Стих пушкина и кюхельбекерно и тошно пушкин

Стих пушкина и кюхельбекерно и тошно пушкин

1. Иван Иванович Пущин

Прозвища: «Жан», «Жанно», «Большой Жанно» на французский манер за излишнюю романтичность и «Иван Великий» — в честь одноименной московской колокольни, так как Пущин был высокого роста.

Пущин стал самым первым и «бесценным» лицейским другом Пушкина. Они познакомились в Петербурге еще во время поступления. Почти сразу они стали близкими друзьями, так как их взгляды во многом совпадали.

Позже их комнаты в лицее будут находиться рядом: у Александра №14, а у Ивана — №13. На прогулку три раза в день они ходили в паре.

По характеру Пущин был медлителен и упорен, в беседе был неуемным и мог долго говорить.

Учителя характеризовали его как умного, прилежного, способного и благородного. Он был дружен со всеми сокурсниками.

После лицея Иван войдет в круги декабристов, из-за чего его отправят на каторгу на 20 лет.

Пушкин посвятит ему следующие строки:

«Мой первый друг, мой друг бесценный!..»

«Взглянув когда-нибудь на тайный сей листок,
Исписанный когда-то мною,
На время улети в лицейский уголок
Всесильной, сладостной мечтою.
Ты вспомни быстрые минуты первых дней,
Неволю мирную, шесть лет соединенья,
Печали, радости, мечты души твоей,
Размолвки дружества и сладость примиренья,..»

«…Ты не забудешь дружбы нашей,
О Пущин, ветреный мудрец!..»

Дружба Пушкина и Пущина сохранилась до конца их дней.

2. Антон Антонович Дельвиг

Прозвище: Тося, Тосенька (уменьшительно-ласкательное от имени Антон).

Дельвиг славился своей ленью.

На лекциях он открыто спал, уроками в отведенное время не занимался, постоянно откладывая их на потом и предаваясь лености.

Естественно за это его часто наказывали преподаватели, и успеваемость от этого тоже страдала.

Вторым его пороком было вранье.

Он мог рассказывать разные истории и небылицы, которые якобы с ним происходили.

А если он повторял историю, мог приплести новые факты, которые противоречили прежнему рассказу.

Несмотря на это друзья любили его. Он никому не делал зла, никогда ни с кем не спорил — ему было проще согласиться с оппонентом. Тося был прекрасным слушателем. Он писал стихи.

Именно Дельвиг подсказал Пушкину отправить свои стихи в журнал «Вестник Европы» для печати.

Александр посвятил ему следующие строки:

«Друг Дельвиг, мой парнасский брат,
Твоей я прозой был утешен,..»

После выпуска из лицея Антон Дельвиг поступил на государственную службу в Министерство финансов. Он посещал Пушкина в ссылке.

3. Вильгельм Карлович Кюхельбекер

Прозвища: «Кюхля», «Бехелькюкер», «Гезель», «Глист», «Сухарь».

Пожалуй, самой запоминающейся фигурой среди всех лицеистов был Кюхельбекер.

Он был высокого роста, худощав, с большими выпученными глазами. Походка его была нетвердой, неуверенной. Манерами Вильгельм был очень неуклюж, вертляв. Все у него валилось из рук.

Внешне он выглядел очень забавно. А потому буквально с первых же дней жизни в лицее он стал посмешищем для товарищей.

Шуток стало еще больше, когда стало понятно, что Кюхля пишет стихи, но при этом имеет пробелы в образовании и плохо знает русскую грамматику. Ко всему прочему он был глуховат, и не всегда мог услышать, что ему говорят.

На него писали эпиграммы и шуточные стихи. Однокурсники даже выпустили самодельный журнал под названием «Бехелькюкериада».

По характеру Вильгельм был очень ранимым, вспыльчивым, все шутки принимал очень близко к сердцу. И это только усугубляло ситуацию — над ним потешались еще больше.

Однажды он пытался утопиться в пруду Царскосельского парка из-за того, что кто-то из товарищей украл тетрадь с его произведением и придумал очередную шутку на стихи Вильгельма. Его успели спасти, а событие вновь обросло шуточными стихами.

Несмотря на все недоразумения, лицеисты Кюхлю очень любили, особенно Пушкин. Смеялись они над ним, конечно же, по-доброму.

Учителя отмечали его упорство, прилежность и некоторую упрямость в учении: он мог целыми днями не отходить от своего стола, непрерывно читать и что-то писать в свободное время. Бывало даже так, что он вставал писать по ночам.

Кюхельбекер был ярым участником многих споров.

Именно с Вильгельмом состоялась первая дуэль Александра Пушкина.

Кюхля надоедал своими стихами Жуковскому. Как-то Пушкин спросил у Жуковского, почему тот не пришел на вечер, и литератор ответил, что расстроил желудок, слуга запер дом снаружи по оплошности, когда уходил, да и с назойливым Кюхельбекером он не хотел бы встречаться. И потому остался дома.

На что Пушкин сочинил эпиграмму, которую лично прочел Кюхле:

» За ужином объелся я,
Да Яков запер дверь оплошно.
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.»

Вильгельм моментально вскипел и вызвал друга на дуэль.

Она состоялась, но Кюхля выстрелил в сторону, а Пушкин выбросил пистолет. Так они и помирились.

Пушкин однажды сказал ему, что с таким характером ему будет очень тяжело в жизни. Конечно же, он имел в виду слишком серьезное отношение ко всему и легкую ранимость.

В одном из стихотворений Александр Пушкин напишет в шутку:

«Вильгельм, прочти свои стихи,
Чтоб мне заснуть скорее.»

Благодаря своему упрямству Кюхельбекер окончил лицей с серебряной медалью. После учебы он был вместе с Александром зачислен на службу в Коллегию иностранных дел. Участвовал в декабристском восстании, был арестован и позже отправлен в ссылку.

4. Иван Васильевич Малиновский

Прозвище: Казак.

Малиновский был сыном директора лицея.

Свое прозвище он получил после того, как похвастался перед друзьями, что вырос недалеко от казачьего полка. Сокурсники сразу признали, что в нем есть что-то от казаков: вольнолюбие, хитрость, удальство, вспыльчивость и лукавство.

Пушкин очень любил Малиновского, он был его лучшим другом наряду с Пущиным. Их объединяла страсть к проказам, которых они учинили огромное множество за 6 лет в лицее.

Во время учебы у Малиновского умерла мать, а через два года — отец (директор лицея). Все это стало большим ударом для сына.

Пушкин посвятил другу следующие стихи:

«Что ж я тебя не встретил тут же с ним,
Ты, наш казак и пылкий и незлобный,
Зачем и ты моей сени надгробной
Не озарил присутствием своим?
Мы вспомнили б, как Вакху приносили
Безмолвную мы жертву в первый раз,
Как мы впервой все трое полюбили,
Наперсники, товарищи проказ… «

«А ты повеса из повес,
На шалости рожденный,
Удалый хват, головорез
Приятель задушевный…»

После лицея Малиновский поступил на военную службу, которой посвятил всю жизнь.

5. Алексей Демьянович Илличевский

Прозвища: «Олосенька», подписывался под стихами «Иллишийший», «Ийший».

Илличевский писал очень хорошие стихи, басни, послания. В первое время даже помогал Пушкину исправлять и дописывать произведения. Он был одним из авторов многочисленных эпиграмм на Кюхельбекера.

По характеру он был достаточно спокойным, не шумел и неохотно принимал участие в спорах.

Учителя отмечали его усердие и поэтический талант.

Кроме литературной деятельности Илличевский увлекался рисованием и писал карикатуры на своих друзей.

Пушкин написал ему в стихах:

«Дитя харит и вдохновенья,
В порыве пламенной души,
Небрежной кистью наслажденья
Мне друга сердца напиши;»

После лицея он отправился на службу чиновником в Сибирь.

6. Михаил Лукьянович Яковлев

Прозвище: «Паяс 200 номеров».

Свое прозвище Яковлев получил за то, что умел мастерски изображать других людей.

Он подмечал особенности походки, движения тела, выражения лиц и мимику разных людей, а потом демонстрировал это все в виде небольшого представления. Яковлев кривлялся и паясничал, а друзья должны были отгадать, кого он изображает.

Это он назвал Пушкина обезьяной и тигром, что после переросло в единое прозвище «смесь обезьяны с тигром». Изображать Пушкина было труднее всего.

Ученик из него был прилежный, но за кривляние он получил характеристику «настоящая язва».

После лицея Яковлев старательно поддерживал дружеские связи, у него дома не однократно собирались выпускники. За это его назвали «старостой», а его квартиру «лицейским подворьем».

Служил чиновником на разных государственных должностях.

7. Сильверий Францевич Броглио

Броглио происходил из очень знатного французского рода.

Учителя не находили в нем никаких примечательных дарований и говорили о нем, что в успеваемости он последний, а в баловстве — первый.

И это было действительно так. Сильверий был отпетым баловником и шутником. Он постоянно получал наказания за свое поведение, неуспеваемость и ребячество.

После учебы в лицее Броглио покинул Россию и вернулся во Францию.

8. Константин Карлович Данзас

Прозвище: «Медведь» за спокойный внешний вид и неуклюжесть.

Данзас был близким другом Броглио, они «спелись» и вместе нарушали общественный порядок и покой.

Доходило до того, что они даже соревновались в своих выходках на самое тяжелое наказание.

В классе была установлена «черная» парта, за которую сажали провинившихся.

Броглио и Данзас сидели за ней практически постоянно. Такое наказание на них не действовало.

Данзас даже заявлял, что за позорным столом удобнее сидеть.

Однажды надзиратель решил проучить Константина Данзаса за непослушание, и заставил его носить целые сутки старую одежду, в которой ученик приехал из дома. Одежда была ему мала, выглядело нелепо, над ним потешались одноклассники. Мера оказалась действенной.

Несмотря на непристойное поведение, у Константина был полезный навык — у него был самый лучший почерк среди однокурсников. Учителя ставили его почерк в пример остальным. Позже он занимался написанием лицейского журнала.

Пушкин писал:

«Спартанской душой пленяя нас,
Воспитанный суровою Минервой,
Пускай опять Вольховский сядет первый,
Последним я, иль Брольо, иль Данзас.»

(Вольховский был по успеваемости первым, а Пушкин, Брольо и Данзас — последними.)

После лицея Данзас посвятил себя военной карьере. Был секундантом Пушкина на его последней дуэли, за что чуть не оказался повешен.

9. Сергей Дмитриевич Комовский

Прозвища: «Лиса», «Лисичка» — за характер и герб Комовских с рыжей лисой, «Смола» — любил «прилипать» со своими нравоучениями.

Учителя характеризовали его как ученика прилежного, способного, скромного, любопытного. Он доносил на своих товарищей надзирателям.

По характеру Комовский полностью оправдывал свое прозвище: со всеми был осторожен и любезен. Был льстецом, в том числе и по отношению к Пушкину.

Участвовал в распространении и переписи эпиграмм на Кюхельбекера. В движениях был ловок.

Он умел подстраиваться под всех и каждого, словно тень. Даже Яковлев не изображал его — изображать было нечего, не было у него особенных черт.

По окончании лицея поступил на государственную службу в департамент народного просвещения. Появлялся на всех встречах лицеистов.

После смерти Пушкина предоставил материалы о жизни великого поэта в лицее для написания более достоверной биографии.

10. Александр Михайлович Горчаков

Прозвище: «Франт».

Горчаков был потомком княжеского рода, и это легко угадывалось во всем: в статной внешности и в воспитании.

Он был щеголем, гордился своим княжеским титулом, но при этом любезен и обходителен со всеми. Никогда не вмешивался в чужие споры, не позволял себе

Учителя единодушно отмечали его ум, отличную память, он всегда был в числе первых учеников и с ним пытались тягаться в учебе.

После выпуска из лицея его ждала большая политическая карьера. Он  прожил дольше, чем все его однокурсники.

Получается, что ему Пушкин посвятил эти строки:

«Кому ж из нас под старость день лицея
Торжествовать придется одному?

Несчастный друг! средь новых поколений
Докучный гость и лишний, и чужой,
Он вспомнит нас и дни соединений,
Закрыв глаза дрожащею рукой…
Пускай же он с отрадой хоть печальной
Тогда сей день за чашей проведет,
Как ныне я, затворник ваш опальный,
Его провел без горя и забот.»

Предполагается, что Пушкин попросил Горчакова спрятать у себя поэму «Монах», которая могла бы вызвать пагубные последствия для поэта. Она была найдена только после смерти политика.

11. Павел Николаевич Мясоедов

Прозвище: «Мясожоров», «Мясин».

Отец Мясоедова был вице-губернатором Москвы.

Сам Павел был человеком добрым и простодушным. Но иногда мог вести себя грубо, даже диковато. Он мог легко развязать драку. У него бывали конфликты с Пушкиным и другими лицеистами.

Учителя отмечали, что в нем нет особых талантов, порой называли глупым, безграмотным и даже «полный облом». Бывало, Мясоедова выгоняли с уроков.

После лицея он посвятил себя военному делу. Занимался организацией праздничных встреч выпускников.

Внешность

Внешность его была довольно необычной: он был высокого роста, худощав, большие глаза были словно на выкате, как будто немного выпученные. Ко всему прочему он был несколько неуклюж и рассеян, у него постоянно все валилось из рук.

Насмешки

Буквально с самого первого дня в лицее над ним стали насмехаться.

Однокурсники сочиняли на него обидные стихи и эпиграммы, высмеивая его. Яковлев, который мог спародировать кого угодно, часто играл Кюхельбекера.

Прозвища

У Вильгельма было самое большое количество прозвищ из всех лицеистов. Самое простое из них — Виля, Виленька. Фамилию его, как только не коверкали: Кюхля, Бехелькюкер.

За телосложение его называли Глистом.

За увлечение немецкой литературой и немецким языком ему придумали кличку Ге’зель, что означало «подмастерье», «ученик», «недоучка». По этой же причине его часто обзывали Сухарем (сухари тогда пекли немецкие булочники).

Увлечение немецким языком

Вильгельм действительно увлекался немецкой литературой еще до лицея. Кроме того, так сложилось, что немецкий язык он знал лучше, чем русский — просто на немецком он общался значительно чаще.

Из-за этого уже в лицее обнаружилось, что Кюхля неграмотен и пишет с ошибками. При этом он уже пробовал писать стихи.

Все это вызвало еще больше насмешек со стороны однокурсников. Его травили.

Характер

Ситуацию с травлей усугубляло еще то, что Вильгельм был чрезвычайно ранимым и все принимал близко к сердцу. Ему были обидны эпиграммы, он часто плакал от обиды.

Несмотря на это он отличался большим упорством. Пропуская все насмешки и обиды, он продолжал учить русскую грамматику, писать стихи, много читать. Иногда он мог целыми днями не отходить от письменного стола, порой вскакивал по ночам, чтобы писать.

В учебе он был очень старательным и усердным. Вильгельм был одним из лучших по успеваемости учеников.

Пробовал утопиться

Однажды кто-то из лицеистов украл его тетрадь со стихами. Тут же на произведения были написаны новые издевательские стишки.

Когда Кюхля обнаружил пропажу, и понял в чем дело, он так расстроился, что решил утопиться в пруду Царскосельского парка. Его успели спасти, а история вновь обросла шутками.

Отношения с Пушкиным

Несмотря на всю ситуацию с травлей, многие Кюхельбекера очень любили и шутили над ним без злого умысла. Возможно, если бы Вильгельм не принимал все шутки так близко к сердцу, то от него бы уже очень быстро отстали.

С Пушкиным они были достаточно близкими друзьями. Если поэт шутил над другом, то делал это по-доброму.

Однажды он сказал Вильгельму, что ему будет очень тяжело в жизни с таким характером.

Дуэль Пушкина и Кюхельбекера

Однажды между Пушкиным и Кюхельбекером состоялась дуэль. Это был первый поединок в жизни великого поэта, который состоялся.

До этого у него уже были вызовы на дуэли, но до стрельбы дело так и не доходило, вопрос решался мирно.

Но не в этот раз.

Дело в том, что Кюхля в одно время стал часто наведываться к Жуковскому, и надоедать литератору своими стихами.

Пушкин спросил его однажды, почему он не явился прошлым вечером на ужин. На что Жуковский ответил, что на немного расстроил желудок, слуга закрыл случайно дверь снаружи, когда уходил, да и с назойливым Кюхельбекером он не хотел бы видеться.

Пушкин, известный острослов, тут же сочинил эпиграмму, которую лично поведал другу следующим же вечером:

» За ужином объелся я,
Да Яков запер дверь оплошно.
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.»

Вильгельм мгновенно пришел в ярость и вызвал друга на дуэль.

К счастью она закончилась благополучно: Кюхля выстрелил в сторону, а Пушкин не стал стрелять и выкинул пистолет, после чего друзья обнялись.

После лицея

По окончании лицея Вильгельм был одним из лучших по успеваемости учеником. Он получил чин IX-го класса и был награжден 3-й серебряной медалью за успехи.

После лицея он поступил вместе с Пушкиным в Коллегию иностранных дел. Участвовал в декабристском восстании, после чего был арестован и отправлен в ссылку.

Иван Пущин

Портрет Пущина«Мой первый друг, мой друг бесценный» – это, конечно же, Иван Иванович Пущин. Он был на год старше Пушкина. Познакомились они 12 августа 1811 года во время поступления в лицей. Во время учебы их комнаты находились рядом. Дружба, завязавшаяся между молодыми людьми в лицее, сохранялась на протяжении всей жизни.

По окончании лицея Иван Пущин решил стать военным и поступил в Конную артиллерию. Здесь он познакомился с членами тайных обществ и вступил в одно из них. Он был активным участником «Священной артели», в которую входили братья Муравьевы, Иван Бурцов, из товарищей по лицею – Владимир Вальховский, Вильгельм Кюхельбеккер (Кюхля).

Возникшие разногласия с Великим князем Михаилом Павловичем вынудили Пущина оставить военной службу в январе 1823 года. Он перешел служить в Петербургскую уголовную палату.

11 января 1825 года Иван Пущин первым из друзей и близких посетил Михайловское, где в это время жил Пушкин, чтобы морально поддержать друга, сосланного за вольнодумство. Иван Иванович привез ему комедию Грибоедова «Горе от ума» и рассказал о существовании тайных обществ. Но он ничего не сказал о готовящемся покушении на жизнь самодержца.

Иван Пущин всегда был в центе событий, связанных с подготовкой и проведением декабрьского восстания, за что и был сослан в Сибирь, в Читинский острог.

Мой первый друг, мой друг бесценный!
И я судьбу благословил,
Когда мой двор уединенный,
Печальным снегом занесенный,
Твой колокольчик огласил.
Молю святое провиденье:
Да голос мой душе твоей
Дарует то же утешенье,
Да озарит он заточенье
Лучом лицейских ясных дней!

Это стихотворение Пушкин посвятил своему другу, когда узнал о печальной судьбе своего товарища по лицею. Получив это стихотворение в ссылке, Иван Пущин в своем дневнике записал: «Отрадою отозвался во мне голос Пушкина».

Александр Сергеевич даже пытался ходатайствовать перед Николаем I о смягчении наказания Пущину, но получил отказ.

Дельвиг

Портрет ДельвигаАнтон Антонович Дельвиг был ленив, учился неохотно, за что был порицаем учителями и попадал в пушкинские эпиграммы. Но в нем рано проснулся интерес к литературному творчеству. По окончании лицея он был направлен в Министерство внутренних дел, где и прослужил до конца своих дней. Но это совсем не мешало ему заниматься литературной и издательской деятельностью.

Дельвигу Пушкин посвятил не одно стихотворное послание.

В одних журналах нас ругали,
Упреки те же слышим мы:
Мы любим слишком, да, в бокале
Топить разгульные умы.

Лицейскую дружбу Пушкин и Дельвиг пронесли до конца их недолгой жизни. Он был одним из трех друзей Пушкина, посетивших его в ссылке. Есть сведения, что Пушкин и Дельвиг встречались на Кавказе. Дельвиг умер рано, в 32 года.

«Смерть Дельвига нагоняет на меня тоску. Помимо прекрасного таланта, то была отлично устроенная голова и душа незаурядного закала. Он был лучшим из нас. Наши ряды начинают редеть», — написал Пушкин Плетневу, узнав о смерти друга.

Кюхля

Кюхельбекер на рукописи ПушкинаТак лицеисты прозвали долговязого, худощавого Вильгельма Кюхельбекера. На первых курсах товарищи по лицею были безжалостны к нелепому, глуховатому Кюхле. Пушкин тоже не щадил его, донимал эпиграммами и шутками, на которые был большой мастер.

За ужином объелся я,
А Яков запер дверь оплошно
Так было мне, мои друзья,
И кюхельбекерно и тошно.

Эта эпиграмма стоила Пушкину дуэли, которая закончилась благополучно для обоих. Позволив Кюхельбекеру выстрелить, Пушкин отказался стрелять под предлогом, что пистолет забился снегом. Потом друзья помирились.
Несмотря на насмешки, в глубине души все любили этого странного длинного паренька. Несмотря на свою неуклюжесть, он был способным к учебе, талантливым поэтом.

В своем посвящении на день Лицея Пушкин посвятил несколько строк и Кюхельбекеру:

Служенье муз не терпит суеты;
Прекрасное должно быть величаво:
Но юность нам советует лукаво,
И шумные нас радуют мечты…
Опомнимся — но поздно! и уныло
Глядим назад, следов не видя там.
Скажи, Вильгельм, не то ль и с нами было,
Мой брат родной по музе, по судьбам?

Вильгельм Кюхельбекер с отличием окончил лицей в чине титулярного советника. Его, как и Пушкина, зачислили в коллегию иностранных дел.

Кюхельбекер тоже присутствовал на Сенатской площади во время декабрьского восстания, и даже пытался стрелять в генералов, однако его пистолет дал осечку.

Вильгельм Кюхельбекер пережил Пушкина всего на 7 лет. Он умер в Тобольске от чахотки в 1846 году.