Стих пушкина в академии наук заседает князь дундук

Стих пушкина в академии наук заседает князь дундук

Происхождение

Брат — Николай Александрович Корсаков, товарищ Пушкина по Царскосельскому лицею, рано умерший. Другой брат — П. А. Корсаков, также цензор, получивший известность как переводчик с нидерландского.

По окончании курса во 2-м кадетском корпусе начал службу в лейб-гвардии Преображенском полку и участвовал в Отечественной войне 1812 г. и Заграничном походе 1813—1814 гг. В 1820 году он в чине полковника оставил военную службу и был пожалован в камергеры высочайшего двора. С 1826 года Дондуков-Корсаков числился по Министерству внутренних дел и служил, по выборам, гдовским уездным предводителем дворянства и совестным судьей.

Служба в ведомстве народного просвещения

В 1833 году князь Дондуков-Корсаков был назначен исправляющим должность попечителя Санкт-Петербургского учебного округа, а в следующем году утверждён в этой должности с производством в действительные статские советники. Деятельность Дондукова в должности попечителя, сухая и формальная, вызывала, однако, одобрение правительства, и в 1835 года он был назначен вторым вице-президентом Академии наук и председательствующим в комитете правления Академии, в 1838 году — присутствующим в Главном управлении цензуры, а в 1841 году — председателем комитета, учреждённого для нового устройства Академии наук; вслед за тем князь Дондуков произведён был в тайные советники. Новые обязанности Дондукова-Корсакова побудили его в 1842 году просить об увольнении от должности попечителя Петербургского учебного округа с оставлением в должности вице-президента Академии. Пост вице-президента покинул в 1852 году. 9 сентября 1860 года Дондуков-Корсаков, занимавший должность члена Главного правления училищ, был награждён чином действительного тайного советника «с увольнением его, согласно прошению, по расстроенному здоровью, от службы»[1].

Похоронен в родовой усадьбе Дондуковых-Корсаковых — селе Полоном Порховского уезда Псковской губернии[2].

Семья

Княгиня Мария Никитична с дочерью Ольгой (1838)

Жена (с 05 ноября 1819 года) — княжна Мария Никитична Дондукова-Корсакова (10.04.1803[3]—1884), единственная дочь и наследница князя Никиты Ивановича Дондукова-Корсакова (1775—1857) и Веры Ионовны (1780—1833), урождённой княжны Дондуковой. Родилась в Петербурге, крещена 20 апреля 1803 года в церкви Вознесения при восприемстве бабушки княгини М. В. Дондуковой. Благодаря протекции высокопоставленных особ, император дозволил 26 июня 1829 года Михаилу Александровичу принять герб, титул и фамилию князей Дондуковых и именоваться впредь потомственно князем Дондуковым-Корсаковым. В этом браке родилось дети:

  • Александр Михайлович (1820—1893) — генерал от кавалерии, генерал-адъютант, участник Крымской, Кавказской и Русско-турецкой войн, главнокомандующий оккупационных войск в Болгарии, его имя носит улица в Софии. Был женат на Надежде Андреевна Кологривовой (ум. в 1884 году), вдове графа Г. П. Коновницына.
  • Николай Михайлович (1821—18.02.1856, г. Одесса)
  • Алексей Михайлович (1822—1894) — действительный статский советник, в звании камергера, член смоленского окружного суда. Женат с 20 апреля 1851 года[4] на Ольге Алексеевне Пещуровой, дочери А. Н. Пещурова.
  • Вера Михайловна (1824—1865) — замужем за Яковом Карловичем Сиверсом (1818—1882), сыном К. К. Сиверса.
  • Никита Михайлович (1825—1869) — полковник, участник Венгерской кампании и Кавказской войны.
  • Мария Михайловна (1827—1909) — общественная деятельница.
  • Михаил Михайлович (22.04.1832—12.05.1833) — похоронен в родовой усыпальнице в селе Полоном Псковской губернии.
  • Ольга Михайловна (20.05.1834—1869) — замужем за Николаем Густавовичем Регекампфом.
  • Надежда Михайловна (1836—1900) — замужем за Илиодором Александровичем Яновичем.
  • Владимир Михайлович (1840—1902) — действительный статский советник, в звании камергера, вице-директор Департамента общих дел Министерства путей сообщения.
  • Софья Михайловна (1845—1909) — жена графа П. А. Гейдена, наследница собранной отцом картинной галереи, которая включала 130 живописных полотен, включая работы кисти Гвидо Рени, Рафаэля Менгса и Коро. После Октябрьской революции собрание было национализировано и пополнило фонды Государственного Эрмитажа.
  • Екатерина Михайловна
  • Дети
  • Николай
    Михайлович

  • Александр, Алексей и Софья

  • Вера Михайловна
    с мужем

  • Ольга, Надежда и Владимир

Дондуков-Корсаков и Пушкин

Злые языки связывали неожиданную карьеру военного, а затем провинциального чиновника Дондукова в министерстве народного просвещения с тем, что тот в молодости находился в гомосексуальной связи с влиятельным при Николае I министром народного просвещения и президентом АН С. С. Уваровым. Этому сюжету посвящена эпиграмма Пушкина (1835)[5]:

В Академии наук
Заседает князь Дундук.
Говорят, не подобает
Дундуку такая честь;
Почему ж он заседает?
Потому что есть.

Цитируя эпиграмму в своей тетради анекдотов, Н. В. Кукольник комментировал: «Уваров в молодости состоял в любовной связи с Корсаковым, впоследствии князем Дондуковым-Корсаковым . , и к. Д.-К. не только без всякого основания и прав попал в попечители С.-Петербургского университета, но и в вице-президенты Академии наук, что ему и вовсе было не к лицу»[6]. Эпиграмма Пушкина содержит также обыгрывание фамилии — «дундук» означает дурака (впрочем, Пушкин всегда, даже в официальных письмах, писал фамилию князя через два «у»)[7].

Знакомство Пушкина с Михаилом Корсаковым, братом его школьного товарища, возможно, началось ещё в Лицее или первые послелицейские годы. Изображение профиля князя Дондукова-Корсакова имеется в бумагах Пушкина, относящихся к январю-февралю 1830 года, задолго до конфликта (определение Т. Г. Цявловской); причины появления рисунка неизвестны, но по-видимому, ему предшествовало не воспоминание, а встреча (князь изображён с двойным подбородком, уже немолодым). В октябре 1831 года Пушкин писал Уварову, что «князь Дундуков доставил» ему уваровский вольный перевод стихотворения «Клеветникам России». Конфликт Дондукова с Пушкиным в 1835 году, приведший к эпиграмме, был вызван цензурными придирками к «Сказке о золотом петушке» и отзывами Уварова о «Истории Пугачёва»; позже он обострился после сатиры Пушкина «На выздоровление Лукулла», прямо направленной в Уварова. В феврале 1835 года Пушкин записал в дневнике:

В публике очень бранят моего Пугачёва, а что хуже — не покупают. Уваров большой подлец. Он кричит о моей книге как о возмутительном[8] сочинении. Его клеврет Дундуков (дурак и бардаш[9]) преследует меня своим ценсурным комитетом. Он не соглашается, чтоб я печатал свои сочинения с одного согласия государя. Царь любит, да псарь не любит.

В апреле 1835 года Пушкин писал А. Х. Бенкендорфу: «Я имел несчастие навлечь на себя неприязнь г. министра народного просвещения, так же как князя Дундукова, урождённого Корсакова. Оба уже дали мне её почувствовать довольно неприятным образом…» Характерно в этом письме ироническое использование формулы «урождённый», принятой для женщин.

По словам С. А. Соболевского (уехавшего за границу в августе 1836 года и вернувшегося уже после смерти Пушкина): «Пушкин жалел об эпиграмме „В Академии наук“, когда лично узнал Дундука». Действительно, после конфликта, в январе-апреле 1836 года, между Пушкиным и Дондуковым состоялся обмен письмами по поводу цензурирования журнала «Современник», производящий вполне благожелательно-корректное впечатление. Более того, князь уже не «преследовал» поэта «своим ценсурным комитетом», а наоборот, принимал апелляции на решения приставленного к журналу цензора:

… Я не могу скрыть моего сожаления о неудовольствиях, причиненных Вам Санктпетербургским Цензурным Комитетом… покорнейше прошу Вас, милостивый государь, со всеми требованиями Вашими относительно Цензурного Комитета обращаться прямо ко мне; уверяю при том Вас, что я за особенное удовольствие почту отклонить все препятствия к исполнению таковых требований, если они будут сообразны с правилами, для Цензурных Комитетов изданными.

На обороте одного из таких писем в марте 1836 года Пушкин иронически написал: «С Цензурой спорить-де можно, а с Вашей Милостью нет…» В апреле Пушкин благодарил князя: «все статьи, поступившие в мой журнал, были пропущены. Но разрешением оных обязан я единственно благосклонному снисхождению Вашего сиятельства…» и просил о назначении второго цензора в свой журнал для ускорения процесса. С другой стороны, известно, что в декабре 1836 года Пушкин, посещавший публичное заседание АН, говорил А. А. Краевскому о Корсакове: «ведь сидит довольный и весёлый, а ведь сидит-то на моей эпиграмме! ничего, не больно, не вертится!», а также цитировал эпиграмму около 29 декабря 1836 года в письме к В. Ф. Одоевскому перед другим заседанием АН («Не увидимся ли в Академии Наук, где заседает кн. Д—?»).

Пушкинское выражение применяет к Дондукову-Корсакову («князь Дундук устарел, зарос грибами») В. Г. Белинский в 1841 году.

Примечания

Литература

  • Кн. Дондуков-Корсаков, Михаил Александрович // Список гражданским чинам первых четырех классов. Состояние чинов по 1-е июля 1860 г. — СПб.: Типография Правительствующего сената, 1860. — С. 27.
  • Некролог кн. М. А. Дондукова-Корсакова в «Журнале Министерства Народного Просвещения», 1869.
  • «Отчеты Императорской академии наук за 1866—1891 гг.», СПб. 1903.
  • «Русский архив» 1892, II, 489.
  • Воспоминания Н. Г. Устрялова. Новое Время, 1879.
  • И. А. Шляпкин. «Из неизданных бумаг Пушкина», СПб., 1902
  • Профиль Дондуков-Корсаков Михаил Александрович на официальном сайте РАН

Тропы

Троп  — риторическая фигура, слово или выражение, используемое в переносном значении с целью усилить образность языка, художественную выразительность речи. Тропы широко используются в литературных произведениях, ораторском искусстве и в повседневной речи.

Отграничение тропов от фигур не всегда однозначно, классификация некоторых фигур речи (таких как эпитет, сравнение, перифраз, гипербола, литота) вызывает в этом вопросе разногласия. М. Л. Гаспаров рассматривает тропы в целом как разновидность фигур — «фигуры переосмысления».

Общепринятой классификации тропов не существует.

Начиная со второй половины XX века, тропы активно исследуются в рамках структуралистской парадигмы и неориторики такими учёными, как Р. Якобсон, Р. Барт, Ц. Тодоров, представителями Льежской школы и др. Было выделено три основных тропа: метафора, метонимия и синекдоха. Попытки выявить из них один первоисходный троп, к которому можно было бы свести два других, дали разноречивые результаты. Так, Льежская школа и Ц. Тодоров усматривают такой первичный троп в синекдохе, а У. Эко — в метафоре.

Основные виды тропов:

  • Метафора
  • Метонимия
  • Синекдоха
  • Эпитет
  • Гипербола
  • Дисфемизм
  • Каламбур
  • Литота
  • Сравнение
  • Перифраз
  • Аллегория
  • Олицетворение
  • Ирония
  • Пафос
  • Сарказм
  • Эвфемизм

Фигуры

Фигура (фигура речи в узком смысле слова, риторическая фигура, стилистическая фигура) — термин риторик и и стилистики, обозначающий приёмы синтаксической (синтагматической) организации речи, которые, не внося никакой дополнительной информации, придают речи художественные и экспрессивные качества и своеобразие.

В отличие от тропов, представляющих собой употребление слов в переносном смысле, фигуры — это приёмы сочетания слов. Вместе с тропами фигуры называют «фигурами речи» в широком смысле слова. При этом отграничение фигур от тропов в некоторых случаях вызывает разногласия.

Фигуры известны со времён античности. Древнегреческий софист Горгий (V век до н. э.) настолько прославился новаторским использованием в своих речах риторических фигур, особенно изоколона (ритмико-синтаксическое подобие частей периода), гомеотелевтона (созвучие окончаний этих частей, т. е. внутренняя рифма) и антитезы, что на долгое время они получили название «горгианских фигур».

• Адинатон 

• Аллюзия 

• Амплификация 

• Анадиплосис 

• Анаколуф 

• Анафора 

• Антитеза 

• Антитетон 

• Апокопа 

• Апострофа 

• Аттракция 

• Бессоюзие 

• Гипербатон 

• Гомеотелевтон 

• Градация (Климакс, Антиклимакс)

• Дистинкция 

• Зевгма 

• Изоколон 

• Именительный темы 

• Инверсия 

• Коррекция 

• Мезархия 

• Многопадежность (Полиптотон)

• Многосоюзие 

• Оксюморон 

• Параллелизм 

• Парономазия 

• Парцелляция 

• Перифраз 

• Плеоназм 

• Пролепсис 

• Ретардация 

• Риторический вопрос 

• Риторическое восклицание 

• Риторическое обращение 

• Симплока 

• Солецизм 

• Тавтология 

• Точный повтор 

• Умолчание 

• Хиазм 

• Экзергазия 

• Эллипсис 

• Эмфаза 

• Эпифора

Подробнее о всех этих замечательных словах можно почитать здесь.