Пушкин, как и его лирический герой не желает ограничивать свою жизнь рамками, работать там, где должен соответствуя своему статусу.

В тот момент Пушкин также как его друзья находился перед выбором, он желал свободы, а свободой для него была поэзия, только там он чувствовать себя живым и неограниченным рамками. Поэзия на протяжении всей его жизни, давала Пушкину ощущения полета, она была его крыльями.

Сочинение: Тема дружбы в лирике Пушкина

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 4

Тема дружбы в лирике А. С. Пушкина

Величайший русский поэт Александр Сергеевич Пушкин получил образование в привилегированном учебном заведении — Царскосельском лицее. Моло­дые люди из знатных дворянских семей не только изу­чали там разнообразные науки и готовились к службе на благо родины. В Лицее проходило становление их личностей, характеров, формирование мировоззре­ния, взглядов, идеалов. Именно в Царском Селе у Пушкина завязались те дружеские отношения, кото­рые он пронёс через всю свою жизнь. В Лицее Пуш­кин познакомился с И. И. Пущиным, который стал его лучшим другом. Ему посвящены многие известные произведения поэта.

Стихотворение «Товарищам» — одно из ранних тво­рении Пушкина, посвящённых теме дружбы. Лири­ческий герой обращается к товарищам по Лицею. Перед каждым из них открыты разнообразные жиз­ненные дороги. Будущее представляется прекрасным и беспечным. Но эта радость омрачена скорым рас­ставанием.

Разлука ждёт нас у порогу,

Зовёт нас света дальний шум,

И всякий смотрит на дорогу С волненьем гордых, юных дум.

Кого-то ждёт карьера военного, кого-то — государственного деятеля. Лирический же герой просит друзей не торопиться, он хочет, насколько это возможно, продлить моменты юности. Торжественность про исходящего подчёркивает «высокая» лексика, (слова «кров», «думы», «почести» и т. д.). Однако это не ли­шает произведение лёгкого авторского юмора.

Иной, под кивер спрятав ум,

Красиво мёрзнет на параде,

А греться едет в караул…

Сам же лирический герой выбирает поэтическую стезю, чтобы воспевать свободу.

Одно из самых известных произведений Пушкина, посвящённых лучшему другу, — стихотворение «И. И. Пущину», созданное в 1826 году. Его появление связано со ссылкой поэта в село Михайловское. Находясь в деревне, практически в одиночестве, вдали от литературной и общественной жизни, Пушкин осо

бенно скучал по споим друзьям. Пущин оказался пер­вым, кто навестил опального поэта в его изгнании. Для Пушкина эта встреча очень много значила. В результате явились знаменитые строки.

Стихотворение написано в жанре послания, поэто­му его отличают повышенная эмоциональность, вы­разительные эпитеты, обращения к адресату.

Мой первый друг, мой друг бесценный!

Ссылка стала для лирического героя тюрьмой, заточеньем. Однако стихотворение, несмотря на груст­ную предысторию, окрашено радостным и светлым настроением. Чувства одиночества и отчаяния изгнан­ною по на сменяются радостью от встречи с близким человеком В его сознании проносятся воспоминания о счастливых, безмятежных лицейских днях.

Молю святое провиденье:

Да голос мой душе твоей Дарует то же утешенье,

Да озарит он заточенье Лучом лицейских ясных дней!

Копен стихотворения вселяет надежду на скорую встречу старых друзей.

Друзья всегда занимали особое место в сердце Пушкина. Дружба помогала поэту не потерять надежду даже в самых трудных жизненных ситуациях.

Здесь искали:
  • чему посвящено стихотворение товарищам пушкина
  • изложение на тему Мой первый друн Пущин у Пушкина
  • краткое сочинение дружба в лирике пушкина

«Товарищам» А.Пушкин

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 5

«Товарищам» Александр Пушкин

Промчались годы заточенья;
Недолго, мирные друзья,
Нам видеть кров уединенья
И царскосельские поля.
Разлука ждет нас у порогу,
Зовет нас дальний света шум,
И каждый смотрит на дорогу
С волненьем гордых, юных дум.
Иной, под кивер спрятав ум,
Уже в воинственном наряде
Гусарской саблею махнул —
В крещенской утренней прохладе
Красиво мерзнет на параде,
А греться едет в караул;
Другой, рожденный быть вельможей,
Не честь, а почести любя,
У плута знатного в прихожей
Покорным плутом зрит себя;
Лишь я, судьбе во всем послушный,
Счастливой лени верный сын,
Душой беспечный, равнодушный,
Я тихо задремал один…
Равны мне писари, уланы,
Равны законы, кивера,
Не рвусь я грудью в капитаны
И не ползу в асессора;
Друзья! немного снисхожденья —
Оставьте красный мне колпак,
Пока его за прегрешенья
Не променял я на шишак,
Пока ленивому возможно,
Не опасаясь грозных бед,
Еще рукой неосторожной
В июле распахнуть жилет.

Анализ стихотворения Пушкина «Товарищам»

В 1811 году юный Пушкин был принят в только что открывшийся по инициативе Александра I Царскосельский лицей. Заведение предназначалось для дворянских детей. Согласно замыслу создателей, выпускники его должны были стать государственными чиновниками высших рангов. Александр Сергеевич провел в Лицее шесть лет. Многое произошло за эти годы: Пушкин пережил первую любовь, узнал, что такое настоящая дружба, написал множество стихотворений, получивших высокие оценки от учеников и преподавателей. Поэт искренне любил Царскосельский лицей и дорожил временем, там проведенным. В июне 1817 года завершилось обучение. Первых воспитанников нового заведения выпустили в большую жизнь. Этому событию Александр Сергеевич посвятил стихотворение «Товарищам».

Ключевая тема анализируемого текста – выбор пути. Лицеистам были открыты многие дорогие. Самых талантливых из них на любой службе приняли бы с распростертыми объятиями. Пушкин в стихотворении рассматривает несколько ключевых вариантов. Первый – военная служба. Ее предпочли около пятнадцати выпускников. В их числе – будущий адмирал и полярный исследователь Федор Федорович Матюшкин. Лирический герой послания «Товарищам» военную карьеру всерьез не воспринимает. Он приводит в пример гусар, которым приходится «красиво мерзнуть на параде», а после «ехать греться в караул». При этом их мыслительные способности остаются не у дел, ведь ум приходится прятать под кивер. Второй вариант – стать гражданским чиновником. Герой стихотворения высмеивает и его:
Другой, рожденный быть вельможей,
Не честь, а почести любя,
У плута знатного в прихожей
Покорным плутом зрит себя.
Тем не менее, сам Пушкин вместе с Кюхельбекером, Корсаковым, Ломоносовым и другими попал в Коллегию иностранных дел.

Что же касается лирического героя послания, он не выказал желания стать писарем, уланом, капитаном или асессором. Ему хочется сохранить свободу, не ограничивать себя рамками, установленными для военных и чиновников. Впрямую об этом не говорится, но внимательному читателю догадаться не составит труда, — герой хочет стать поэтом. Вот только писательство в Российской империи начала девятнадцатого века не рассматривалось в качестве серьезной профессии. Даже на могильной плите великого Державина указано, что под ней покоится «действительный тайный советник и многих российских орденов кавалер». Кстати, Пушкин смог покинуть службу только в 1824 году, причем не столько по собственной воли, сколько по принуждению властей.

«Товарищам» («Прощанье»), анализ стихотворения Пушкина

История создания

Стихотворение «Товарищам» («Промчались годы заточенья») написано Пушкиным в 1817 г. перед самым выпуском из Лицея, и посвящено этому событию. Пушкин попал в число первых выпускников. В Лицей принимали дворянских детей, мальчиков. Цель создания Царскосельского лицея состояла в подготовке выдающихся государственных деятелей, интеллектуальной элиты. Поэтому лицеистам давали широкие знания по разным предметам, их учили мыслить, готовили к труду на благо России. На гербе Лицея было написано: «Для общей пользы».

Занятия в Лицее начались 19 октября 1811 года, курс был рассчитан на 6 лет. Эта дата стала памятной для Пушкина и остальных лицеистов. Впоследствии занятия начинались 1 августа и длились до 1 июля, но летний месяц лицеисты тоже проводили в Лицее. Так что на 6 лет семьёй лицеиста становились его товарищи и учителя. Первый выпуск состоял из 29 человек; 17 человек были отправлены на гражданскую службу, 12 – на военную.

Стихотворение при жизни Пушкина напечатано не было. В первой редакции оно называлось «Товарищам», затем – «Прощанье».

Литературное направление, жанр

Жанр стихотворения «Товарищам» - послание. Его нельзя отнести к какому-нибудь литературному направлению. Ироничное, даже саркастичное, оно – крик души 18-летнего Пушкина, который не стал ещё великим и очень не хочет остаться безвестным. При этом автор раскрывается как личность, чуждающаяся каких-либо рамок и условностей. Стихотворение написано живым разговорным языком. В нём – весь проявившийся в дальнейшем гений Пушкина.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения – размышления о выборе жизненного пути. Основная мысль: самое важное для лирического героя – не выбор одного из путей службы отечеству (штатская служба или военная), а возможность свободно мыслить и самому решать свою судьбу.

Стихотворение можно разделить на три части. Первая – рассказ о скором прощанье и разлуке с друзьями, после чего каждый пойдёт своей дорогой. Вторая часть описывает судьбу выбравших военную или штатскую службу. В последней части лирический герой противопоставляет себя и тем, и другим, считая их достойными лучшей участи.

Сам лирический герой не стремится к почестям, а живёт лениво, «во всём судьбе послушный». Он отвергает традиционные представления об удачной дворянской судьбе, предпочитая свободомыслие, даже под угрозой наказания.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом. Женская рифма чередуется с мужской. Рифмовка преимущественно перекрёстная, но иногда она сбивается на парную, так что с 5 по 15 строку рифмуются пятистишья: АбАбб и ВгВВг. Такая неровная рифмовка приближает речь к разговорной.

Тропы и образы

В первой части возникает образ Лицея как дома. Пушкин называет время, прожитое в Царском Селе, годами заточенья. Действительно, комнатку свою размером 4 м на 1,5 м с видом на двор и церковь Пушкин называл кельей. Молодому человеку хочется вырваться в свет: «Зовёт нас света дальний шум». Но и разлука с «милыми друзьями» тяготит его. Насколько крепкой была дружба, показало время.

Неизведанное будущее описано в первой части с помощью метафор: промчались годы заточенья, разлука ждёт нас, зовет нас шум света, всякий смотрит на дорогу. Эпитеты характеризуют мысли о будущем – гордые, юные думы.

Во второй части лирический герой рассуждает о двух путях, которые предлагались выпускникам Лицея. Одни избрали военную карьеру, но при этом они вынуждены прятать свой ум под кивером (гусарским головным убором). Это аллегория военной службы, делающей человека несвободным. Лирическому герою она представляется бесполезной (махать саблей, мёрзнуть на параде, ходить греться в караул).

Не лучше и судьба чиновника. Он жертвует не умом, а честью. Рождён быть вельможей, но вынужден пресмыкаться «у плута знатного в прихожей», потому что избрал, полюбил «не честь, а почести». Его лирический герой называет покорным шутом (эпитет и метафора).

В третьей части Пушкин описывает собственное жизненное кредо, совпадающее с помыслами лирического героя. Он послушен судьбе (метафора), «беспечной лени верный сын» (эпитет и метафора), не стремится ни к военной службе («не рвусь я грудью в капитаны»), ни к гражданской («не ползу в асессора»). Слова капитаны и асессора – это аллегории военной и гражданской службы.

С помощью аллегорий Пушкин описывает собственную позицию. Красный колпак санкюлота (простолюдина времён Великой французской революции) – аллегория вольнодумства и свободолюбия. Шишак (старинный воинский головной убор) – аллегория наказания за свободомыслие, солдатчины. Распахнутый жилет – аллегория беспечной лицейской жизни.

Послушайте стихотворение Пушкина Товарищам

Темы соседних сочинений

Александр Пушкин

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 1

Анализ стихотворения Александра Пушкина «Товарищам»

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 2

В 1811 году юный Пушкин был принят в только что открывшийся по инициативе Александра I Царскосельский лицей. Заведение предназначалось для дворянских детей. Согласно замыслу создателей, выпускники его должны были стать государственными чиновниками высших рангов. Александр Сергеевич провел в Лицее шесть лет. Многое произошло за эти годы: Пушкин пережил первую любовь, узнал, что такое настоящая дружба, написал множество стихотворений, получивших высокие оценки от учеников и преподавателей. Поэт искренне любил Царскосельский лицей и дорожил временем, там проведенным. В июне 1817 года завершилось обучение. Первых воспитанников нового заведения выпустили в большую жизнь. Этому событию Александр Сергеевич посвятил стихотворение «Товарищам».

Ключевая тема анализируемого текста – выбор пути. Лицеистам были открыты многие дорогие. Самых талантливых из них на любой службе приняли бы с распростертыми объятиями. Пушкин в стихотворении рассматривает несколько ключевых вариантов. Первый – военная служба. Ее предпочли около пятнадцати выпускников. В их числе – будущий адмирал и полярный исследователь Федор Федорович Матюшкин. Лирический герой послания «Товарищам» военную карьеру всерьез не воспринимает. Он приводит в пример гусар, которым приходится «красиво мерзнуть на параде», а после «ехать греться в караул». При этом их мыслительные способности остаются не у дел, ведь ум приходится прятать под кивер. Второй вариант – стать гражданским чиновником. Герой стихотворения высмеивает и его: Другой, рожденный быть вельможей, Не честь, а почести любя, У плута знатного в прихожей Покорным плутом зрит себя. Тем не менее, сам Пушкин вместе с Кюхельбекером, Корсаковым, Ломоносовым и другими попал в Коллегию иностранных дел.

Что же касается лирического героя послания, он не выказал желания стать писарем, уланом, капитаном или асессором. Ему хочется сохранить свободу, не ограничивать себя рамками, установленными для военных и чиновников. Впрямую об этом не говорится, но внимательному читателю догадаться не составит труда, — герой хочет стать поэтом. Вот только писательство в Российской империи начала девятнадцатого века не рассматривалось в качестве серьезной профессии. Даже на могильной плите великого Державина указано, что под ней покоится «действительный тайный советник и многих российских орденов кавалер». Кстати, Пушкин смог покинуть службу только в 1824 году, причем не столько по собственной воли, сколько по принуждению властей.

Анализы других стихотворений

  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Первый снег»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Полдень»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Помню — долгий зимний вечер»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Последний шмель»
  • Анализ стихотворения Ивана Бунина «Потомки пророка»

Промчались годы заточенья;

Недолго, мирные друзья,

Нам видеть кров уединенья

И царскосельские поля.

Разлука ждет нас у порогу,

Зовет нас дальний света шум,

И каждый смотрит на дорогу

С волненьем гордых, юных дум.

Иной, под кивер спрятав ум,

Уже в воинственном наряде

Гусарской саблею махнул –

В крещенской утренней прохладе

Красиво мерзнет на параде,

А греться едет в караул;

Другой, рожденный быть вельможей,

Не честь, а почести любя,

У плута знатного в прихожей

Покорным плутом зрит себя;

Лишь я, судьбе во всем послушный,

Счастливой лени верный сын,

Душой беспечный, равнодушный,

Я тихо задремал один.

Равны мне писари, уланы,

Равны законы, кивера,

Не рвусь я грудью в капитаны

И не ползу в асессора;

Друзья! немного снисхожденья –

Оставьте красный мне колпак,

Пока его за прегрешенья

Не променял я на шишак,

Пока ленивому возможно,

Не опасаясь грозных бед,

Еще рукой неосторожной

В июле распахнуть жилет.

Анализ стихотворения Александра Пушкина «Товарищам»

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 3

12 декабря 2015

В 1811 году по указу Александра первого был открыт Царскосельский лицей, именно туда поступает молодой Пушкин. Лицей был рассчитан на дворянское сословие. По плану императора, выпускники лицея смогут работать в высших органах государственной власти.

Пушкин учился в лицее шесть лет, за это время, поэт познакомился с понятием добра и справедливости, в стенах лицея он впервые влюбился. Друзья, с которыми он познакомился в лицее, остались рядом с ним, на протяжении всей его короткой жизни. Благодаря им он понял значение дружбы и верности народу. Первым выпускникам, которые выпускались в 1817 году, Александр Сергеевич посвящает стих «Товарищи».

В своем стихотворении, автор поднимает такую тему, как выбор жизненного пути. Он описывает лицеистов, которые окончили свое обучение, и теперь были вольны решать, какое занятие выбрать в дальнейшем. У лирического героя данного стихотворения существует два выбора. Одним из них является военная служба, но герой относиться к ней скептически. Аргументирует это тем, что за ней человек только учиться красиво, маршировать, а вот думать и вовсе перестает. Ведь офицеры должны быть услужливыми перед своим начальством, потому ум приходиться прятать под кивер.

Вторым, но не менее удачным, по мнению лирического героя, является государственная служба. Чиновники все плуты, каждый из которых считает себя лучшим из них.

«Не честь, а почести любя, У плута знатного в прихожей Покорным плутом зрит себя»

Но что же тогда выбирает наш герой? Он не хочет ограничивать свою жизнь рамками, любая из предоставленных должностей означает для него серое и безрадостное существование. Уже тогда Пушкин всерьез думает о писательской жизни, это впервые отражается в его стихотворение «Товарищ». Пушкин, как и его лирический герой не желает ограничивать свою жизнь рамками, работать там, где должен соответствуя своему статусу.

В тот момент Пушкин также как его друзья находился перед выбором, он желал свободы, а свободой для него была поэзия, только там он чувствовать себя живым и неограниченным рамками. Поэзия на протяжении всей его жизни, давала Пушкину ощущения полета, она была его крыльями.

Сочинение: Тема дружбы в лирике Пушкина

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 4

Тема дружбы в лирике А. С. Пушкина

Величайший русский поэт Александр Сергеевич Пушкин получил образование в привилегированном учебном заведении — Царскосельском лицее. Моло­дые люди из знатных дворянских семей не только изу­чали там разнообразные науки и готовились к службе на благо родины. В Лицее проходило становление их личностей, характеров, формирование мировоззре­ния, взглядов, идеалов. Именно в Царском Селе у Пушкина завязались те дружеские отношения, кото­рые он пронёс через всю свою жизнь. В Лицее Пуш­кин познакомился с И. И. Пущиным, который стал его лучшим другом. Ему посвящены многие известные произведения поэта.

Стихотворение «Товарищам» — одно из ранних тво­рении Пушкина, посвящённых теме дружбы. Лири­ческий герой обращается к товарищам по Лицею. Перед каждым из них открыты разнообразные жиз­ненные дороги. Будущее представляется прекрасным и беспечным. Но эта радость омрачена скорым рас­ставанием.

Разлука ждёт нас у порогу,

Зовёт нас света дальний шум,

И всякий смотрит на дорогу С волненьем гордых, юных дум.

Кого-то ждёт карьера военного, кого-то — государственного деятеля. Лирический же герой просит друзей не торопиться, он хочет, насколько это возможно, продлить моменты юности. Торжественность про исходящего подчёркивает «высокая» лексика, (слова «кров», «думы», «почести» и т. д.). Однако это не ли­шает произведение лёгкого авторского юмора.

Иной, под кивер спрятав ум,

Красиво мёрзнет на параде,

А греться едет в караул…

Сам же лирический герой выбирает поэтическую стезю, чтобы воспевать свободу.

Одно из самых известных произведений Пушкина, посвящённых лучшему другу, — стихотворение «И. И. Пущину», созданное в 1826 году. Его появление связано со ссылкой поэта в село Михайловское. Находясь в деревне, практически в одиночестве, вдали от литературной и общественной жизни, Пушкин осо

бенно скучал по споим друзьям. Пущин оказался пер­вым, кто навестил опального поэта в его изгнании. Для Пушкина эта встреча очень много значила. В результате явились знаменитые строки.

Стихотворение написано в жанре послания, поэто­му его отличают повышенная эмоциональность, вы­разительные эпитеты, обращения к адресату.

Мой первый друг, мой друг бесценный!

Ссылка стала для лирического героя тюрьмой, заточеньем. Однако стихотворение, несмотря на груст­ную предысторию, окрашено радостным и светлым настроением. Чувства одиночества и отчаяния изгнан­ною по на сменяются радостью от встречи с близким человеком В его сознании проносятся воспоминания о счастливых, безмятежных лицейских днях.

Молю святое провиденье:

Да голос мой душе твоей Дарует то же утешенье,

Да озарит он заточенье Лучом лицейских ясных дней!

Копен стихотворения вселяет надежду на скорую встречу старых друзей.

Друзья всегда занимали особое место в сердце Пушкина. Дружба помогала поэту не потерять надежду даже в самых трудных жизненных ситуациях.

Здесь искали:
  • чему посвящено стихотворение товарищам пушкина
  • изложение на тему Мой первый друн Пущин у Пушкина
  • краткое сочинение дружба в лирике пушкина

«Товарищам» А.Пушкин

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Товарищам № 5

«Товарищам» Александр Пушкин

Промчались годы заточенья;
Недолго, мирные друзья,
Нам видеть кров уединенья
И царскосельские поля.
Разлука ждет нас у порогу,
Зовет нас дальний света шум,
И каждый смотрит на дорогу
С волненьем гордых, юных дум.
Иной, под кивер спрятав ум,
Уже в воинственном наряде
Гусарской саблею махнул —
В крещенской утренней прохладе
Красиво мерзнет на параде,
А греться едет в караул;
Другой, рожденный быть вельможей,
Не честь, а почести любя,
У плута знатного в прихожей
Покорным плутом зрит себя;
Лишь я, судьбе во всем послушный,
Счастливой лени верный сын,
Душой беспечный, равнодушный,
Я тихо задремал один…
Равны мне писари, уланы,
Равны законы, кивера,
Не рвусь я грудью в капитаны
И не ползу в асессора;
Друзья! немного снисхожденья —
Оставьте красный мне колпак,
Пока его за прегрешенья
Не променял я на шишак,
Пока ленивому возможно,
Не опасаясь грозных бед,
Еще рукой неосторожной
В июле распахнуть жилет.

Анализ стихотворения Пушкина «Товарищам»

В 1811 году юный Пушкин был принят в только что открывшийся по инициативе Александра I Царскосельский лицей. Заведение предназначалось для дворянских детей. Согласно замыслу создателей, выпускники его должны были стать государственными чиновниками высших рангов. Александр Сергеевич провел в Лицее шесть лет. Многое произошло за эти годы: Пушкин пережил первую любовь, узнал, что такое настоящая дружба, написал множество стихотворений, получивших высокие оценки от учеников и преподавателей. Поэт искренне любил Царскосельский лицей и дорожил временем, там проведенным. В июне 1817 года завершилось обучение. Первых воспитанников нового заведения выпустили в большую жизнь. Этому событию Александр Сергеевич посвятил стихотворение «Товарищам».

Ключевая тема анализируемого текста – выбор пути. Лицеистам были открыты многие дорогие. Самых талантливых из них на любой службе приняли бы с распростертыми объятиями. Пушкин в стихотворении рассматривает несколько ключевых вариантов. Первый – военная служба. Ее предпочли около пятнадцати выпускников. В их числе – будущий адмирал и полярный исследователь Федор Федорович Матюшкин. Лирический герой послания «Товарищам» военную карьеру всерьез не воспринимает. Он приводит в пример гусар, которым приходится «красиво мерзнуть на параде», а после «ехать греться в караул». При этом их мыслительные способности остаются не у дел, ведь ум приходится прятать под кивер. Второй вариант – стать гражданским чиновником. Герой стихотворения высмеивает и его:
Другой, рожденный быть вельможей,
Не честь, а почести любя,
У плута знатного в прихожей
Покорным плутом зрит себя.
Тем не менее, сам Пушкин вместе с Кюхельбекером, Корсаковым, Ломоносовым и другими попал в Коллегию иностранных дел.

Что же касается лирического героя послания, он не выказал желания стать писарем, уланом, капитаном или асессором. Ему хочется сохранить свободу, не ограничивать себя рамками, установленными для военных и чиновников. Впрямую об этом не говорится, но внимательному читателю догадаться не составит труда, — герой хочет стать поэтом. Вот только писательство в Российской империи начала девятнадцатого века не рассматривалось в качестве серьезной профессии. Даже на могильной плите великого Державина указано, что под ней покоится «действительный тайный советник и многих российских орденов кавалер». Кстати, Пушкин смог покинуть службу только в 1824 году, причем не столько по собственной воли, сколько по принуждению властей.

«Товарищам» («Прощанье»), анализ стихотворения Пушкина

История создания

Стихотворение «Товарищам» («Промчались годы заточенья») написано Пушкиным в 1817 г. перед самым выпуском из Лицея, и посвящено этому событию. Пушкин попал в число первых выпускников. В Лицей принимали дворянских детей, мальчиков. Цель создания Царскосельского лицея состояла в подготовке выдающихся государственных деятелей, интеллектуальной элиты. Поэтому лицеистам давали широкие знания по разным предметам, их учили мыслить, готовили к труду на благо России. На гербе Лицея было написано: «Для общей пользы».

Занятия в Лицее начались 19 октября 1811 года, курс был рассчитан на 6 лет. Эта дата стала памятной для Пушкина и остальных лицеистов. Впоследствии занятия начинались 1 августа и длились до 1 июля, но летний месяц лицеисты тоже проводили в Лицее. Так что на 6 лет семьёй лицеиста становились его товарищи и учителя. Первый выпуск состоял из 29 человек; 17 человек были отправлены на гражданскую службу, 12 – на военную.

Стихотворение при жизни Пушкина напечатано не было. В первой редакции оно называлось «Товарищам», затем – «Прощанье».

Литературное направление, жанр

Жанр стихотворения «Товарищам» - послание. Его нельзя отнести к какому-нибудь литературному направлению. Ироничное, даже саркастичное, оно – крик души 18-летнего Пушкина, который не стал ещё великим и очень не хочет остаться безвестным. При этом автор раскрывается как личность, чуждающаяся каких-либо рамок и условностей. Стихотворение написано живым разговорным языком. В нём – весь проявившийся в дальнейшем гений Пушкина.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения – размышления о выборе жизненного пути. Основная мысль: самое важное для лирического героя – не выбор одного из путей службы отечеству (штатская служба или военная), а возможность свободно мыслить и самому решать свою судьбу.

Стихотворение можно разделить на три части. Первая – рассказ о скором прощанье и разлуке с друзьями, после чего каждый пойдёт своей дорогой. Вторая часть описывает судьбу выбравших военную или штатскую службу. В последней части лирический герой противопоставляет себя и тем, и другим, считая их достойными лучшей участи.

Сам лирический герой не стремится к почестям, а живёт лениво, «во всём судьбе послушный». Он отвергает традиционные представления об удачной дворянской судьбе, предпочитая свободомыслие, даже под угрозой наказания.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано четырёхстопным ямбом. Женская рифма чередуется с мужской. Рифмовка преимущественно перекрёстная, но иногда она сбивается на парную, так что с 5 по 15 строку рифмуются пятистишья: АбАбб и ВгВВг. Такая неровная рифмовка приближает речь к разговорной.

Тропы и образы

В первой части возникает образ Лицея как дома. Пушкин называет время, прожитое в Царском Селе, годами заточенья. Действительно, комнатку свою размером 4 м на 1,5 м с видом на двор и церковь Пушкин называл кельей. Молодому человеку хочется вырваться в свет: «Зовёт нас света дальний шум». Но и разлука с «милыми друзьями» тяготит его. Насколько крепкой была дружба, показало время.

Неизведанное будущее описано в первой части с помощью метафор: промчались годы заточенья, разлука ждёт нас, зовет нас шум света, всякий смотрит на дорогу. Эпитеты характеризуют мысли о будущем – гордые, юные думы.

Во второй части лирический герой рассуждает о двух путях, которые предлагались выпускникам Лицея. Одни избрали военную карьеру, но при этом они вынуждены прятать свой ум под кивером (гусарским головным убором). Это аллегория военной службы, делающей человека несвободным. Лирическому герою она представляется бесполезной (махать саблей, мёрзнуть на параде, ходить греться в караул).

Не лучше и судьба чиновника. Он жертвует не умом, а честью. Рождён быть вельможей, но вынужден пресмыкаться «у плута знатного в прихожей», потому что избрал, полюбил «не честь, а почести». Его лирический герой называет покорным шутом (эпитет и метафора).

В третьей части Пушкин описывает собственное жизненное кредо, совпадающее с помыслами лирического героя. Он послушен судьбе (метафора), «беспечной лени верный сын» (эпитет и метафора), не стремится ни к военной службе («не рвусь я грудью в капитаны»), ни к гражданской («не ползу в асессора»). Слова капитаны и асессора – это аллегории военной и гражданской службы.

С помощью аллегорий Пушкин описывает собственную позицию. Красный колпак санкюлота (простолюдина времён Великой французской революции) – аллегория вольнодумства и свободолюбия. Шишак (старинный воинский головной убор) – аллегория наказания за свободомыслие, солдатчины. Распахнутый жилет – аллегория беспечной лицейской жизни.

Послушайте стихотворение Пушкина Товарищам

Темы соседних сочинений

Анализ стихотворения Александра Пушкина «Была пора»

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Была пора № 1

21 февраля 2016

Произведение «Была пора» А.С.Пушкин написал к юбилею родного лицея. Это своего рода исповедь, автобиографичное произведение. Писатель передал свои эмоции, которые сопровождали его на протяжении своего развития и обучения.

Первая часть стихотворения описывает беззаботную молодость. Это ощущение легкости и шумного веселья. В молодости невежество является постоянным спутником юношей. Писатель вспоминает это время с ностальгией и тоской. Ему хочется вернуться туда, окунуться в этот беззаботный праздник жизни.

Далее описывается более зрелый период. Человек становится более рассудительным, он не может так безудержно поддаваться эмоциям. Поэт сравнивает это состояние с грустью. И праздник уже не так весел, все так же поднимают чаши, но реже улыбаются. Такими описаниями двух жизненных циклов писатель показывает перемены студентов, которые окончили лицей.

В центре событий произведения, безусловно, лицей. Вокруг учебного заведения и происходят все перемены в жизни юношей. Очень точно А.С.Пушкин передал ощущение времени. Менялись цари, лилась кровь, но лицей существовал вопреки всему. Такие трагические исторические факты умело завуалированы.

Стихотворение не просто красивое сложение фраз, а целая история создания учебного заведения. Поэт вспомнил и указ царя, и первого руководителя лицея. Писатель в подробностях описал проводы на фронт старших воспитанников лицея, свои переживания, связанные с наступлением Наполеона. Таким образом, автор восхваляет героизм воспитанников и показывает, какое место в системе образования лицея занимает патриотизм.

В конце произведения писатель возвышает Русь, ее мощь и могущество. Автор показывает в полной мере свой патриотизм и любовь к родине. Он гордится лицеем и заслужено определяет его как лучшее учебное заведение для ярких и талантливых представителей русского народа, каким и являлся он сам. В произведении изложен весь путь становления лицея, трудности и тяготы трагических событий и своеобразный прогноз на будущее.

Рекомендуется к прочтению:

Была пора: наш праздник молодой
Сиял, шумел и розами венчался,
И с песнями бокалов звон мешался,
И тесною сидели мы толпой.
Тогда, душой беспечные невежды,
Мы жили все и легче и смелей,
Мы пили все за здравие надежды
И юности и всех ее затей.

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется,
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Всему пора: уж двадцать пятый раз
Мы празднуем лицея день заветный.
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Недаром — нет! — промчалась четверть века!
Не сетуйте: таков судьбы закон;
Вращается весь мир вкруг человека, —
Ужель один недвижим будет он?

iv>

Припомните, о други, с той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,

Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.

Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын,
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей.
Тогда гроза двенадцатого года
Еще спала. Еще Наполеон
Не испытал великого народа —
Еще грозил и колебался он.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас. и племена сразились,
Русь обняла кичливого врага,
И заревом московским озарились
Его полкам готовые снега.

Вы помните, как наш Агамемнон
Из пленного Парижа к нам примчался.
Какой восторг тогда пред ним раздался!
Как был велик, как был прекрасен он,
Народов друг, спаситель их свободы!
Вы помните — как оживились вдруг
Сии сады, сии живые воды,
Где проводил он славный свой досуг.

И нет его — и Русь оставил он,
Взнесенну им над миром изумленным,
И на скале изгнанником забвенным,
Всему чужой, угас Наполеон.
И новый царь. суровый и могучий,
На рубеже Европы бодро стал,
И над землей сошлися новы тучи,
И ураган их.

Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М. ГИХЛ, 1959—1962. Том 2. Стихотворения 1823–1836.

© Электронная публикация — РВБ, 2000—2017. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.

«Была пора» А.Пушкин

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Была пора № 2

«Была пора» Александр Пушкин

Была пора: наш праздник молодой
Сиял, шумел и розами венчался,
И с песнями бокалов звон мешался,
И тесною сидели мы толпой.
Тогда, душой беспечные невежды,
Мы жили все и легче и смелей,
Мы пили все за здравие надежды
И юности и всех ее затей.

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется.
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Всему пора: уж двадцать пятый раз
Мы празднуем лицея день заветный.
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Недаром — нет! — промчалась четверть века!
Не сетуйте: таков судьбы закон;
Вращается весь мир вкруг человека,-
Ужель один недвижим будет он?

>

Припомните, о други, с той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,
Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.

Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын.
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей,-
Тогда гроза двенадцатого года
Еще спала. Еще Наполеон
Не испытал великого народа —
Еще грозил и колебался он.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас… и племена сразились,
Русь обняла кичливого врага,
И заревом московским озарились
Его полкам готовые снега.

Вы помните, как наш Агамемнон
Из пленного Парижа к нам примчался.
Какой восторг тогда пред ним раздался!
Как был велик, как был прекрасен он,
Народов друг, спаситель их свободы!
Вы помните — как оживились вдруг
Сии сады, сии живые воды,
Где проводил он славный свой досуг.

И нет его — и Русь оставил он,
Взнесенну им над миром изумленным,
И на скале изгнанником забвенным,
Всему чужой, угас Наполеон.
И новый царь, суровый и могучий,
На рубеже Европы бодро стал,
И над землей сошлися новы тучи,
И ураган их.


Анализ стихотворения Пушкина «Была пора»

Стихотворение «Была пора: наш праздник молодой…», написанное в 1836 году, — одно из последних произведений Пушкина. Оно посвящено двадцатипятилетию со дня открытия Царскосельского лицея и выдержано в жанре дружеского послания. В первой строфе лирический герой вспоминает счастливые дни юности, когда товарищи собирались тесною толпой и «с песнями бокалов звон мешался». То беспечное в хорошем смысле слова время — пора надежд, мечтаний. Жизнь казалось легкой, а все дороги открытыми. Вторая строфа будто зеркально отражает первую. Герой с грустью констатирует: «Теперь не то…». Молодость ушла, стало меньше веселья на праздниках, песни практически перестали звучат, их сменило задумчивое молчанье. У читателей возникает ощущение, что каждая строка первой строфы во второй подается со знаком «минус». Подобная антитеза — противопоставление юности и зрелости — вполне традиционна. Она часто встречается и у других писателей.

Начало третьей строфы — логическое продолжение предыдущих рассуждений. Герой печально говорит:
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Кажется, и дальше в стихотворении будет царить атмосфера грусти, но происходит неожиданный поворот: «Недаром — нет! — промчалась четверть века!». Затем следует определение закона судьбы:
Вращается весь мир вкруг человека, —
Ужель один недвижим будет он?

В тосте, произнесенном на дружеской пирушке, возникает философская проблематика. Человеческую жизнь Пушкин сравнивает с жизнью Вселенной. Внутренний мир человека он словно проецирует на мир Вселенной. В начале четвертой строфы лирический герой вновь обращается к товарищам, прося их припомнить, что вместе удалось им пережить. И здесь появляются «игралища таинственной игры». Через этот образ стихотворение выводится на совершенно другой уровень. Отходит на второй план дружеское застолье. Его сменяет нечто более глобальное — мировая история, в которую оказываются вписаны лицеисты. Впоследствии масштаб снова будет варьироваться. Например, в пятой строфе герой напрямую обращается к бывшим одноклассникам. При этом речь идет о воспоминаниях, доступных узкому кругу людей, — о том дне, когда Царскосельский Лицей впервые открыл свои двери для учеников.

Согласно свидетельствам современников, стихотворение «Была пора: наш праздник молодой…» Пушкин декламировал на последней в своей жизни встрече лицеистов. При этом поэт так разволновался и расчувствовался, что даже не смог завершить чтение.

Лирика дружбы у Пушкина

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Была пора № 3

Чувство дружбы, вынесенное из лицея, одушевляло поэта всю жизнь. Но с годами представление о дружбе менялось.
Вот одно из лицейских стихотворений Пушкина – «Пирующие студенты» (1814). В этом стихотворении дружба воспевается как счастливый, но минутный союз вольности, радости, освобождения от всех уз, в том числе и от тягот учения, от «холодных мудрецов». Энному поэту важно, чтобы все его друзья объединились в общем настроении беззаботной радости. Ему весело и от собственного дара сочинительства – даже больше, даже чем от пунша. Энергия брызжет из него, он шутит и над собой, и над друзьями:
«Дай руку, Дельвиг, что ты спишь?
Проснись, ленивец сонный!
Ты не под кафедрой лежишь,
Латынью усыпленный.».
А теперь стихотворение «19 октября» написанное в Михайловском в 1825 году:
«Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Прогоняет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор…»
Стихотворение начинается с ощущения жизненных потерь, осенней тоски. Но постепенно оно наполняется радостью одушевлением. Воспоминания о друзьях спасают от одиночества. Дружба здесь предстает как защита от «сетей судьбы суровой». Сама мысль о друзьях, разбросанных по всему свету, раздвигает границы жизни, помогает преодолеть замкнутость «дома опального». Дружба противостоит гонениям судьбы. Дружба раздвигает душевное пространство человека.

стихотворениях Пушкин ценит в друзьях не похожесть, а своеобразие. Не общее настроение он воспевает, как раньше, а верность «прекрасному союзу» и неповторимость каждого из друзей.
Итак, дружба для поэта оказывается спасительной потому, что при всей своей суровости судьбы возможны «дни соединений». Дружба – это признание другого человеческого характера, другого пути, это душевная щедрость, а не самоутверждение. Такое понимание дружбы спасительно, потому что ведет к гармонии с миром. Дружба рождает благодарность, доброту. Не только «наставникам, хранившим юность нашу», воздает должное поэт. Он в одушевлении дружбы прощает даже гонителя, царя, хотя характеристика Александра I в этом стихотворении нисколько ни смягчена: «Он – раб молвы, сомнений и страстей». В этом прощении нет и намека на стремление заслужить благосклонность властителя, которым пронизаны, например. «Скорбные элегии» Овидия.
Последняя для Пушкина лицейская годовщина отмечена стихотворением «Была пора: Наш праздник молодой Сиял, шумел и розами венчался…»(1836). В сущности, начало его – это обобщенный образ стихотворения «Пирующие студенты», но написан он уже свободной рукой мастера. В стихотворении сопоставлены начало и конец жизни, одушевление и тишина. Время меняет и чувства, и облик людей. Но поэт утверждает, что «недаром… промчалась четверть века». Стихотворение, пронизанное рефреном «Вы помните…», восстанавливает историческую панораму века.
«Припомните, о други. С той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,
Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.»
Дружба в этом стихотворении – единство поколения перед лицом истории, совместно прожитый век, с его тревогами, победами, иллюзиями, падениями и взлетами.

2254 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Лирика дружбы у Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Подскажите анализ стих. Пушкина «Была пора: наш праздник молодой»

СергейЛ Просветленный (41735) 8 лет назад

Стихотворение А. С. Пушкина «Была пора: наш праздник молодой… » было написано в 1836 году к 25-летней годовщине открытия Царскосельского лицея. Он был открыт 19 октября 1811 года в соответствии с указом императора Александра I, разработанным им при участии его сподвижника М. М. Сперанского. В лицей принимались мальчики 11–12 лет из дворянских семей для обучения различным наукам. Туда был отдан и юный Пушкин. Там поэт нашёл много товарищей, дружбу с которыми пронёс через всю свою жизнь: Дельвиг, Пущин, Кюхельбекер, Вольховский, Матюшкин и многие другие. С тех пор они собирались каждый год вместе праздновать “лицея день заветный” и вспомнить “чему, чему свидетели мы были”. А ведь было чему…

Через месяц многонациональная армия французского императора перешла Неман. “Гроза двенадцатого года” проснулась. “Вы помните: текла за ратью рать” — мимо лицея для участия в войне шли колонны русской гвардии. Как хотелось лицеистам быть с ними на полях сражений! Многие даже пытались бежать; хотел уйти и Пушкин — не пустили.

Наполеон проиграл. Он так и не смог понять “великого народа”, не понял, почему эти варвары не сдались, почему не приняли его обещание отменить крепостное право (а он бы это сделал) и как эти почти безоружные крестьяне могли нанести такой урон его армии. Он отправлял послов к Кутузову, писал письма Александру I; он требовал, требовал мира. Вместо позорной сдачи Руси (у Пушкина именно: Руси) Наполеон получил зарево Москвы, ледяную катастрофу — Березину, Лейпциг, взятие Парижа, отречение от престола, “Сто дней”, развязку при Ватерлоо и, наконец, второй Парижский мир.

“Вы помните, как наш Агамемнон // Из пленного Парижа к нам примчался”. Так Пушкин пишет об императоре Александре I Благословенном. Это одна из самых загадочных фигур русской истории, “Агамемнон Европы” (Агамемнон — царь Микен, предводитель греков в Троянской войне). “Северный Сфинкс”, “Коронованный Гамлет”. Надо сказать, поэт относился к этому императору иронично (“Властитель слабый и лукавый, // Плешивый щёголь, враг труда”, “Я всех уйму с моим народом, — // Наш царь в конгрессе говорил”). Здесь же, спустя одиннадцать лет после его смерти, поэт отдаёт дань Александру I как человеку, бесспорно, одарённому и желавшему России счастья: “Как был велик, как был прекрасен он, // Народов друг, спаситель их свободы! ”, “И нет его — и Русь оставил он, // Взнесенну им над миром изумлённым”.

На острове Святой Елены умер Наполеон, гений, погубивший столько жизней из-за самолюбия и патриотизма. Скончался в Таганроге Александр. “И новый царь, суровый и могучий” в лице Николая I вступил на престол. Декабристы, среди которых было много лицеистов, в Сибири; ужесточается цензура, создаётся тайная полиция — появляется зажатый человек николаевской эпохи. Романтизм и рыцарство уходят. Вечная драма. Вечный пафос истории. Истории, которую Пушкин очень хорошо чувствует. Стихотворение так и осталось недописанным — через три месяца поэта убьют.

см. полностью по ссылке

Послушайте стихотворение Пушкина Была пора

Источник: ostihe.ru

Анализ стихотворения Александра Сергеевича Пушкина «Была пора…»

Стихотворение «Была пора: наш праздник молодой…», написанное в 1836 году, — одно из последних произведений Пушкина. Оно посвящено двадцатипятилетию со дня открытия Царскосельского лицея и выдержано в жанре дружеского послания. В первой строфе лирический герой вспоминает счастливые дни юности, когда товарищи собирались тесною толпой и «с песнями бокалов звон мешался». То беспечное в хорошем смысле слова время — пора надежд, мечтаний. Жизнь казалось легкой, а все дороги открытыми. Вторая строфа будто зеркально отражает первую. Герой с грустью констатирует: «Теперь не то…». Молодость ушла, стало меньше веселья на праздниках, песни практически перестали звучат, их сменило задумчивое молчанье. У читателей возникает ощущение, что каждая строка первой строфы во второй подается со знаком «минус». Подобная антитеза — противопоставление юности и зрелости — вполне традиционна. Она часто встречается и у других писателей.

Начало третьей строфы — логическое продолжение предыдущих рассуждений. Герой печально говорит:

Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!

Кажется, и дальше в стихотворении будет царить атмосфера грусти, но происходит неожиданный поворот: «Недаром — нет! — промчалась четверть века!». Затем следует определение закона судьбы:

Вращается весь мир вкруг человека, —
Ужель один недвижим будет он?

В тосте, произнесенном на дружеской пирушке, возникает философская проблематика. Человеческую жизнь Пушкин сравнивает с жизнью Вселенной. Внутренний мир человека он словно проецирует на мир Вселенной. В начале четвертой строфы лирический герой вновь обращается к товарищам, прося их припомнить, что вместе удалось им пережить. И здесь появляются «игралища таинственной игры». Через этот образ стихотворение выводится на совершенно другой уровень. Отходит на второй план дружеское застолье. Его сменяет нечто более глобальное — мировая история, в которую оказываются вписаны лицеисты. Впоследствии масштаб снова будет варьироваться. Например, в пятой строфе герой напрямую обращается к бывшим одноклассникам. При этом речь идет о воспоминаниях, доступных узкому кругу людей, — о том дне, когда Царскосельский Лицей впервые открыл свои двери для учеников.

Согласно свидетельствам современников, стихотворение «Была пора: наш праздник молодой…» Пушкин декламировал на последней в своей жизни встрече лицеистов. При этом поэт так разволновался и расчувствовался, что даже не смог завершить чтение.

Источник: poesy.site

Б.Ю.: Странное стихотворение, сколько ему было лет?

Б.Ю.: Да, читаешь-то ты. Понятно, что Пушкин… Мы можем грезить о том, что он делал, как угодно. У каждого свой Пуш­кин. Вчера он родился?

Катя: Сегодня.

Б.Ю.: Сегодня, да.

Катя: Конечно, вот, то, что есть на сегодняшний день.

Б.Ю.: Да не, ну какой круг, мы что, в лицее учились, что ли?

Катя: Те, кто со мной учился еще.

Б.Ю.: Ну да, но это будет девальвация, это будет снижено до истории театра «Школа драматического искусства», что ли? Или ещё чего-нибудь?

Катя: Борис, это же просто берётся стихотворение, ставится в ту воду, которую вы хотите. И тогда меняется и человек, ко­торый читает, и для кого читает, и про что читает. И всё по­меняется. Я же исходила из сегодняшней ситуации, кто рядом со мной, кто проходил эту школу. И тогда, конечно, как вы го­ворите, девальвация…

Б.Ю.: Да, вот я, собственно, и говорю, что…

Катя: А как только вы посадите меня на мотоцикл, понимаете, это будет совсем по-другому звучать.

Б.Ю.: Я, во-первых, Кать, могу не сажать никого на мотоцик­лы, мне вообще насрать на всё это. И будете по этому поводу шутить — я, в принципе, не буду ни на чём настаивать. Я вам сразу скажу, настроение у меня опасное, и человек я независи­мый, вы тоже люди независимые. Так что лучше не нарывай­тесь, это я вас сразу предупреждаю. Вы в ответ меня можете тоже предупредить.

Катя: А у нас не диалог идёт?

Б.Ю.: Диалог, поэтому я и говорю.

Катя: То есть можно предупредить?

Б.Ю.: Можешь предупредить в ответ, да.

Катя: Хорошо.

Б.Ю.: Ну чего иронизировать, тем более не над своей работой?

Катя: Я серьёзно говорю.

Б.Ю.: Ты говоришь: «Можно посадить на мотоцикл». Ты про что говоришь? Ты про что серьёзно говоришь? Вот идет у нас с тобой диалог, я слушаю. Вот я тебя спрашиваю…

Катя: Если вы мне сделаете вот этот… я забыла, как это на­зывается…

— «Мираж».

Б.Ю.: Да причем здесь «мираж»?! Я тебе что, предлагаю «ми­раж»? Кать, ну надо быть сумасшедшим. Я что сейчас «мираж» предлагаю?! Я с тобой иду по тексту на глубинной структуре разбора и спрашиваю, почему… ты прочла в характере… (Хо­чешь мою оценку? Я скажу.) имитационной пустоты. То есть невозможно это так читать и это слушать. Теперь я должен это сказать. Вот я тебе говорю: так читать нельзя, нельзя так читать. Поэтому чтобы исправить эту ситуацию, предлагаю тебе глубинную структуру разбора, а никакой не «мираж». «Мираж» возможен только, если разбор уже взят и игра есть. Если игры нет, то «мираж» невозможен. Будь внимательна к тому, что я сейчас говорю. Надо тогда вначале сделать игру, то есть взять глубинную структуру разбора, её сделать, чтоб появилась игра. «Мираж» есть венец, есть возможность, уже есть тело, и можно одеть тело, то есть добавить туда свет. «Мираж» — это не подмена, вот на что я, собственно, отреа­гировал, не обиделся, а отреагировал. Потому что мне кажет­ся, что есть невменюха какая-то, взаимное непонимание. А в данном случае, пустота, неправильно проходится, неправиль­но. Поэтому я взял и стал на это тратить время, слава тебе, господи, мне времени не жалко, чтобы разобраться, откуда она взялась-то, эта пустота? И пытаюсь это чуть-чуть всковырнуть и добраться до того, где её можно исправить. Если такой необходимости нет, если уже в людях гудит тематизм, и внутренняя структура взята, я её не порчу, я её не подменяю на свою, я тогда вместе с ними иду дальше. И тогда я одеваю это в «мираж» или предлагаю этому жить каким-то образом. Только в этом случае. А если этого нет, я «мираж» никогда не буду на пустоту надевать, он же не наденется. Это ж будет ни­что вообще, и имя этому будет никак. Это большая разница, тем более что сейчас на то, как ты читаешь, никакого «мира­жа» не наденешь, потому что там всё неправильно устроено, неправильно. Имитация, имитационная структура, обраще­ние сухое, из ниоткуда идущее. Душа абсолютно никак с этим не связана. А то, с чем она связана, не соответствует уровню этого стиха. Значит, надо взять совершенно другую тактику восприятия этого текста. Эту тактику я потихонечку на уров­не живого разговора тебе сейчас начал предлагать. Первое, я говорю, что под юбилейным стихом скрывается перевёртыш. Ты это всё нормально слышала. Второе, я говорю, что вся эта юность, которая здесь проходится и кажется таким носталь­гически переживаемым счастьем, на самом деле проходится и как наёбка судьбы, а не как пережитое счастье. Как особого рода иллюзия, как особого рода результат игры, которую ве­дет с ними рок, с ними со всеми, не только с ним конкретно, с лицеем, который на самом деле является частичкой царской жизни, а царь есть Россия. То есть с народами, с народами. Он от себя к народам очень быстрый шаг делает через собствен­ную юность. Для него лицей — это место царя. А царь, казалось бы, наместник бога. Так вот эта судьба играет всеми, поэтому ключевым является эта игра, «игра-ли-ща таинственной игры, мета-ли-ся смущенные народы». Слышите, как он пользуется? При скованности XIX века, при том, что они были достаточно скованные в языке, Пушкин внутри этой скованности позво­ляет себе такие мощные артикуляции, хулиганские артику­ляции. Это чудовищно, хулигански артикулированное двустишье, вы вслушайтесь в него: «Игра-ли-ща таинственной игры, мета-ли-ся смущенные народы». «Ща», вот это «ща» тут живет, особенное это «-ща», «-ся»! Это очень важно для Пуш­кина. Я сейчас просто обращаю внимание, как строка у него устроена. «И высились, и падали цари; / И кровь людей то Сла­вы, то Свободы, / То Гордости багрила алтари». Ребята, это же предельное высказывание. Какие алтари она багрила? Это пре­дельное в своей радикальности высказывание по отношению к Господу, по отношению к судьбе, к устройству мира. И какой здесь скепсис, и какая, если угодно, чёрная полоса за этим гу­дит! Подведем в юбилей? Давайте подведем в юбилей. Хотите узнать, кто нами управлял эти 25 лет? Я вам сейчас скажу, кто нами управлял. Игра-ли-ща таинственной игры, вот кто нами управлял! А кровь чья? А всех. Слава, это что? Багрила что? Что багрила? Алтари! Агамемнон из Парижа! Он всё ближе, ближе, ближе! Это он так царя называет. О-о-о! И где? И кто? И что? И чё? Мета-ли-ся смущенные народы! Вот это Пуш­кин. В принципе, я говорю, это радикальный, запрещенный стих в жанре юбилейного стиха. Запрещённый стих, как бы подпольный стих. Но Пушкин острее всех остряков. Он и сей­час острее всех остряков. Вот что, дорогая Катенька, которую я нежно люблю и надеюсь, ты на меня не обидишься. Просто я в настроении этого стиха сейчас с тобой разговариваю. Но это совсем другое, чем то, что ты пробуешь. Моя задача сейчас — не подробно разобрать этот стих, потому что у нас не репетиция с тобой индивидуальная, но хотя бы намекнуть на эту другую сторону. Услышала ли ты её? Мой вопрос, мы в диалоге.

Катя: Не совсем. Я слышу основное.

Б.Ю.: Ну, я не настаиваю, в принципе, на этой стороне. Может, ты её сама дальше попробуешь проработать?

Катя: Простите меня, пожалуйста, я, правда, иногда не по­нимаю, правда. Я теперь не понимаю вот эти «смуща-ли-ся», «мету-щи-е-ся» и так далее — это нужно подчеркивать?

Б.Ю.: Я когда показываю, я не показываю, как надо читать. Я просто подчеркиваю определенные вещи, связанные со смыс­лом, при помощи свойственных мне качеств. Но я не пред­лагаю тебе так читать. Я при помощи этого выражаю некий смысл, который здесь открываю как аналитик. Может, у ана­литика есть свой театр. А реализуешь же ты его при помощи собственных красок и собственного рассказа. Ответил я на твой вопрос?

Катя: Да.

Б.Ю.: Я никогда не показываю, как играть. Я не так воспитан. Если это не рисунок… А я в рисунке практически с вами не работаю, это эфросовский театр и метод связаны с рисунком, там показываешь ход. А, тем более, качество я не показываю никому. Качество — это ваше дело, поведение — это ваше дело, способ произносить. Если ты качества предлагаешь, я их могу обсуждать и предлагать тебе. Но когда я что-то показываю, это не поведенческий показ, это некое выражение смысла. У режиссуры же свой театр режиссёра. Он не связан с тем, что надо потом повторять актеру. А кто-то понимает то, что сей­час говорю?

— Да.

Б.Ю.: У каждого режиссёра вообще свой отдельный театр. И огромная ошибка, особенно молодой режиссуры, заключается в том, что они начинают подражать. Как может актер подра­жать другому актеру, как режиссёр может подражать другому режиссёру?! Начинает говорить его голосом, у него возника­ют какие-то манеры. Это огромная ошибка, он в этот момент лишается собственного театра. Я специалист по воспитанию режиссёров. Поэтому то, что я говорю, я говорю очень ответ­ственно. Так и должен делать режиссёр, у каждого свой театр. Кто-то тихо говорит, вообще никогда ничего не показывает. Но если это его театр?.. А как раз искусство актера — достать, получить. Режиссёр же хочет только дать, он на самом деле взять ничего не хочет по определению этой профессии, по­нимаете? Ему приходится раз и навсегда стать альтруистич­ным одиночкой. Это такой путь режиссёра. А умный актер что делает? Он у него берёт все, что может взять, и дальше реализует на своем творческом пути. Если он хочет взять кра­ску, он может её взять, но это будет уже тогда краска, взятая у режиссёра, а не навязанная режиссёром актёру, потому что это страшное безумие — воспользоваться театром режиссёра для осуществления актерской игры. Нельзя ни в коем случае! Надо воспользоваться импульсом, смыслом, структурным предложением, всеми теми элементами, за которые ответстве­нен режиссёр, понятийным разбором и так далее. Вот это по­нимаете? Основа нашего диалога на этом, Катя. Ответил на вопрос? Поэтому когда я говорю про эти слова, я просто под­черкиваю, как устроено у Пушкина.

Знаешь Жирмунского? Не приходилось читать Жирмунского? Это крупнейший литературовед, который прекрасно изучает стиховую лексику. Он жил в 20-е годы, академик Жирмун­ский. Он обращает внимание, что в этом, казалось бы, едином складе текущего стиха спрятано огромное разнообразие, по­нимаете? Чтобы его подчеркнуть, я показываю. Когда мы име­ем дело с такой строчкой — «игра-ли-ща таинственной игры, мета-ли-ся смущенные народы», и когда мы имеем дело с та­кой строчкой «тогда душой беспечные невежды, мы жили все и легче, и смелей», надо понимать, что игра звонких и глухих букв, оглушенных, озвученных, особого рода музыкальность строки участвуют в производстве её смысла. Это обязательно так. Не только ритмическая структура строки, но и её алли­терация, аллитерационная структура, то есть музыкальная структура строки участвует в производстве смысла обяза­тельным образом. И это надо учитывать, особенно у Пушки­на. Вот это и показал в частности Жирмунский, и не только он, и Тынянов. Здесь у строчек совершенно разные аллитера­ционные структуры. Вот: «Тогда, душой беспечные невежды, мы жили все и легше. и легче», — но тут легше, легше — так произносится, «и легче, и смелей» — здесь живет «ж». А в игра­лищах живет «ща». И здесь сражение «ж» и «ща» довольно су­щественно. Это особого рода превращение. «И кровь людей, то славы, то свободы, то гордости багрила алтари». Это люди славы, люди свободы, люди гордости, или это алтари, то есть идолы? Люди одни и те же, кровь у них одна и та же, а идо­лы появлялись все разные, то есть в этом фишки, фишки этой игры. Всё время появлялись разные — то славы, то свободы, то гордости. Алтари… Вот смотри, эту строчку можно понять: люди гордости, свободы этой багрили некий алтарь. А можно сказать, что первый алтарь — алтарь гордости, второй — алтарь свободы, третий — алтарь славы или наоборот. Да, наоборот. Слава, свобода, гордость. Вы понимаете, какой невероят­ный скепсис. Я знаю, например, скепсис Бродского, по сути, цинизм Бродского, религиозный цинизм, но у Пушкина по­мощнее. Такой беспощадный взгляд на эти гордость, славу и свободу — это реквиемный взгляд смертельной жёсткости. И всё это вложить в юбилейную речь? Это надо умудриться. «Вы помните, когда возник лицей», — после этого он говорит.

Катя: Что возникло?

Б.Ю.: Лицей. Помните? Это после того как он уже сказал про таинственную игру и про алтари гордости, свободы и этой, которой только кровь багрит… жертвоприношения. Это есть история. Вы помните? Вот начинается целая часть, но она от­куда начинается? Когда завершилась-то целая часть. Может, кто-то забыл? Вот в этом блокбастер, в этом саспенс. «Как царь для нас открыл чертог царицын!» Ничего себе слова, по­сле того, что он только что сказал! «И мы пришли, и встретил нас Куницын! Приветствием меж царственных гостей!» Это же монолог человека, с которым была сыграна игра, таин­ственная игра. Море крови — имя этой игры. И у этой крови есть ещё идолы, имена — гордость, слава, свобода. Они прямо начертаны на лице, на лицах. «Вы помните, как наш Агамем­нон…» — заканчивается, конечно… Это очень смешно. Я про­сто прочту:

Из пленного Парижа к нам примчался.

Какой восторг тогда пред ним раздался!

Как был велик, как был прекрасен он,

Народов друг, спаситель их свободы!

Вы помните, как оживились вдруг

Сии сады, сии живые воды,

Где проводил он славный свой досуг.

И нет его — и Русь оставил он,

Взнесенну им над миром изумленным…

Тоже очень сильная фраза, неприкрытая абсолютно. Дальше:

И на скале изгнанником забвенным,

Всему чужой, угас Наполеон.

То есть, в принципе, речь о двоих. «И новый царь, суровый, могучий…» — опять, опять, опять, всё опять пошло. И ураган. И пошло троеточие. Знаете, мне это напоминает Эмпедокла, акт, который совершил Эмпедокл. Знаешь про Эмпедокла?

Катя: Нет.

Б.Ю.: Акт, который он совершил… Он однажды зашел в жерло вулкана. Эмпедокл. Почитай про него. Это очень жёсткий аб­солютно беспощадный стих. Как сказать… взрывной. Теперь представить, что это юбилейный стих, — это только усилить его беспощадную акцию восприятия истории, которая в нем спрятана, понимаешь? Именно беспощадную акцию восприя­тия истории, которая является его содержанием. Ну, я это уже всё сказал. Пошли дальше. И ещё у этого стиха нет разреше­ния, нет умиротворения. Напряжение его заключается в том, что последнее слово «и ураган их». И, конечно, Пушкин его бросил именно поэтому.

2012-06-06

Источник: you-mir.ru

Картинка к стихотворению Была пора

Была пора Анализ стихотворения

Анализ стихотворения Александра Пушкина «Была пора»

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Была пора № 1

21 февраля 2016

Произведение «Была пора» А.С.Пушкин написал к юбилею родного лицея. Это своего рода исповедь, автобиографичное произведение. Писатель передал свои эмоции, которые сопровождали его на протяжении своего развития и обучения.

Первая часть стихотворения описывает беззаботную молодость. Это ощущение легкости и шумного веселья. В молодости невежество является постоянным спутником юношей. Писатель вспоминает это время с ностальгией и тоской. Ему хочется вернуться туда, окунуться в этот беззаботный праздник жизни.

Далее описывается более зрелый период. Человек становится более рассудительным, он не может так безудержно поддаваться эмоциям. Поэт сравнивает это состояние с грустью. И праздник уже не так весел, все так же поднимают чаши, но реже улыбаются. Такими описаниями двух жизненных циклов писатель показывает перемены студентов, которые окончили лицей.

В центре событий произведения, безусловно, лицей. Вокруг учебного заведения и происходят все перемены в жизни юношей. Очень точно А.С.Пушкин передал ощущение времени. Менялись цари, лилась кровь, но лицей существовал вопреки всему. Такие трагические исторические факты умело завуалированы.

Стихотворение не просто красивое сложение фраз, а целая история создания учебного заведения. Поэт вспомнил и указ царя, и первого руководителя лицея. Писатель в подробностях описал проводы на фронт старших воспитанников лицея, свои переживания, связанные с наступлением Наполеона. Таким образом, автор восхваляет героизм воспитанников и показывает, какое место в системе образования лицея занимает патриотизм.

В конце произведения писатель возвышает Русь, ее мощь и могущество. Автор показывает в полной мере свой патриотизм и любовь к родине. Он гордится лицеем и заслужено определяет его как лучшее учебное заведение для ярких и талантливых представителей русского народа, каким и являлся он сам. В произведении изложен весь путь становления лицея, трудности и тяготы трагических событий и своеобразный прогноз на будущее.

Рекомендуется к прочтению:

Была пора: наш праздник молодой
Сиял, шумел и розами венчался,
И с песнями бокалов звон мешался,
И тесною сидели мы толпой.
Тогда, душой беспечные невежды,
Мы жили все и легче и смелей,
Мы пили все за здравие надежды
И юности и всех ее затей.

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется,
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Всему пора: уж двадцать пятый раз
Мы празднуем лицея день заветный.
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Недаром — нет! — промчалась четверть века!
Не сетуйте: таков судьбы закон;
Вращается весь мир вкруг человека, —
Ужель один недвижим будет он?

Припомните, о други, с той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,

Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.

Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын,
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей.
Тогда гроза двенадцатого года
Еще спала. Еще Наполеон
Не испытал великого народа —
Еще грозил и колебался он.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас. и племена сразились,
Русь обняла кичливого врага,
И заревом московским озарились
Его полкам готовые снега.

Вы помните, как наш Агамемнон
Из пленного Парижа к нам примчался.
Какой восторг тогда пред ним раздался!
Как был велик, как был прекрасен он,
Народов друг, спаситель их свободы!
Вы помните — как оживились вдруг
Сии сады, сии живые воды,
Где проводил он славный свой досуг.

И нет его — и Русь оставил он,
Взнесенну им над миром изумленным,
И на скале изгнанником забвенным,
Всему чужой, угас Наполеон.
И новый царь. суровый и могучий,
На рубеже Европы бодро стал,
И над землей сошлися новы тучи,
И ураган их.

Воспроизводится по изданию: А. С. Пушкин. Собрание сочинений в 10 томах. М. ГИХЛ, 1959—1962. Том 2. Стихотворения 1823–1836.

© Электронная публикация — РВБ, 2000—2017. Версия 5.0 от 1 декабря 2016 г.

«Была пора» А.Пушкин

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Была пора № 2

«Была пора» Александр Пушкин

Была пора: наш праздник молодой
Сиял, шумел и розами венчался,
И с песнями бокалов звон мешался,
И тесною сидели мы толпой.
Тогда, душой беспечные невежды,
Мы жили все и легче и смелей,
Мы пили все за здравие надежды
И юности и всех ее затей.

Теперь не то: разгульный праздник наш
С приходом лет, как мы, перебесился,
Он присмирел, утих, остепенился,
Стал глуше звон его заздравных чаш;
Меж нами речь не так игриво льется.
Просторнее, грустнее мы сидим,
И реже смех средь песен раздается,
И чаще мы вздыхаем и молчим.

Всему пора: уж двадцать пятый раз
Мы празднуем лицея день заветный.
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Недаром — нет! — промчалась четверть века!
Не сетуйте: таков судьбы закон;
Вращается весь мир вкруг человека,-
Ужель один недвижим будет он?

Припомните, о други, с той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,
Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.

Вы помните: когда возник лицей,
Как царь для нас открыл чертог царицын.
И мы пришли. И встретил нас Куницын
Приветствием меж царственных гостей,-
Тогда гроза двенадцатого года
Еще спала. Еще Наполеон
Не испытал великого народа —
Еще грозил и колебался он.

Вы помните: текла за ратью рать,
Со старшими мы братьями прощались
И в сень наук с досадой возвращались,
Завидуя тому, кто умирать
Шел мимо нас… и племена сразились,
Русь обняла кичливого врага,
И заревом московским озарились
Его полкам готовые снега.

Вы помните, как наш Агамемнон
Из пленного Парижа к нам примчался.
Какой восторг тогда пред ним раздался!
Как был велик, как был прекрасен он,
Народов друг, спаситель их свободы!
Вы помните — как оживились вдруг
Сии сады, сии живые воды,
Где проводил он славный свой досуг.

И нет его — и Русь оставил он,
Взнесенну им над миром изумленным,
И на скале изгнанником забвенным,
Всему чужой, угас Наполеон.
И новый царь, суровый и могучий,
На рубеже Европы бодро стал,
И над землей сошлися новы тучи,
И ураган их.

Анализ стихотворения Пушкина «Была пора»

Стихотворение «Была пора: наш праздник молодой…», написанное в 1836 году, — одно из последних произведений Пушкина. Оно посвящено двадцатипятилетию со дня открытия Царскосельского лицея и выдержано в жанре дружеского послания. В первой строфе лирический герой вспоминает счастливые дни юности, когда товарищи собирались тесною толпой и «с песнями бокалов звон мешался». То беспечное в хорошем смысле слова время — пора надежд, мечтаний. Жизнь казалось легкой, а все дороги открытыми. Вторая строфа будто зеркально отражает первую. Герой с грустью констатирует: «Теперь не то…». Молодость ушла, стало меньше веселья на праздниках, песни практически перестали звучат, их сменило задумчивое молчанье. У читателей возникает ощущение, что каждая строка первой строфы во второй подается со знаком «минус». Подобная антитеза — противопоставление юности и зрелости — вполне традиционна. Она часто встречается и у других писателей.

Начало третьей строфы — логическое продолжение предыдущих рассуждений. Герой печально говорит:
Прошли года чредою незаметной,
И как они переменили нас!
Кажется, и дальше в стихотворении будет царить атмосфера грусти, но происходит неожиданный поворот: «Недаром — нет! — промчалась четверть века!». Затем следует определение закона судьбы:
Вращается весь мир вкруг человека, —
Ужель один недвижим будет он?

В тосте, произнесенном на дружеской пирушке, возникает философская проблематика. Человеческую жизнь Пушкин сравнивает с жизнью Вселенной. Внутренний мир человека он словно проецирует на мир Вселенной. В начале четвертой строфы лирический герой вновь обращается к товарищам, прося их припомнить, что вместе удалось им пережить. И здесь появляются «игралища таинственной игры». Через этот образ стихотворение выводится на совершенно другой уровень. Отходит на второй план дружеское застолье. Его сменяет нечто более глобальное — мировая история, в которую оказываются вписаны лицеисты. Впоследствии масштаб снова будет варьироваться. Например, в пятой строфе герой напрямую обращается к бывшим одноклассникам. При этом речь идет о воспоминаниях, доступных узкому кругу людей, — о том дне, когда Царскосельский Лицей впервые открыл свои двери для учеников.

Согласно свидетельствам современников, стихотворение «Была пора: наш праздник молодой…» Пушкин декламировал на последней в своей жизни встрече лицеистов. При этом поэт так разволновался и расчувствовался, что даже не смог завершить чтение.

Лирика дружбы у Пушкина

Картинка Анализ стихотворения Пушкина Была пора № 3

Чувство дружбы, вынесенное из лицея, одушевляло поэта всю жизнь. Но с годами представление о дружбе менялось.
Вот одно из лицейских стихотворений Пушкина – «Пирующие студенты» (1814). В этом стихотворении дружба воспевается как счастливый, но минутный союз вольности, радости, освобождения от всех уз, в том числе и от тягот учения, от «холодных мудрецов». Энному поэту важно, чтобы все его друзья объединились в общем настроении беззаботной радости. Ему весело и от собственного дара сочинительства – даже больше, даже чем от пунша. Энергия брызжет из него, он шутит и над собой, и над друзьями:
«Дай руку, Дельвиг, что ты спишь?
Проснись, ленивец сонный!
Ты не под кафедрой лежишь,
Латынью усыпленный.».
А теперь стихотворение «19 октября» написанное в Михайловском в 1825 году:
«Роняет лес багряный свой убор,
Сребрит мороз увянувшее поле,
Прогоняет день как будто поневоле
И скроется за край окружных гор…»
Стихотворение начинается с ощущения жизненных потерь, осенней тоски. Но постепенно оно наполняется радостью одушевлением. Воспоминания о друзьях спасают от одиночества. Дружба здесь предстает как защита от «сетей судьбы суровой». Сама мысль о друзьях, разбросанных по всему свету, раздвигает границы жизни, помогает преодолеть замкнутость «дома опального». Дружба противостоит гонениям судьбы. Дружба раздвигает душевное пространство человека. В стихотворениях Пушкин ценит в друзьях не похожесть, а своеобразие. Не общее настроение он воспевает, как раньше, а верность «прекрасному союзу» и неповторимость каждого из друзей.
Итак, дружба для поэта оказывается спасительной потому, что при всей своей суровости судьбы возможны «дни соединений». Дружба – это признание другого человеческого характера, другого пути, это душевная щедрость, а не самоутверждение. Такое понимание дружбы спасительно, потому что ведет к гармонии с миром. Дружба рождает благодарность, доброту. Не только «наставникам, хранившим юность нашу», воздает должное поэт. Он в одушевлении дружбы прощает даже гонителя, царя, хотя характеристика Александра I в этом стихотворении нисколько ни смягчена: «Он – раб молвы, сомнений и страстей». В этом прощении нет и намека на стремление заслужить благосклонность властителя, которым пронизаны, например. «Скорбные элегии» Овидия.
Последняя для Пушкина лицейская годовщина отмечена стихотворением «Была пора: Наш праздник молодой Сиял, шумел и розами венчался…»(1836). В сущности, начало его – это обобщенный образ стихотворения «Пирующие студенты», но написан он уже свободной рукой мастера. В стихотворении сопоставлены начало и конец жизни, одушевление и тишина. Время меняет и чувства, и облик людей. Но поэт утверждает, что «недаром… промчалась четверть века». Стихотворение, пронизанное рефреном «Вы помните…», восстанавливает историческую панораму века.
«Припомните, о други. С той поры,
Когда наш круг судьбы соединили,
Чему, чему свидетели мы были!
Игралища таинственной игры,
Металися смущенные народы;
И высились и падали цари;
И кровь людей то Славы, то Свободы,
То Гордости багрила алтари.»
Дружба в этом стихотворении – единство поколения перед лицом истории, совместно прожитый век, с его тревогами, победами, иллюзиями, падениями и взлетами.

2254 человека просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

/ Сочинения / Пушкин А.С. / Разное / Лирика дружбы у Пушкина

Смотрите также по разным произведениям Пушкина:

Мы напишем отличное сочинение по Вашему заказу всего за 24 часа. Уникальное сочинение в единственном экземпляре.

100% гарантии от повторения!

Подскажите анализ стих. Пушкина "Была пора: наш праздник молодой"

СергейЛ Просветленный (41735) 8 лет назад

Стихотворение А. С. Пушкина «Была пора: наш праздник молодой… » было написано в 1836 году к 25-летней годовщине открытия Царскосельского лицея. Он был открыт 19 октября 1811 года в соответствии с указом императора Александра I, разработанным им при участии его сподвижника М. М. Сперанского. В лицей принимались мальчики 11–12 лет из дворянских семей для обучения различным наукам. Туда был отдан и юный Пушкин. Там поэт нашёл много товарищей, дружбу с которыми пронёс через всю свою жизнь: Дельвиг, Пущин, Кюхельбекер, Вольховский, Матюшкин и многие другие. С тех пор они собирались каждый год вместе праздновать “лицея день заветный” и вспомнить “чему, чему свидетели мы были”. А ведь было чему…

Через месяц многонациональная армия французского императора перешла Неман. “Гроза двенадцатого года” проснулась. “Вы помните: текла за ратью рать” — мимо лицея для участия в войне шли колонны русской гвардии. Как хотелось лицеистам быть с ними на полях сражений! Многие даже пытались бежать; хотел уйти и Пушкин — не пустили.

Наполеон проиграл. Он так и не смог понять “великого народа”, не понял, почему эти варвары не сдались, почему не приняли его обещание отменить крепостное право (а он бы это сделал) и как эти почти безоружные крестьяне могли нанести такой урон его армии. Он отправлял послов к Кутузову, писал письма Александру I; он требовал, требовал мира. Вместо позорной сдачи Руси (у Пушкина именно: Руси) Наполеон получил зарево Москвы, ледяную катастрофу — Березину, Лейпциг, взятие Парижа, отречение от престола, “Сто дней”, развязку при Ватерлоо и, наконец, второй Парижский мир.

“Вы помните, как наш Агамемнон // Из пленного Парижа к нам примчался”. Так Пушкин пишет об императоре Александре I Благословенном. Это одна из самых загадочных фигур русской истории, “Агамемнон Европы” (Агамемнон — царь Микен, предводитель греков в Троянской войне). “Северный Сфинкс”, “Коронованный Гамлет”. Надо сказать, поэт относился к этому императору иронично (“Властитель слабый и лукавый, // Плешивый щёголь, враг труда”, “Я всех уйму с моим народом, — // Наш царь в конгрессе говорил”). Здесь же, спустя одиннадцать лет после его смерти, поэт отдаёт дань Александру I как человеку, бесспорно, одарённому и желавшему России счастья: “Как был велик, как был прекрасен он, // Народов друг, спаситель их свободы! ”, “И нет его — и Русь оставил он, // Взнесенну им над миром изумлённым”.

На острове Святой Елены умер Наполеон, гений, погубивший столько жизней из-за самолюбия и патриотизма. Скончался в Таганроге Александр. “И новый царь, суровый и могучий” в лице Николая I вступил на престол. Декабристы, среди которых было много лицеистов, в Сибири; ужесточается цензура, создаётся тайная полиция — появляется зажатый человек николаевской эпохи. Романтизм и рыцарство уходят. Вечная драма. Вечный пафос истории. Истории, которую Пушкин очень хорошо чувствует. Стихотворение так и осталось недописанным — через три месяца поэта убьют.

см. полностью по ссылке

Послушайте стихотворение Пушкина Была пора

Темы соседних сочинений

Тема дружбы в лирике А. С. Пушкина

Дружба занимала особое место в жизни Пушкина. Это объясняется как личными качествами поэта, которого в его окружении знали, как человека страстного, благородного и общительного, умевшего быть внимательным и верным другом, так и особыми обстоятельствами в ого частной жизни. У Пушкина не было доверительных, теплых отношений с родителями, но уже с отроческого возраста в число самых близких его людей входят товарищи по лицею.

Царскосельский лицей сыграл важнейшую роль в формировании поэта как личности. Там он узнал, что такое дружба.  В особой атмосфере лицея одном из главных центров российского вольномыслия и оппозиционности царил культ поэзии и одновременно культ дружбы. С друзьями, которые вошли в жизнь Пушкина в лицейскую пору, он оставался духовно связанным до конца своей жизни.

Уже в произведениях лицейской поры Пушкин, обращаясь к теме дружбы (а ей посвящено значительное число стихотворений этого периода), руководствуется самыми высокими этическими нормами, видит в дружбе союз духовно связанных людей, объединенных общими чувствами, идеалами, стремлениями. Дружба это не «легкий пыл похмелья», но «обмен тщеславия, безделья», но «святое братство», нерасторжимый духовный союз. В стихотворении «Разлука» (1817), посвященном Кюхле (Вильгельму Кюхельбекеру), Пушкин пишет:

    …Где б ни был я: в огне ли сметной битвы, 

    При мирных ли брегах родимого ручья, 

    Святому братству верен я. 

Мотив верности в дружбе проходит сквозь всю дружескую лирику Пушкина. Спустя много лет после окончания лицея, в стихотворении «19 октября 1827 года», поэт выразит свою верность лицейским товарищам в форме поэтической «молитвы»:

    Бог помочь вам, друзья мои, 

    В заботах жизни, царской службы, 

    И на пирах разгульной дружбы, 

    И в сладких таинствах любви! 

В одном из шедевров пушкинской дружеской лирики поэтическом послании «К Чаадаеву стих» сплав нескольких тематических полей: любви, дружбы, творчества дополнен темой вольнолюбивых стремлений. Дружба в этом произведении предстает как союз людей, исповедующих сходные политические идеалы.

Идея духовного единства подчеркнута доминирующими и стихотворении грамматическими (нормами первого лица множественного числа («мы», «нас», «горим», «посвятим»), обращенными к адресату послания призывами («Мой друг…», «Товарищ, верь…»). Ожидание «вольности святой» эмоционально и духовно сплачивает людей, связывает их нерасторжимыми узами, священной клятвой:

    …Мой друг, отчизне посвятим 

    Души прекрасные порывы! 

Пушкину в этом произведении удалось осуществить то, что до него в русской поэзии не удавалось сделать никому: он выразил средствами «легкой поэзии», любовной лирики тему служения Отчизне и, соединив патриотическую идею с темой товарищества, возвысил идеалы дружбы до небывалой высоты.

Участнику декабрьских событий 1825 года И. И. Пущину, своему товарищу с лицейских времен, сосланному в Сибирь на каторгу, он посвящает строки, в которые вкладывает огромную нежность и сочувствие: «Мой первый друг, мой друг бесценный…». Пушкин вспоминает в этом послании, как когда-то, в пору «северной ссылки», Пущий посетил его в Михайловском, и молит «святое провиденье», чтобы теперь его духовная поддержка помогла ссыльному другу:

    ..Да голос мой душе твоей 

    Дарует то же утешенье, 

    Да озарит он заточенье 

    Лучом лицейских ясных дней! 

Особое место в дружеской лирике Пушкина занимают лирические послания друзьям на празднование ежегодной (19 октября) годовщины образования лицея, постоянно отмечавшейся лицеистами первого выпуска. Эти послания образуют своего рода отделы 1ый сюжет в лирической «летописи» поэта.

В стихотворении «19 октября» 1925 года звучит, как и в юношеских произведениях лицейской поры мотив застолья, но он только подчеркивает одиночество поэта, с которым «друга нет». Вино («осенней стужи друг»), выпитое без товарищей в Михайловском уединении, даст лишь «минутное забвенье горьких мук».

Воображение напрасно «товарищей зовет» они вдалеке, а иные уже ушли из жизни (в 1820 году во Флоренции умер Н. А. Корсаков). Как когда-то в «Пирующих студентах», Пушкин перечисляет дорогих его сердцу людей Пущина, Горчакова, Дельвига, Кюхельбеккера, благодарит их за то, что они, верные дружбе, посетили «поэта дом опальный».

Известные строки из этого стихотворения лучшее из того, что когда-либо было сказано о дружбе в русской поэзии:

    Друзья мои, прекрасен наш союз! 

    Он, как душа, неразделим и вечен 

    Неколебим, свободен и беспечен, 

    Срастался он под сенью дружных муз. 

«Святое братство», возникшее в благодатную пору юности, неподвластно времени, не зависит от превратностей судьбы — это духовная родина, в которой человек всегда может найти опору, о которой он всегда с благодарностью помнит:

    Куда бы нас ни бросила судьбина 

    И счастие куда б ни повело, 

    Все те же мы: нам целый мир чужбина; 

    Отечество нам Царское Село.

Друзья Пушкина

Дружба для поэта считалась одним из вечных, священных идеалов. С ранней юности Пушкин был очень привязан к приятелям, что разделяли его идеи, вдохновляли, были поддержкой и опорой. Кто же были эти люди и как он с ними познакомился.

С И.И. Пущиным Александр Сергеевич дружил в Царскосельском лицее. Мало того, они были соседями. Можно сказать, что это был первый друг в жизни поэта, которого он очень ценил.

Кстати, именно этому товарищу Пушкин посвятил стихотворения «Воспоминания», «К Пущину» и «К альбому Пущина», а также шедевр «Мой первый друг, мой друг бесценный».

Однако это был не единственный человек, с которым гения пера объединяли приятельские отношения. Еще был Дельвиг. Можно сказать, что молодых людей объединило творчество. Они вместе начинали издаваться. К слову, большинство людей того времени над Дельвигом подтрунивало, Пушкин был один из немногих, кто разглядел в нем талант.

Дружил поэт и с Кюхельбекером. Но отношения эти были непростыми. Между товарищами по учебе произошел конфликт из-за пушкинской эпиграммы. В результате чего молодые люди даже дрались на дуэли. Однако Кюхельбекеру Пушкин также посвятил свои прекрасные творения: «К другу стихотворцу», «Пирующие студенты», «Разлука» и.т.д.

Был у Пушкина друг, которого мало кто вспоминает. Это И.В. Малиновский. Это сын директора лицея. Перед смертью поэт признавался, что если бы рядом были Пущин и Малиновский, ему было бы легче умирать. Следовательно, данный друг также стал судьбоносным для литератора, хоть он почти нигде не фигурирует.

Также друзьями поэта были Вяземский и Чаадаев. С первым Пушкин завел знакомство в лицее. Кстати, именно П.А. Вяземский (по некоторым источникам) является прообразом Евгения Онегина. Сам поэт называет Вяземского замысловатым остряком и язвительным поэтом, но в то же время, человеком аристократичным, образованным.

Чаадаев был старше Александра Сергеевича. Можно сказать, что это опытный и зрелый друг, у которого Пушкин многое перенял по части мировоззрения. Они довольно часто вели беседы, обсуждали литературные и философские вопросы. Конечно же, Чаадаев фигурирует и в стихотворениях Александра Сергеевича.

Примечательно, что по мере взросления Пушкина и его друзей, менялись и стихотворения – юношеский протес и бесшабашность постепенно исчезали, на смену им приходили более серьезные темы, которые могут послужить поводом для длительных размышлений.

Анализ стихотворения А. С. Пушкина «К Языкову»

К тебе сбирался я давно

В немецкий град, тобой воспетый [1],

С тобой попить, как пьют поэты,

Тобой воспетое вино.

Уж зазывал меня с собою

Тобой воспетый Киселев [2],

И я с веселою душою

Оставить был совсем готов

Неволю невских берегов.

И что ж? Гербовые заботы [3]

Схватили за полы меня,

И на Неве, хоть нет охоты,

Прикованным остался я.

О юность, юность удалая!

Могу ль тебя не пожалеть?

В долгах, бывало, утопая,

Заимодавцев убегая,

Готов был всюду я лететь;

Теперь докучно посещаю

Своих ленивых должников,

Остепенившись, проклинаю

Я тяжесть денег и годов.

Прости, певец! играй, пируй.

С Кипридой, Фебом торжествуй,

Не знай сиятельного чванства,

Не знай любезных должников

И не плати своих долгов

По праву русского дворянства.

[1] Дерпт.

[2] Н. Д. Киселев — студент Дсрптского университета, приятель Языкова.

[3] Заботы Л. С. Пушкина об уплате долгов.

1828 г.

Стихотворение А.С. Пушкина «К Языкову» написано в 1824 году, в то время поэт был в ссылке в Михайловском. Пушкин пишет талантливому молодому человеку Николаю Михайловичу Языкову, с ним автор еще лично не был знаком, — они встретились лишь через два года после этого стихотворения, однако на том момент обменивались стихотворными письмами.

Сам Языков ответил на это письмо стихотворением «А.С. Пушкину», молодой поэт на тот момент учился в Дерптском университете и был рад такому вниманию Александра Сергеевича, талант которого ценил и восхищался им.

Произведение написано в духе дружеского обращения к приятелю. Условно его можно разделить на шесть частей, каждая из которых является новым полетом мысли автора. В первой части Пушкин утверждает, что слог Языкова ему близок, и он понимает его, ведь поэты мыслят по-другому, они служат музе и сами себе не принадлежат, и хотя могут быть друг другу чужды, их роднит природа вдохновения.

Во второй и третьей части Пушкин говорит, что сам бы приехал в Дерпт, чтобы пообщаться с единомышленником, однако судьба ему преподнесла урок, тут автор намекает на решение царя о ссылке.

Итак, волею “самовластья”

Пушкин находится в деревне, автор предается размышлению о своем предке Абраме Петровиче Ганнибале, а пятая часть стихотворения – это мечты о встрече с друзьями Дельвигом и Языковым, которого автор заочно относит к кругу своих близких друзей. В шестой части Пушкин фантазирует о том, как весело и беспечно можно было бы проводить время за кружкой вина и задушевной беседой с верными товарищами.

Стихотворение отличается очень теплым и дружеским настроением, оно исполнено в немного торопливой манере, что достигается использованием для рифмы ямба, который делает его быстрее. Произведение написано легко, присутствуют отступления от темы. Все это делает его приветливым обращением к другу с простой целью: поведать свои мысли, однако в стихотворной форме они выглядят более веселыми, торжественными. Мысли поэта в стихотворении обретают образность и становятся выразительными, что было трудно достигнуть при написании письма в прозе.

Пушкин, безусловно, является талантливейшим поэтом, и эти стихи – уже не просто письма, а классика русской литературы, написанная на бумаге часть жизни Пушкина, вошедшая в историю.

Пушкин анализ стихотворения «Мое завещание друзьям»

Хочу я завтра умереть

И в мир волшебный наслажденья,

На тихий берег вод забвенья,

Веселой тенью отлететь…

Прости навек, очарованье,

Отрада жизни и любви!

Приближьтесь, о друзья мои,

Благоговенье и вниманье!

Певец решился умереть.

Итак, с вечернею луною,

В саду нельзя ли дерн одеть

Узорной белой пеленою?

На темный берег сонных вод,

Где мы вели беседы наши,

Нельзя ль, устроя длинный ход,

Нести наполненные чаши?

Зовите на последний пир

Спесивой Семелеи сына,

Эрота, друга наших лир,

Богов и смертных властелина.

Пускай веселье прибежит,

Махая резвою гремушкой,

И нас от сердца рассмешит

За полной пенистою кружкой.

Пускай игривого толпой

Слетят родные наши музы;

Им первый кубок круговой,

Друзья! священны нам их узы;

До ранней утренней звезды,

До тихого лучей рассвета

Не выйдут из руки поэта

Фиалы братской череды;

В последний раз мою цевницу,

Мечтаний сладостных певицу,

Прижму к восторженной груди.

В последний раз, томимый нежно,

Не вспомню вечность и друзей;

В последний раз на груди снежной

Упьюсь отрадой юных дней!

Когда ж восток озолотится

Во тьме денницей молодой,

И белый топол озарится,

Покрытый утренней росой,

Подайте грозд Анакреона,

Он был учителем моим,

И я сойду путем одним

На грустный берег Ахерона.

Простите, милые друзья,

Подайте руку, до свиданья!

И дайте, дайте обещанье,

Когда навек укроюсь я,

Мое исполнить завещанье.

Приди, певец мой дорогой,

Воспевший Вакха и Темиру [1]

Тебе дарю я лень и лиру,

Да будут музы над тобой!..

Ты не забудешь дружбы нашей,

О Пущин, ветреный мудрец!

Прими с моей глубокой чашей

Увядший миртовый венец!

Друзья! вам сердце оставляю

И память прошлых красных дней,

Окованных счастливой ленью

На ложе маков и лилей;

Мои стихи дарю забвенью,

Последний вздох, о други, ей!..

На тихий праздник погребенья

Я вас обязан пригласить;

Веселость, друг уединенья,

Билеты будет разносить…

Стекитесь резвою толпою,

Главы в венках, рука с рукою,

И пусть на гробе, где певец

Исчезнет в рощах Геликона,

Напишет беглый ваш резец:

«Здесь дремлет юноша-мудрец,

Питомец нег и Аполлона».

[1] А. А. Дельвиг.

1815 г.

Сцены дружеского пиршества, типичные для лицейской лирики, созданы под влиянием поэтики Батюшкова. Анакреонтические традиции определяют трактовку образа лирического героя у обоих авторов. Субъект речи молод, воодушевлен и полон сил, окружен верными друзьями. Слух пирующих услаждают песни муз и мелодичные звуки свирели. Безоблачная атмосфера «часов крылатых» осложняется мотивом быстротечности счастья. В батюшковском «Совете друзьям» герой предчувствует свою гибель, однако печальное будущее — не повод для уныния. Он призывает единомышленников следовать «юности забавам», разбавляя шутками приятную беседу о возвышенном.

На пир, изображенный юным поэтом в тексте 1815 г., приглашены не только товарищи и «родные» музы, но Дионис и Эрос. Дружеская беседа и смех, кружки, полные пенистой влаги, свирель, мелодия которой выражает заветные мечтания, — атрибуты сцены традиционны. Они контрастируют с эпатирующим поводом для веселого празднества, о котором сообщается в зачине. Решительный герой желает «завтра умереть» и по этой причине созывает близких людей и божественных персонажей на берег сонной реки.

Важное значение имеют характеристики художественного пространства. Сцена происходит у темных вод, изображение которых перекликается с образом «грустного берега» адской подземной реки, мифологического Ахерона.

Герой-поэт, позиционирующий себя учеником Анакреонта, высказывает намерение совершить еще один символический обряд. Он собирается передать атрибуты поэтического вдохновения, увядший венок из мирта и лиру, присовокупив к последней склонность к ленивому, расслабленному времяпрепровождению. Автор называет фамилии конкретных людей, которым адресованы прощальные дары: Дельвиг и Пущин. Первый из них обозначен при помощи перифразы, второй назван прямо. Заканчивая земное существование, певец намерен расстаться с чувственным миром и воспоминаниями о счастливых «красных днях». Он готов предать забвению и собственные стихи.

Традиционные детали прощального обряда призваны настроить читателя на скорбный лад. Однако пушкинская трактовка образа смерти не столь однозначна: она представляет окончание земного бытия как переход в иное состояние, когда «веселая тень» ушедшего перемещается в «мир наслажденья». Смягчают элегическое настроение и оптимистические ноты финала. Умерший певец попадает не в мрачные стены подземного царства, а бесследно скрывается в рощах, которые по представлениям античных авторов служили традиционным пристанищем для муз и поэтов.

К Керн*

Я помню чудное мгновенье:
Передо мной явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

В томленьях грусти безнадежной,
В тревогах шумной суеты,
Звучал мне долго голос нежный
И снились милые черты.

Шли годы. Бурь порыв мятежный
Рассеял прежние мечты,
И я забыл твой голос нежный,
Твои небесные черты.

В глуши, во мраке заточенья
Тянулись тихо дни мои
Без божества, без вдохновенья,
Без слез, без жизни, без любви.

Душе настало пробужденье:
И вот опять явилась ты,
Как мимолетное виденье,
Как гений чистой красоты.

И сердце бьется в упоенье,
И для него воскресли вновь
И божество, и вдохновенье,
И жизнь, и слезы, и любовь.