Стих пушкина про смерть и вечную жизнь

Стих пушкина про смерть и вечную жизнь

Безжалостно, так жутко неуместно…

Безжалостно, так жутко неуместно…

Безжалостно, так жутко неуместно,
Творение восстало на Творца!
И Кровь Его так медленно стекала
Из рваных ран Его и даже со креста.
Она рубином красным застывала,
Собою покрывая все грехи:
Такие мерзкие и страшные, и злые,
Что и помыслить жутко нам в ночи.

Святая Кровь Спасителя сияла
В кромешной тьме разврата и греха
И грешников земли она спасала
От наказанья Божьего суда.
Любовь Христа людей освобождала
Из плена рабства ада и греха,
Она их к Свету жизни направляла
И вырывала прямо из огня.
Но кто же смог постичь такое чудо?!

За что Господь людей так возлюбил,
Что Бог-Отец отдал нам в жертву Сына
И даровал жизнь вечную чрез веру во Христа.
Дела наши достойны наказанья –
В огне и сере вечность проводить.
Но Всемогущий Бог исполнен состраданья,
Он многомилостив и долготерпелив.
Он любит нас – Свое заблудшее созданье,
Любовь Свою Он в Сыне проявил.
Чрез смерть Христа погибшим – оправданье.
И город золотой на небе ждет свиданья
С тобой, мой друг, смотри не опоздай!

Люблю смотреть людей крещенье

Люблю смотреть людей крещенье,
Как из воды встает душа –
Христом даровано спасенье,
Омыта Кровию Христа.
Лицо светится и сияет,
Как вновь рожденная звезда.
Душа от радости ликует
И слезы счастья, как река.

Она в завет с Творцом вступила
Обеты совести дала:
Жить свято, чисто и любя.
И жертву Господа Иисуса,
Как дар священный приняла.
Но это лишь всего начало
Большого, трудного пути,
Чтоб нам до Господа дойти.
Дано душе познать до боли
Путь очищенья от греха;
И не подкупленная совесть,
Как самый строгий судия,
Карает нас без сожаленья
Страшнее острого меча.

И испытанье нашей веры
Чрез боль и кровь пройдет сто раз
Пока очищенная совесть пробьет,
Смирясь, победы час.
Когда Дух Божий наполняет
Собой очищенный родник
И дух твой Бога прославляет
Ликует радостно душа,
Потоки мира источая,
На всех и все вокруг себя.

Молитва

Молитва

Господь мой и Спаситель!
Ты душ больных Целитель
Всегда пребудь со мной:
В скорбях и отчаяньях,
В предсмертных ли страданьях,
В минуты раскаянья
И в радости святой!

Излей благословенья на дух и разум мой,
Чтоб я, как вновь рожденный, всегда шел за Тобой.
Призри мои печали, и сердце мне смири,
Чтоб мир лихой и далее не властвовал над мной.
Хочу принадлежать я Тебе лишь Одному;
В залог любви сердечной Тебе о, Царь мой, вечный
Я сердце отдаю!

Мой Господь страдал безмерно

Мой Господь страдал безмерно,
Спасая люд cвой от греха.
За грех всех нас – Христос расплата;
Отец в любви так восхотел;
За зло растленья и разврата
Христос на крест был пригвожден.
Какие боли! Муки ада
Терпел Господь за грех людей,
Чтоб люди к Богу обратились;
Грехи оставили свои.

Зачем в погибель мир стремится,
Неужто сладко погибать?
О, мир невежд, жестоких судей,
Глупцов чванливых и слепых!
Пустые речи, раздувая,
Шагают дружно, прямо в ад.
Остановитесь же, слепые,
Вожди измученных слепцов!
Христос есть свет и нет в Нем тьмы!
Он все грехи твои осветит,
Увидишь жалкой жизни блеф.

Скажи хоть раз: «Христос, Спаситель!
Освободи, очисти нас
От всех грехов, что миром правят,
Ведь Кровь святая и за нас
Текла из ран Твоих, сияя
Рубином алым на перстах».
О, мой Господь! Какое счастье
Служить Тебе всегда, во всем,
И быть к Тебе поближе, чаще,
Ходить в Тебе и умереть.
Но эта смерть не духа – тела
И в вечность тайный переход.
Не бойся, друг! Шагай же смело!
Христос указывает путь.
Там Отчий дом. Там ждут святые.
Там можно будет отдохнуть.

Господь есть Бог!

Господь есть Бог! Господь есть Бог!
И нет иного Бога на земле,
Не в небе, не в других мирах галактик
Такой Твердыни крепкой нет нигде.
Наш Бог – Творец земли и неба,
И все, что в них, сотворено Его рукой,
Но это лишь частичка во вселенной,
Я это понимаю всей душой.
Когда б мой ум, пытливое сознанье
Узреть могли далекие миры,
Что значит «я» — частичка мирозданья
И все народы – легче пустоты.

Твое величие так дивно, так высоко,
И Слава освещает небеса то, что есть «я»,
Что Ты вникаешь во все мои дела,
И помнишь, никогда не забываешь
Давать мне вовремя и пищу, и питье.
И уж чего совсем не понимаю,
Как Ты отдал и Сына Своего:
Любимого, единого, святого
На оплевание, страдания и смерть;
Когда в единый миг мог умертвить
Людей, планету уничтожить;
Неугасимым пламенем зажечь эфир;

Но, возлюбив весь мир без меры,
Ты усмотрел – Христа убить,
И все пороки, грехи мира Господним
Телом к древу пригвоздить…
Поет моя душа и славит Бога дух
За то, что я – Твоя,
И Ты – мой лучший Друг!

Господь – есть Дух

Господь есть Дух.
И Дух Святой
В ком хочет дышит.
Не знаем мы – куда уходит
И где пребудет,
Но знаем твердо –
Он будет в том,
Кто чтит Отца,
Ему лишь служит,

И волю Божию всегда
В смиреньи, кротко выполняет,
Хоть, может быть, не хочет плоть
Идти туда, как Бог захочет,
Но Духом Божиим душа
Водима будет и в ненастье
Не соскользнет ее нога
С тропинки узкой в ров греха;
Не будет пачкаться, мараться
И мыть одежды без конца.
Лишь только надо сораспяться,
Чтоб в Господе всегда остаться;
Водиться Духом нам Святым;

Не исполнять желаний плоти,
И вожделенное души
Отдать на крест в Христовой плоти.
И мир, как полная река
Течет спокойно, величаво,
Наполнит радостью тебя
Святого Духа и, тогда,
Плоды нальются и созреют.

Хвала Творцу и поклоненье
Во Святом Духе и за то,
Что Он нас всех, свое творенье,
Навеки Кровью искупил!
И нас из праха, от власти тленья,
В Чудном Господе сокрыл.
Какая радость и блаженство
Нам сознавать, что мы Твои,
Освящены Твоим спасеньем,
Омыты Кровью, чисты мы.
Хвалить Творца не перестану,
Пока душа моя жива,
Пока Дух жизни, Дух молитвы
Во мне пребудет от Тебя.
Во мне горит одно желанье –
Прославить моего Творца,
Чтоб слиться с Богом, в ликованье
На веки, в небе, навсегда.

Благодарю, Тебя Создатель!

Благодарю, Тебя Создатель!

Благодарю Тебя, Создатель!
Благодарю Тебя, Творец!
Благодарю Тебя, Спаситель!
Благодарю Тебя, Отец!
За все Твои деянья свыше.
За Кровь Христа.
За жизнь сполна.
Благодарю за то, что слышишь,
Благодарю, что я Твоя.
Как я хочу с Тобою слиться
В единый, крепкий монолит,
Чтоб никогда не разлучиться,
Куда б ни шел Ты – иду я.
Чтоб никакая вражья сила
Меня с Тобой не разлучила,
И никакая скорбь земная
Любовь Твою не умалила.

Великий Бог…

Великий Бог так возлюбил творенье,
Что отдал Сына в жертву за него.
Ты, чудный Царь, рабов Своих из тленья
Возвысил выше ангельских чинов.
В лучах Твоих величия и славы
Ты нищего возвысил быть царем,
И кротким сердцем, и смиренным духом
Ты подарил из золота чертог.
Ты призываешь всех,
Труждающихся и обремененных,
Прийти к Тебе такими вот, как есть;
Не требуешь от них ни золота, ни платы,
А лишь любви и верность их сердец.

Я всего лишь пылиночка малая…

Я всего лишь пылиночка малая,
А вселенная Твоя так великая.
Ты сказал, чтоб я не боялася —
На Тебя вполне полагалася.
Многоценна в глазах Твоих жизнь моя –
Дорогой ценой Тебе досталась я.
По кресту текла Кровь святая Твоя,
Алой струйкою извивалася,
В землю-матушку изливалася.

Ты пролился весь, как водицею,
За грехи принес жертву великую:
Ни Васанских тельцов,
Ни с Кармила козлов;
Чистым агнцем взошел на Голгофский крест
И понёс на Себе весь людской наш грех.
Смерть за грех нам предназначена,
Но вместо нас Христу смерть назначена.
Без пролитья крови нет прощения.
Жертва Господа — нам спасение…

Принял ты ль теперь ту благую весть,
Что за нас с тобой Искупитель есть;
Не отверг ли ты Жертву великую?
Не пренебрёг ли ты любовь Отцовскую?
К нам ничтожным таким, грехом запачканных,
Не отмыться во век самим, не очиститься;
Только Кровь Христа омывает грех!
И стоит тот крест для спасенья всех!

Слава, слава Тебе, мой Великий Бог!
За все милости, что даруешь всем;
За терпенье Твоё, за спасение;
Пречистой Кровью Христа — очищение.
Слава Вечному и Великому
За любовь Твою многоликую!

Добрая совесть

Добрая совесть

Вы имейте добрую совесть,
Нам от Бога она всем дана.
Каждый знает, это не новость,
Одобряет и судит она.

Совесть — качество нашей души,
Чуткость, зло и добро различать.
Среди дня и в ночной тиши,
Совесть будет наш грех обличать.

Совесть — людям законодатель,
Она наш неподкупный судья.
Эти свойства вложил Создатель,
Чтоб судили себя, ты и я.

Если грех совершим — осуждает,
Укоряет, и нет покоя.
К ближним мало любви — обличает,
Через Божье слово святое.

Каждый день себя проверяя ,
С сердцем чистым всегда нужно быть.
На Иисуса Христа взирая,
И молиться и Богу служить.

Если чистую совесть имеем,
Нас не мучает чувство вины.
И в служеньи тогда пламенеем,
И порывами к небу полны.

Если чистую совесть имеем,
В сердце радость, мир Божий царит.
Смотрим прямо в глаза, не краснеем,
Нам Христос утешенье дарит.

Поступай и живи непорочно ,
Перед Богом и между людьми.
Совесть ставит диагноз точный,
Коль виновен — стегает плетьми.

Во грехах если остаёшься,
Совесть жжёт, словно пламя огня.
Не идёшь, еле-еле плетёшься,
В сердце тьма, среди белого дня.

Все сожжённые в совести люди,
Против правды, света грешили.
Совесть их замолчала, не судит…
А ведь в прошлом Богу служили!

Кораблекрушение в вере,
В своей жизни тот испытает.
Пожинать будет тот потерю,
Её голос кто отвергает.

Очищать от скверны, пороков,
Кровь Христа Иисуса сильна.
Были все мы от Бога далёки,
А теперь мы, семья одна.

Беспорочный Агнец, Безгрешный…
Жертва Сына Божья святая.
Распят был, чтобы я, и ты грешный,
Были в небе, в чертогах рая!

Он однажды, с кровью святою,
Во святилище, в небо вошёл…
Чтобы ты со своею виною,
Оправдание в Боге нашёл!

Чрез кропление, кровью Христа,
Порочную совесть, очистим.
Кровь святая текла со креста…
О Христовой жертве, помыслим.

Кровь тельцов, козлов освящала,
Приходящих всех с жертвою в храм.
По закону — кровь очищала,
Благодать же, подарена нам.

Лишь Христа драгоценная кровь,
Омывает и очищает.
Как велика к нам Божья любовь…
Грешных нас, каждый день прощает!

С сердцем искренним, приходите,
С полной верою, без сомненья.
Тяжесть всю, у креста сложите,
Кровь смывает все согрешенья!

Почитайте вы кровь завета,
За святыню…Ей освящённы.
Идём в царство вечного света,
Благодатью Его спасённы!

Любовь к Богу и ближним нашим,
Потечёт в другие сердца.
В мире нет служения краше,
Всех любить и прощать без конца!

Совесть чистую сохраняйте,
В гавань ваш «корабль»приплывёт.
Вечной жизнью её называем,
Мир и радость там всякий найдёт!

Однажды в майский день погожий,
Упал на улице прохожий.
Упал нелепо, прямо в грязь,
Все пальцем тыкали, смеясь.

И проплывали мимо лица,
Ворчали — надо ж так напиться.
А он смотрел с мольбой на всех,
Пытаясь встать, и смех и грех.

Бубнил неясные слова,
В крови седая голова.
C лица стекала жижей грязь,
Вокруг шептали — быдло, мразь.

И обходили стороной,
В душе гордясь, я — не такой.
И с отвращением плюясь,
В грязи запачкаться боясь.

Иные просто пряча взгляд,
Шагали мимо, мол спешат.
Поднять ? да Боже упаси,
Он как животное, в грязи.

Так проходил за часом — час,
Вот и закат уже погас.
Глубокой ночью лишь патруль,
Заметил в грязной луже куль.

Брезгливо пнули сапогом,
Вставай, алкаш, подвал твой дом.
Не замечали синих губ,
Он не ответил, он был мертв.

Седой мужчина не был пьян,
Больное сердце сжал капкан.
Судьба усмешкою кривясь,
Его толкнула прямо в грязь.

Напрасно он пытался встать,
Напрасно он пытался звать.
Придавлен болью, как стеной,
Но вот беда, он был немой.

И может кто-нибудь из нас,
Такое видел и не раз.
Ухмылку мерзкую тая,
Авось помогут, но — не я.

Так кто ж мы, люди, или нет ?
Вопрос простой — непрост ответ.
Законы джунглей возлюбя,
Где каждый — только за себя…

Ничего просто так не случается

Ничего просто так не случается

Ничего просто так не случается,
Контролирует Бог, каждый шаг.
Если, что-то не получается,
Это значит, что нужно так.

Боль и скорбь не бывают напрасными,
Дорог, каждый твой выдох и вдох.
Коль встречаешься с бурями частыми,
Значит чудо планирует Бог.

Не бывает страданий бессмысленных,
В жизни Божьих, любимых детей.
Полной грудью вдохни эту истину,
Как стеной окружи себя ей.

Ничего просто так не случается.
Если злобно свирепствует враг,
Значит, что-то в душе исправляется,
Значит воля Отца исполняется,
Значит это не просто так.

Предсмертные стихи неизвестных японских самураев:

Умение сложить традиционный трехстрочный стих, хайку, считалось достоинством среди образованных самураев. Многие старинные хайку сохранились до сих пор, хотя имена их авторов давно позабыты. Вот некоторые из них:

Умереть от меча:
Выше чести нет.
Ждут меня объятья зимы.

По осенним полям
Всадник мчит быстрей урагана.
Но стрела быстрее.

Умирая - торжествую.
Мой дух парит над снегами.
Наконец свободен.

Приветствую смерть,
Не страшась ледяных объятий:
В мире с самим собой.

Лепестки, влекомые ветром,
На лица павших ложатся,
Красотою скрывая смерть.

Плоть пронзает холодная сталь.
Мгновение ясности.
Смерть - еще не конец.

О достойный враг!
Оплачу гибель твою,
Как первенца смерть.

Смерть, пришедшая не в свой час, -
Словно пьеса театра Но:
Перепутаны маски.

Падаю на меч.
Алая кровь
Напоит цветы весны.

Цитаты про смерть самураев:

Помимо безымянных самураев, свои стихи, наставления и афоризмы оставили и вполне исторические личности. В их числе выдающиеся воины, полководцы, правители и мыслители.

Асакура Сотэки (самурай):

Смерть цветов -
Не повод для грусти,
Но путь всех вещей.

Като Киемаса (полководец):

Рожденный в доме самурая должен думать только о том, как взять короткий и длинный мечи и умереть.

Когда кто-то обнажает меч, он мысленно убивает человека.

Миямото Мусаси (самурай):

Путь Воина есть решительное, окончательное и абсолютное принятие смерти.

Набесима Наосиге (самурай):

Бусидо - путь воина - есть отчаянная жажда смерти. И пятидесяти врагам не справиться с таким бойцом.

Токугава Иэясу (сёгун)

Если лицо низшего сословия, такое как горожанин или крестьянин, будет виновно в оскорблении самурая речью или грубым поведением, его можно тут же зарубить.

Разве может человек жить под одним небом с тем, кто погубил его господина или отца?

Тории Мототада (самурай):

Я останусь здесь против воинов всей страны... и умру великолепной смертью.

Ямамото Цунэтомо (самурай):

Я постиг, что Путь Самурая — это смерть. В ситуации «или — или» без колебаний выбирай смерть. Это нетрудно. Исполнись решимости и действуй.

Самурай должен всегда помнить — помнить днем и ночью, с того дня, когда он берет в руки палочки, находясь в предвкушении новогодней трапезы, до последней ночи уходящего года, когда он платит оставшиеся долги, — помнить о том, что он должен умереть.

Когда тебя сразят на поле битвы, главное, чтобы твое тело было обращено лицом к врагу.

Стихи лермонтова звезда

Когда открываешь томик Лермонтова и погружаешься в мир его удивительной, пронизанной безысходной грустью поэзии, то почему-то никогда не можешь представить его улыбающимся или спокойным. В памяти всплывает лицо с мрачными всезнающими темными глазами, в которых застыли одиночество и тоска. В чем же причина этого трагического разлада с жизнью? В несносном характере, в язвительном остроумии, которое он изливал на то, что вызывало его презрение и гнев? В судьбе, которая, рано лишив его родительской ласки, отказалась подарить ему встречу с женщиной, которая бы любила и понимала его, с теми людьми, которые могли бы стать друзьями-единомышленниками? В том времени, когда страх преследования стал нормой отношений между людьми? Не знаю. Может быть, все это причудливо сплелось и соединилось в этом сумрачном гении России.

Но, наверное, лучше всего скажут о душе поэта его стихи. Все нюансы, все оттенки одиночества находим мы в его поэзии. Пожалуй, наиболее конкретное понимание одиночества как заключения в тюрьме отразилось в стихотворении «Узник», которое было написано во время ареста Лермонтова за стихотворение «Смерть Поэта». Отсюда и такая точность реальных деталей тюремного быта.

Одиночество в темнице обусловлено внешними обстоятельствами, которые не зависят от человека. Но почему же поэт бесконечно одинок даже среди горячо любимой им природы? Ведь красота ночного пейзажа так волнует и притягивает поэта, очаровывает торжественной тишиной и покоем. Все здесь полно гармонии. Даже «пустыня внемлет богу, и звезда с звездою говорит».

Здесь настроение покоя и тишины вдруг резко прерывается, как от ощущения внезапной боли. Почему это происходит? Сам лирический герой задает себе тот же вопрос, пытаясь разобраться в причинах своей отъединенности от мира, своего одиночества. Торжественное величие ночи, в которой все полно гармонии, только обострило разлад в его душе, но в то же время этот слиянный мир красоты дарит ему мечту о соединении с природой и людьми, желание гармонии, стремление преодолеть противоречия в отношениях с окружающим. О чем же теперь мечтает герой, если не жалеет о прошлом и не ждет ничего от будущего?

Эту мечту поэта можно понимать по-разному. И как гармонию с миром, и как долгожданную встречу с близкой и любящей душой. Но Лермонтов обречен на жизнь среди чуждых ему людей в том обществе, где царят ложь, фальшь и скука. С этим миром поэт был связан и рождением, и воспитанием, но задыхался в атмосфере интриг и сплетен. Особенно сильно ощущается одиночество в толпе, на новогоднем бале-маскараде, запечатленном в стихотворении «Как часто, пестрою толпою окружен. » Живой, мыслящий, страдающий человек страшно одинок в мире «бездушных людей», «приличьем стянутых масок», «давно бестрепетных рук» светских красавиц. Из царства фальши и пустоты он уносится мечтой в незабываемый мир детства. Память рисует ему милые сердцу картины: «сад с разрушенной теплицей», «спящий пруд», «высокий барский дом». Возвращение из мира грез в шумную, веселящуюся толпу делает одиночество героя особенно невыносимым и рождает «железный стих, облитый горечью и злостью». В этом стихотворении слышится гневный протест поэта против всего того, что делает его жизнь нестерпимой, обрекает его на одиночество.

В лирическом монологе «И скучно и грустно» уже нет взрыва эмоций. Как бы отрешившись от всяких чувств, герой смотрит «с холодным вниманьем вокруг», давая трезвую оценку своего нынешнего восприятия жизни. Каждая строфа этой лирической миниатюры называет одну из ценностей жизни, чтобы затем ее опровергнуть.

Человек не может жить без желаний: они дают ему силы, чтобы чего-то добиться, заставляют поверить в себя и ощутить радость достижения цели. Но в этих двух строчках поэт говорит о бессмысленности и бесполезности желаний, которые отдаляются от него, как горизонт. И так проходит жизнь, вызывая раздражение и разочарование. Любовь. Это прекрасное чувство обогащает душу, заставляет по-новому взглянуть на окружающее, забыть горести и печали. Таково пушкинское понимание любви. Но Лермонтов признает только вечную любовь, которая навсегда связала бы его с близким и верным человеком.

Страсти тоже рано или поздно утихнут, «их сладкий недуг исчезнет при слове рассудка». Итак, герой лирического монолога приходит к безотрадному итогу: не остается в жизни вещей, не презираемых им. Значит — опять одиночество, только оно.

Даже в неодушевленных образах природы воплощены мысли Лермонтова об одиночестве: «Белеет парус одинокий», старый утес стоит одиноко «и тихонько плачет. в пустыне», дубовый листок тоже «один и без цели носится по свету». Эти образы овеяны бесконечным одиночеством и тоской о счастье.

Таким образом, своими лирическими произведениями Лермонтов утверждает мысль о том, что там, где господствует антигуманное, жестокое и фальшивое общество, обесцениваются независимая мысль, искреннее чувство, человечность. Здесь нет места прекрасному и высокому. Лирика Лермонтова полна скорби об одиночестве человека в мире.