Стих пушкина тем легче нравимся мы ей

Стих пушкина тем легче нравимся мы ей

1 глава

Мы все учились понемногу
Чему-нибудь и как-нибудь

(гл. 1, ст. 5, слова автора)

Эти строки – одна из самых популярных фраз, заимствованных у А.С. Пушкина. Данный афоризм можно употребить в качестве указания на то, что полученных знаний недостаточно, они неполны и поверхностны. Про своего главного героя А.С. Пушкин говорит точно так же: его поверхностных знаний на самые популярные в обществе темы было достаточно для того, чтобы прослыть человеком умным и блестяще образованным, но не более того.

Кто жил и мыслил, тот не может
В душе не презирать людей

(гл. 1, ст. 46, слова автора)

Эти строки в контексте романа были призваны дать характеристику не только Онегину, но и поколению молодых людей в целом. Зачастую недостаточный жизненный опыт и первые юношеские разочарования, неизбежно наступающие после столкновения с реальным миром, они принимают за константу и считают свои необоснованные суждения правдой жизни. Характерные для современников Онегина привычки идеализировать, все отрицать и ко всему относиться скептически в итоге приводят к особому поведению юных людей, к пренебрежительному отношению к окружающим и к уверенности в своей уникальности и особенности. Такое поведение повсеместно встречается и в современном мире, а значит, строки не утратили своей актуальности.

Быть можно дельным человеком
И думать о красе ногтей

(гл. 1, ст. 25, слова автора)

Чтобы понять суть сказанного, стоит обратиться к тому историческому контексту, в котором создавалось это произведение. Белинский в своей критике «Евгения Онегина» указывал на следующую особенность: русский человек все еще не может принять тот факт, что истинно национальным и народным русским романом может быть произведение не только про грубых мужиков и деревенский быт, но и про людей светских, пусть и одевающихся по европейской моде, но не перестающих быть русскими. Дворянство по-прежнему остается ведущим классом, неким транслятором образования и прогресса внутри своей родной страны, несмотря на внешний «иноземный» лоск. Конечно, есть в данных строках и более приземленный смысл: уделять внимание своей внешности может и должен любой. Независимо от должности, призвания и возраста опрятный человек всегда располагает к себе и проявляет уважение к своему окружению.

2 глава

Они сошлись. Волна и камень,
Стихи и проза, лед и пламень

(гл. 2, ст. 13, слова автора)

Это одна из самых ярких цитат из произведения, строки, призванные показать насколько сильно отличаются друг от друга Онегин и Ленский. Эти юноши – полные противоположности друг друга и судьбами, и характерами, а саму фразу и сегодня используют для того, чтобы красочно указать на различия между кем-либо или чем-либо. В реальном мире, как и в произведении Пушкина, порой даже самые непохоже друг на друга люди находят общий язык, становятся друзьями или создают семьи. Как в природе противоположные по всем признакам вещи сосуществуют рядом, так и человеческий социум держится на контрастах и противопоставлениях так же, как и на сходствах и родстве.

Так люди (первый каюсь я)
От делать нечего друзья

(гл. 2, ст. 13, слова автора)

Несмотря на все различия Онегин и Ленский находят общий язык и проводят в компании друг друга довольно много времени. Если Ленский и считает Евгения своим другом, то для него Владимир лишь приятель, способный хоть немного развлечь и скрасить его будни, наполненные скукой и разочарованием. Молодым людям нечем заняться в деревне, поблизости нет больше достаточно образованных и интересных людей, способных находиться с ними «на одной волне». Этими строками Пушкин прямо указывает на причину их так называемой дружбы – скуку.

Мы почитаем всех нулями,
А единицами — себя

(гл. 2, ст. 14, слова автора)

А.С. Пушкин – проницательный и привыкший к размышлениям поэт, знаток человеческих душ. Он не только создает и постоянно расширяет портреты своих героев, но и анализирует как самого себя, так и свое окружение, вычленяет главные и самые яркие черты, создает своеобразную энциклопедию людских характеров, привычек и недостатков. Данные строки говорят об одной неизменной человеческой черте, присущей каждому – мы склонны идеализировать себя, ставить в центр мира, такова эгоистичная природа людей, особенность восприятия, которая без должного внимания и проработки может привести к печальным последствиям.

Привычка свыше нам дана,
Замена счастию она

(гл. 2, ст. 31, слова автора)

Данные строки относятся не только к старшей Лариной, чью историю рассказывает читателям Александр Сергеевич, но и к человеческому обществу в целом. Подобно молодой девушке, привыкающей к жизни с нелюбимым мужем, к новому непривычному дому и чужому окружению, многие приспосабливаются к абсолютно новым стрессовым условиям и ситуациям. Такова человеческая психика: она подвижна и изменчива, ведь ради своего выживания люди порой идут на любые ухищрения. Так и Ларина, поначалу страдающая от своей новой жизни, научилась находить в ней моменты радости и удовлетворения.

4 глава

Чем меньше женщину мы любим,
Тем легче нравимся мы ей

(гл. 4, ст. 7, слова автора)

Эти строки давно стали излюбленной цитатой многих людей, а используется она повсеместно. Размышления Александра Сергеевича о женской любви достаточно точны и интересны, а также до сих пор актуальны, несмотря на то, что современные женщины разительно отличаются от девушек начала 19 века. Взаимоотношения порой бывают непредсказуемы и не поддаются законам логики из-за своей чувственной природы. И по сей день такие легкомысленные и по-своему жестокие к чужим чувствам молодые люди без особых усилий влюбляют в себя наивных дам, какими были многие барышни пушкинского времени.

Сосед по коммуналке

– Петр Вайль интересовался, с кем из русских классиков можно отправиться в длительное автомобильное путешествие, не испытывая дискомфорта. И пришел к выводу, что, пожалуй, единственным идеальным попутчиком был бы Александр Сергеевич. А ты смогла бы жить с «солнцем русской поэзии» в соседних комнатах коммунальной квартиры?

– Ни в коем случае. Гений – это пограничное состояние личности и с ним очень сложно ужиться в одном пространстве. Пушкин сконцентрировал в себе все национальное, бытийное и стал квинтэссенцией русского начала. Как жить рядом с «ядерным реактором»?

Данил Дегтярев

«Крах «римской империи». Краевед Дегтярев рассказал о том, в какой исторической фазе живет Барнаул

– Классику не хватало семейной ласки в детстве. Отец больше любил старшую дочь Ольгу, а матушка – младшенького Льва. Нужно будет все время хвалить Пушкина, и он тогда станет замечательным соседом. В отличие от Лермонтова, он был хорошим другом, например, для Дельвига и Пущина.

– Действительно, Александр Сергеевич был очень избирателен в общении. Он же был проводник, транслятор, медиум. Все начинается с его сказок. Несколько сюжетов было заимствовано у братьев Гримм, но основные все-таки пришли от няни. Арина Родионовна была женщиной непростой. В современных исследованиях делается предположение, что она была из «посвященных». Благодаря няне Пушкин впитал «с молоком» народное начало.

– Уходим в эзотерику от науки?

– Сейчас все больше появляется статей именно паранаучного плана. На днях читала работу, где анализируется поэма «Руслан и Людмила» с точки зрения славянской мифологии. Рус-лан – богатырь, в имени, которого Русь. Люд-мила – Великое женское начало (милое людям), а Черномор – мелкий тлетворный Запад. Такие рассуждения чем-то напоминают случай при проверке ЕГЭ по литературе. Три года назад на материале стихотворения Давида Самойлова было предложено расширить контекст и привести примеры жизненного выбора героя в русской литературе. И один школьник привлек образ кота ученого из вступления к пушкинской поэме: «Идет направо – песнь заводит, налево – сказку говорит». Вот где настоящий жизненный выбор!

– Пушкина заливали хрестоматийным глянцем несколько раз. В конце XIX века, затем в 1937 году сформировался сталинский образ Пушкина – создателя оды «Вольность», а в ХХI веке его даже изобразили на иконе вместе со святителем Филаретом. Какой образ поэта формируется сегодня?

– Три этих идеологических этапа прошли, сейчас стала нивелироваться вульгарная социология. «Шелуха» уходит – возвращается поэт, живой человек со своими многочисленными противоречиями и вопросами.

– А это не следствие общего процесса, когда великий Блок, Есенин, Высоцкий подаются обывателям как зависимые, слабые люди?

– Да, но все проекты «Антипушкин» умирают, не причиняя классику никого вреда. У меня на этой неделе студент из Туркменистана анализировал стихотворение «Я вас любил…». Он не опирался на штудии пушкинистов, а увидел поэта как благородного рыцаря, готового к самопожертвованию ради счастья любимой. Пушкинское «всепонимание», «всемирная отзывчивость» – то, что сформулировал на открытии памятника поэту еще Достоевский в своей знаменитой речи, работает и продолжает работать и сейчас.

Мой Пушкин

Евгений Аничкин

Усиление президента и ослабление международного права. Алтайский ученый оценил предпосылки и последствия изменения Конституции

– Что из наследия Пушкина выбирают современные подростки в вашем филологическом классе Педагогического лицея?

– Хит в 10 классе – «Маленькие трагедии». Предпочтение отдается «Каменному гостю» и «Моцарту и Сальери». Здесь и игровое начало, и противостояние времени и вечности, и мотив смерти, тревожащий подростков. В средних классах школы об этом практически не говорят, но поэзия в принципе близка к Вечности, это некоторый выход из времени, замирание, покой. Об этом есть и в «Евгении Онегине», и в «Борисе Годунове», и в поздней лирике Пушкина. «На свете счастья нет, но есть покой и воля…». Это замирание, некая остановка жизненного начала (пусть и временная) есть в том числе в сюжетах, подаренных Пушкиным Гоголю. Вспомни финал «Ревизора» с его немой сценой.

– Как переводишь устаревшую лексику школьникам? «Ямщик лихой, седое время, везет, не слезет с облучка…»?

– Берем толковый словарь и выясняем, кто такой ямщик, что такое облучок. В стихотворении «Сожженное письмо» пришлось объяснять значение слова «сургуч», современные подростки просто никогда не видели его.

– Какое произведение Александра Сергеевича сегодня самое популярное?

– Боюсь оказаться субъективной, но, по-моему, все тот же «Евгений Онегин». Недавно сходила на гастроли Вахтанговского театра, где роман в стихах трактовался оригинально. Особенно заполнилась Татьяна, таскающая кровать по сцене, – такая сильная женщина, феминистка. И, конечно, хрестоматийный момент – письмо Татьяны Онегину, которое наверняка знало 80% зрителей наизусть, поэтому его коротко и в прозе пересказал герой Маковецкого, разорвал, и обрывки были помещены в рамку под стекло. И травестийно, и очень верно – с точки зрения бытования пушкинского текста в культуре. Наверное, все-таки «Евгений Онегин» будет самым востребованным и дальше.

– До него нужно дорасти?

– Конечно. Большинство, понятно, не доходит до глубокого неторопливого чтения – на это просто нет времени, не говоря уже о чтении длиннющих комментариев Лотмана, Набокова. Вообще, про вот это пушкинское «не зарастет народная тропа» – все очень сомнительно и спорно. Вспоминаю сюжет ГТРК, когда журналисты попросили людей на улицах – разных возрастов, профессий, социального статуса – почитать наизусть Пушкина. Очень узкий круг воспроизводимых строк оказался. Потряс красящий забор пожилой мужчина пролетарского вида, который блестяще продекламировал большой фрагмент из «Песни о вещем Олеге». Очевидно, остатки советского образования.

– Марина Цветаева создала жанр «Мой Пушкин». Какой твой личный Александр Сергеевич?

– Как и у Цветаевой, мой Пушкин формировался в детстве и в детство вернулся. Помните знаменитое мандельштамовское «Бессоница. Гомер. Тугие паруса…»? Лирический герой читает список кораблей, отправившихся в Трою, и засыпает. Нечто подобное обнаружила эмпирическим путем, читая детям пушкинскую «Сказку о царе Салтане». На второй-третьей странице мои дочери крепко засыпали. Поделилась с мамами во дворе, и они подтвердили, что у них происходит то же самое.

Есть и филологическая «фишка». Многие, особенно мужчины, очень любят цитировать из «Евгения Онегина» строку «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей». И всегда делают ошибку: не больше, а легче. Вообще, «больше – меньше» – это не про Пушкина, это не его система координат.

И из нашего общего филологического прошлого. В начале девяностых годов стали появляться научные работы о сексуальной привязанности Дантеса к барону Геккерену и о том, что дуэль должна была «прикрыть» этот факт. Хорошо помню, как наш общий друг, а теперь профессор Московского педагогического университета Андрей Шелковников держал большой спич по этому поводу и сей биографический факт трактовал как ужасное отягчающее обстоятельство дуэльной истории. Потряс даже не сам обнаруженный факт, но то, как эмоционально может на это среагировать русский студент-филолог.