Стих путешествие из петербурга в москву радищев

Стих путешествие из петербурга в москву радищев

Содержание

История создания

Ода «Вольность» — образец раннего творчества Александра Сергеевича Пушкина. Будущий поэт учился в Царскосельском лицее до 1817 г. включительно. В этом же заведении обучали и воспитывали детей дворян. Впоследствии выпускники становились верными подданными императора и чиновниками разных рангов. В лицее работали прекрасные педагоги, благодаря которым в подростках развивались качества, отличающие порядочных людей от безнравственных. Понятия, обладающие для А. С. Пушкина и других выпускников, глубоким смыслом:

  • равенство;
  • свобода;
  • честь;
  • справедливость.

До 1812 г. общество лояльно относилось к самодержавию, однако после войны с Наполеоном настроения поменялись. Образованная прослойка населения, к которой принадлежали и молодые лицеисты, стала задумываться о том, что государство должно быть другим: просвещённым, сплочённым, свободным. Люди начали понимать, что без знаний и умения мыслить придётся трудно, если случится ещё одна война, да и в мирное время малограмотным и забитым гражданам сложно строить сильную страну.

В таких условиях формировалась личность А. С. Пушкина, и юношеский максимализм только усиливал стремление к свободолюбию. Все ранние произведения характеризуются особой пылкостью и неподдельной страстью. Поэт верил, что человеку под силу оказать значительное влияние на ход истории. Ода «Вольность» — одно из самых значимых и ярких творений молодого Александра Сергеевича.

Стихотворение получилось довольно смелым. В тот вечер, когда оно было написано, юный поэт был в гостях у Тургеневых. Из окон питерской квартиры, расположенной на Фонтанке, был виден Михайловский замок. В 1801 году в этом здании был осуществлён заговор с участием гвардейских офицеров, и тогда же убили Павла I. Размышляя о гибели российского императора и любуясь живописным пейзажем, Пушкин за несколько минут написал стихотворение, в котором воспел свободу.

Поэту не удалось дождаться публикации оды. Кроме того, создание «Вольности» послужило причиной отправки Пушкина в ссылку, которую он отбывал в Одессе. Впервые произведение было опубликовано в 1856 г. в сборнике «Полярная звезда», издававшемся в Лондоне под руководством Герцена.

Ода вольность радищев читать краткое содержание. Ода «Вольность»: анализ произведения

Ода «Вольность» русского писателя и философа Александра Николаевича Радищева (1749 – 1802) является ярким гимном свободе и призывом защищать ее и бороться с тиранией, в том числе с помощью революции. История изображается Радищевым как процесс борьбы свободы с несвободой, который, впрочем, может закончиться как торжеством вольности, так и ее подавлением

Свобода, в терминологии 18 века – вольность, лежит в основе исторического прогресса. Однако это естественное право человека, данное ему от рождения, зачастую уничтожается властью, стремящейся поработить общество и подчинить своей воле. Задача общества («народа» в оде Радищева) состоит в том, чтобы отстоять свои естественные права. Свобода – это высшая, но очень хрупкая ценность. За нее всегда надо бороться. Иначе тирания уничтожит свободу – свет превратится «во тьму».

Свобода дана человеку от рождения. Это его автономная воля, его право свободно мыслить и выражать свои мысли, реализовать себя так, как он этого желает. Вот что пишет Радищев, обращаясь к вольности:

Я в свет изшел, и ты со мною; На мышцах нет твоих заклеп; Свободною могу рукою Прияти данный в пищу хлеб. Стопы несу, где мне приятно; Тому внимаю, что понятно; Вещаю то, что мыслю я; Любить могу и быть любимым; Творю добро, могу быть чтимым; Закон мой — воля есть моя.

Радищев изображает свободу как источник прогресса, вектор истории, дающий людям просвещение и разрушающий существующее в обществе угнетение.

Так дух свободы, разоряя Вознесшейся неволи гнет, В градах и селах пролетая, К величию он всех зовет, Живит, родит и созидает, Препоны на пути не знает, Вождаем мужеством в стезях; Нетрепетно с ним разум мыслит И слово собственностью числит, Невежства что развеет прах.

Но здесь же Радищев указывает на угрозу свободе, которая воплощена в верховной власти. Правители через свои законы подавляют свободу и порабощают общество. Царь

…Повлек в ярмо порабощенья, Облек их в броню заблужденья, Бояться истины велел. «Закон се Божий», — царь вещает; «Обман святый, — мудрец взывает, — Народ давить, что ты обрел».

Власть в лице царей и правителей узурпирует свободу. Опираясь на священников, они диктуют обществу собственную волю.

Воззрим мы в области обширны, Где тусклый трон стоит рабства. Градские власти там все мирны, В царе зря образ Божества. Власть царска веру охраняет, Власть царску вера утверждает; Союзно общество гнетут: Одна сковать рассудок тщится, Другая волю стерть стремится; На пользу общую, — рекут.

Однако логика истории неизбежно ведет к свержению тирании. Закон природы и общества состоит в стремлении к свободе. Тирания разрушает самое себя. По мысли Радищева, чем больше угнетения, тем больше вероятности восстания и революции, яркое описание которой он дает в своей оде.

Сей был и есть закон природы, Неизменимый никогда, Ему подвластны все народы, Незримо правит он всегда; Мучительство, стряся пределы, Отравы полны свои стрелы В себя, не ведая, вонзит; Равенство казнию восставит; Едину власть, валясь, раздавит; Обидой право обновит.

Свобода – это логика истории. Она нацелена на бесконечность. Но при этом Радищев предупреждает об опасностях, которые могут угрожать свободе и которые исходят со стороны власти.

Дойдешь до меты совершенства, В стезях препоны прескочив, В сожитии найдешь блаженство, Несчастных жребий облегчив, И паче солнца возблистаешь, О вольность, вольность, да скончаешь Со вечностью ты свой полет; Но корень благ твой истощится, Свобода в наглость превратится И власти под ярмом падет.

Свобода нуждается в защите, иначе она обратима в тиранию. Гениальность Радищева в том, что он указал не только на прогрессивное развитие истории, но и на опасность обратного процесса – социального регресса, который связан с тиранией. Поэтому Радищев призывает беречь свободу и бороться за нее.

О! вы, счастливые народы, Где случай вольность даровал! Блюдите дар благой природы, В сердцах что Вечный начертал. Се хлябь разверстая, цветами Усыпанная, под ногами У вас, готова вас сглотить. Не забывай ни на минуту, Что крепость сил в немощность люту, Что свет во тьму льзя претворить.

В своей оде Радищев также приводит примеры политического и духовного прогресса в истории, который привел к завоеваниям большей свободы. Это Английская революция во главе с Кромвелем. Это религиозная реформация Лютера, географические открытия Колумба, научные достижения Галилея и Ньютона. Наконец, Радищев пишет о современной ему Американской революции и ее герое Вашингтоне.

Николай Баев, либертарное движение «Свободные радикалы»

С самодержавием в России неразрывно связано крепостное право – 2ой лик «чудища». Бесчеловечную сущность, невосполнимый, общенародный вред крепостничества Радищев разоблачает в нерасторжимом единстве и как художник-публицист, и как политик-социолог.

Вопрос о крестьянской революции включает у Радищева две проблемы: справедливость народного возмущения и его неизбежность. К мысли о справедливости революции Радищев подводит читателя также постепенно. Он опирается на просветительскую теорию «естественного» права человека на самозащиту, без которой не может обойтись ни одно живое существо. В нормально устроенном обществе всех его членов должен охранять закон, но если закон бездействует, тогда неизбежно вступает в силу право самообороны. Об этом праве, но пока еще бегло, говорится в одной из первых глав («Любани»).

Ода «Вольность» написана в период с 1781 по 1783 г., но работа над ней продолжалась до 1790 г., когда она была напечатана с сокращениями в «Путешествии из Петербурга в Москву», в главе «Тверь». Полный ее текст появился лишь в 1906 г. Ода создавалась в то время, когда только что завершилась Американская и начиналась Французская революция. Ее гражданский пафос отражает непреклонное стремление народов сбросить с себя феодально-абсолютистский гнет.

Начинает свою оду Радищев с прославления вольности, которую он считает бесценным даром природы, «источником» «всех великих дел». В стране, где подавляющая масса населения находилась в крепостной зависимости, уже сама эта мысль была вызовом существовавшим порядкам. Вольность дается каждому человеку самой природой, считает автор, и поэтому в «естественном состоянии» люди не знали никакого стеснения и были абсолютно свободны: «Я в свет исшел, и ты со мною; // На мышцах нет моих заклеп…» (Т. 1. С. 1). Но во имя общего блага люди объединились в общество, ограничили свою «волю» законами, выгодными для всех, и избрали власть, которая должна следить за строгим их исполнением. Радищев рисует благие последствия такого устройства: равенство, изобилие, правосудие, Религия окружила власть правителя божественным ореолом и тем самым освободила его от ответственности перед народом. Монарх превращается в деспота:

Утрата свободы пагубно отражается во всех областях жизни общества: пустеют нивы, меркнет воинская доблесть, нарушается правосудие, Но история не стоит на месте, и деспотизм не вечен. В народе растет недовольство. Появляется глашатай свободы. Вспыхивает возмущение. Здесь Радищев резко отличается от европейских просветителей. Руссо в книге «Общественный договор» ограничивается лишь кратким замечанием, что, если монарх, избранный обществом, нарушит законы, народ вправе расторгнуть ранее заключенный с ним общественный договор. В какой форме это произойдет, Руссо не раскрывает. Радищев все договаривает до конца. В его оде народ свергает монарха, судит его и казнит:

Не довольствуясь умозрительными доказательствами неизбежности революции, Радищев стремится опереться на опыт истории. Он напоминает об Английской революции 1649 г., о казни английского короля. Отношение к Кромвелю противоречиво. Радищев прославляет его за то, что он «Карла на суде казнил» и вместе с тем сурово порицает за узурпацию власти. Идеалом поэта служит Американская революция и ее вождь Вашингтон.

Человечество, по словам Радищева, проходит в своем развитии циклический путь. Свобода переходит в тиранию, тирания — в свободу. Сам Радищев, пересказывая в главе «Тверь» содержание 38-й и 39-й строф, следующим образом поясняет свою мысль: «Таков есть закон природы; из мучительства рождается вольность, из вольности рабство…» (Т. 1. С. 361). Обращаясь к народам, сбросившим с себя иго деспота, Радищев призывает их как зеницу ока беречь завоеванную свободу:

В России пока еще торжествует деспотизм. Поэт и его современники «влачат» «оков несносно бремя». Сам Радищев не надеется дожить до дня, но твердо верит в ее грядущую победу, и ему хотелось бы, чтобы соотечественник, придя на его могилу, сказал.

По своему стилю ода «Вольность» — прямая наследница похвальных од Ломоносова. Она написана четырехстопным ямбом, десятистишными строфами с той же рифмовкой. Но ее содержание разительно отличается от од Ломоносова. Радищев не верит просвещенным монархам и поэтому объектами его восхваления становятся свобода и возмущение народа против царя.

Перед нами разновидность одического жанра XVIII в. — революционно-просветительская ода как одно из явлений просветительского классицизма.

Задача оды — осмысление уроков истории. Ода «Вольность» создавалась в период подъема революционного движения в Америке и во Франции. Она исполнена твердой веры в торжество освободительных идей.

БИЛЕТ 13 1.Торжественная ода М.В.Ломоносова: проблематика и поэтика.

По своей природе и способу своего бытования в культурном контексте современности торжественная ода Ломоносова является
.
ораторским жанром в той же мере, что и литературным. Торжественные оды создавались с установкой на чтение вслух перед адресатом; поэтический текст торжественной оды рассчитан на то, чтобы быть звучащей речью, воспринимаемой на слух. Типологические признаки ораторских жанров в торжественной оде — те же самые, что и в проповеди, и светском ораторском Слове. Прежде всего, это прикрепленность тематического материала торжественной оды к определенному «случаю» — историческому происшествию или событию государственного масштаба.

Композиция торжественной оды также обусловлена законами риторики: каждый одический текст неизменно открывается и завершается обращениями к адресату. Текст торжественной оды строится как система риторических вопросов и ответов, чередование которых обусловлено двумя параллельно действующими установками: каждый отдельный фрагмент оды призван оказывать максимальное эстетическое воздействие на слушателя — и отсюда язык оды перенасыщен тропами и риторическими фигурами. Что же касается последовательности развертывания одического сюжета (порядок следования отдельных фрагментов и принципы их соотношения и последовательности), то она обусловлена законами формальной логики, облегчающей восприятие одического текста на слух: формулировка тезиса, доказательство в системе последовательно сменяющихся аргументов, вывод, повторяющий начальную формулировку. Таким образом, композиция оды подчиняется тому же зеркально-кумулятивному принципу, что и композиция сатиры, и их общего протожанра — проповеди. Ломоносову удалось определить отношения адресата и адресанта. *В классицистич. оде лирич. герой выражен слабо по законам жанра. Адресант выражен только национально (т.е. я — Ломоносов – русский поэт), один из подданных монарха. Такая статичность лир. героя не устраивает автора, т.к. здесь нет движения. Ломоносову для того, чтобы оценить всё деяние монарха, адресант должен быть воплощением разума, т.е. вместо статичности лирич. «я», Ломоносов предлагает двойственность; подданный разум, который может воспарить над всеми и оценить деяния монарха. Ломоносов структурирует композицию по смене позиции точки зрения адресанта. Смена же точки зрения лирич. героя позволяет при этом сочетать конкретность и восторг. Описание деяний связано со сферой парящего разума, отсюда наличие сильных метафор, гипербол, др. образов, переплетение тропов, сопряжение прошлого, настоящего и будущего. Монарх почти прибывает на небесах, но разум лирич. героя может быть и вые монарха вертикально-структурированное пространство. Ломоносовская торжеств ода, с точки зрения содержания, имеет классицистические черты, а сточки рения формы – барочное наследие. Движение «парящего разума» предполагает сложное отношение строф, в котором наблюдается движение мысли. Одическая строфа имеет след. вид: AbAbCCdede- (1 часть – катрен, 2 часть – двустишие, 3 часть – катрен). Размеры каждой из этих частей не всегда совпадают, но часто предопределяют разделение на 2 главных мысли и одной добавочной. Связи же между строфами не всегда сразу видны, иногда это образы или параллели, но зачастую можно уловить авторское движение мысли от строфы к строфе.

В качестве одических персонажей Россию, Петра I и божественны науки уравнивает одно-единственное их общее свойство: они являются персонажами оды постольку, поскольку являются идеями, выражающими общее понятие. Не конкретно-исторический человек и монарх Петр I, но идея Идеального монарха; не государство Россия, но идея Отечества; не конкретная отрасль научного знания, но идея Просвещения — вот подлинные герои торжественной оды.

100 р

бонус за первый заказ

Выберите тип работы Дипломная работа Курсовая работа Реферат Магистерская диссертация Отчёт по практике Статья Доклад Рецензия Контрольная работа Монография Решение задач Бизнес-план Ответы на вопросы Творческая работа Эссе Чертёж Сочинения Перевод Презентации Набор текста Другое Повышение уникальности текста Кандидатская диссертация Лабораторная работа Помощь on-line

Узнать цену

Ода «Вольность» (1781-1783)

По своему стилю ода «Вольность» — прямая наследница похвальных од Ломоносова . Она написана четырехстопным ямбом, десятистишными строфами с той же рифмовкой. Но ее содержание разительно отличается от од Ломоносова. Она посвящена не выдающемуся историческому событию, не прославлению полководца или царя. Она посвящена социальному понятию вольности, то есть политической общественной свободе. Была создана по случаю завоевания Америкой независимости и открыто прославляла народное восстание против самовластия .

Ты есть и был непобедимой,
Твой вождь — свобода, Вашингтон.
Раньше одописцы называли себя рабами самодержцев, а Радищев с гордостью называет себя рабом вольности:

О, вольность, вольность, дар бесценный,
Позволь, чтоб раб тебя воспел.
Излагается концепция, близкая к просветительской, об общественном договоре между государем и обществом. В конце оды Радищев бросает прямой призыв к революции, направленной против самодержца, нарушившего договор с народом. В его оде народ свергает монарха, судит его и казнит

.

Кичливой власти и строптивой
Огромный истукан поправ,Сковав сторучна исполина,Влечет его как гражданинаК престолу, где народ воссел.Преступник, изо всех первейший,„Предстань, на суд тебя зову!„Единой смерти за то мало,„Умри! умри же ты сто крат! “
Он доказывает, что «человек во всем от рождения свободен». Начиная с апофеоза вольности, которая осознаётся как «бесценный дар человека», «источник всех велики дел», поэт рассуждает над тем, что этому мешает. Он разоблачает опасный для народа союз царской власти и церкви, выступая против монархии как таковой .

Яснейших дня лучей светлее,
Стоит прозрачный всюду храм… Он лести чужд, лицеприятства…Родства не знает, ни приязни; Равно делит и мзду и казни; Он образ божий на земли. И се чудовище ужасно, Как гидра, сто имея глав, Умильно и в слезах всечасно, Но полны челюсти отрав, Земные власти попирает, Главою неба досязает… Обманывать и льстить умеет, И слепо верить нам велит.
Народ будет отомщён, он сам себя освободит. Ода заканчивается описанием «избраннейшего дня», когда победит революция. Пафос оды — вера в победу народной революции

, хотя Радищев понимает, что «не приспе ещё година».

Отрывки из оды «Вольность» встречаются в «Путешествии» . Рассказчик, от лица которого ведётся повествование, встречает некоего «новомодного стихотворца», который ему эту оду отчасти читает, отчасти пересказывает.

Стихотворение свидетельствует о том, что ссылка не сломила дух поэта. Он по-прежнему уверен в правоте своего дела и смело защищает свое человеческое достоинство («Не скот, не дерево, не раб, но человек!»). В литературе это маленькое произведение прокладывало «след» тюремной, каторжной поэзии декабристов, народовольцев, марксистов. За столетие многое достигнуто, утверждает автор, но тяжкой ценой. Основная идея стихотворения сконцентрирована в афористическом стихе. Здесь Радищев является продолжателем традиций научной поэзии, заложенных Ломоносовым. В конце стихотворения Радищев выражает надежду на плоды, которые дала просветительская деятельность Петра I, Екатерины II, и на осуществление благих обещаний молодого императора Александра I . Ода «Вольность» создавалась в период подъема революционного движения в Америке и во Франции . Она исполнена твердой веры в торжество освободительных идей.

Сочинение

Я то же, что и был и буду весь мой век: Не скот, не дерево, не раб, но человек! А. Радищев

Радищев, вынашивая революционные идеи свержения самодержавия, создает оду «Вольность». Сколь последователен он был в отрицании тирании, столь смелым был и в поэтическом экспериментаторстве. Для прославления политической и гражданской свободы поэт избирает традиционный жанр оды. Но что же остается в ней от традиции классицизма? Ведь Радищев воспевает не выдающегося полководца и не государственного деятеля и, тем более, не монарха. Полемично само начало произведения:

О! дар небес благословенный, Источник всех великих дел, О вольность, вольность, дар бесценный/ Позволь, чтоб раб тебя воспел.

Пушкин же, осуждая и казнь народом французского короля Людовика XVI, и убийство дворянами-заговорщиками Павла I, выступает за ограничение самодержавия «законом»-конституцией:

Приди, сорви с меня венок, Разбей изнеженную лиру… Хочу воспеть Свободу миру, На тронах поразить порок… Тираны мира! трепещите.» А вы, мужайтесь и внемлите, Восстаньте, падшие рабы!.. Лишь там над царскою главой Народов не легло страданье, Где крепко с вольностью святой Законов мощных сочетанье.

Радищев же в своей оде доказывает право народа на казнь царя-тирана. Народ — создатель всех благ земных, и царь, возомнивший, что он истинный Господь, а не народ, «преступник из всех первейший».

Ликуйте, склепанны народы. Се право мщенное природы На плаху возвело царя.

Ода «Вольность» Радищева — первое слово русской революционной поэзии — содержит в себе призыв к революции и выражает его в соответствии с принципами эстетики поэта. Подлинный творец, утверждал Радищев, открывает согражданам «разнообразные стези познания», никчемна поэзия без мысли- «тощий без мыслей источник словесности». Пушкин ценил значение поэзии Радищева, его вклад в русскую литературу. Недаром в первоначальном варианте стихотворения Пушкина «Памятник» была строка: «вослед Радищеву восславил я свободу». В оде «Вольность» Александр Сергеевич с юношеской безрассудностью и смелостью восклицает:

Самовластительный злодей! Тебя, твой трон я ненавижу, Твою погибель, смерть детей С жестокой радостию вижу. Читают на твоем челе Печать проклятия народы. Ты ужас мира, стыд природы. Упрек ты Богу на земле.

Пушкин утверждает, что лишь закон должен главенствовать в жизни, он один может служить залогом справедливости и счастья народов.

И днесь учитесь, о цари: Ни наказанья, ни награды. Ни кров темниц, ни алтари Не верные для вас ограды. Склонитесь первые главой Под сень надежную Закона, И станут вечной стражей трона Народов вольность и покой.

Но А.Н. Радищев был не только прозаиком, но и поэтом. Обобщением исторических и политических концепций Радищева стала ода «Вольность», которая была первым классическим памятником русской революционной поэзии. «Вольность» включена в «Путешествии из Петербурга в Москву», в главе «Тверь».

В основе оды лежат обще просветительские теории естественного равенства людей, естественного права и общественного договора, переосмысленные Радищевым в революционном духе. В оде «Вольность» Радищев еще более углубил критику самодержавия и высказал мысль о том, что церковь является надежной поддержкой самодержавия.

По своему стилю «Вольность» — прямая наследница похвальных од Ломоносова. Она написана четырехстопным ямбом, десятистишными строфами с той же рифмовкой. Но ее содержание разительно отличается от од Ломоносова. Радищев не верит просвещенным монархам и поэтому объектами его восхваления становятся свобода и возмущение народа против царя.

Начинает свою оду А.Н. Радищев с прославления вольности, которую он считает бесценным даром природы, «источником» «всех великих дел». В стране, где подавляющая масса населения находилась в крепостной зависимости, уже сама эта мысль была вызовом существовавшим порядкам.

Вольность дается каждому человеку самой природой, считает автор, и поэтому в «естественном состоянии» люди не знали никакого стеснения и были абсолютно свободны: «Я в свет исшел, и ты со мною; На мышцах нет моих заклеп…». Но во имя общего блага люди объединились в общество, ограничили свою «волю» законами, выгодными для всех, и избрали власть, которая должна следить за строгим их исполнением. А.Н. Радищев рисует благие последствия такого устройства: равенство, изобилие, правосудие. Религия окружила власть правителя божественным ореолом и тем самым освободила его от ответственности перед народом: «Власть царска веру охраняет, Власть царску вера утверждает, Союзно общество гнетут». Монарх превращается в деспота:

«Чело надменное вознесши, схватив железный скипетр, царь,

На грозном троне властно севши, в народе зрит лишь подлу тварь».

Утрата свободы пагубно отражается во всех областях жизни общества: пустеют нивы, меркнет воинская доблесть, нарушается правосудие. Но история не стоит на месте, и деспотизм не вечен. В народе растет недовольство. Появляется глашатай свободы. Вспыхивает возмущение. Здесь Радищев резко отличается от европейских просветителей. Так, если Руссо в книге «Общественный договор» ограничивается лишь кратким замечанием, что, если монарх, избранный обществом, нарушит законы, народ вправе расторгнуть ранее заключенный с ним общественный договор (в какой форме это произойдет, Руссо не раскрывает), то Радищев все договаривает до конца. В его оде народ свергает монарха, судит его и казнит:

«Возникнет рать повсюду бранна, надежда всех вооружит;

В крови мучителя венчанна омыть свой стыд уж всяк спешит.

Ликуйте, склепанны народы;

Се право мщенное природы на плаху возвело царя».

Не довольствуясь умозрительными доказательствами неизбежности революции, Радищев стремится опереться на опыт истории. Он напоминает об Английской революции 1649 г., о казни английского короля. Радищев прославляет его за то, что он «Карла на суде казнил» и вместе с тем сурово порицает за узурпацию власти.

Человечество, по словам А.Н. Радищева, проходит в своем развитии циклический путь. Свобода переходит в тиранию, тирания — в свободу. Сам Радищев, пересказывая в главе «Тверь» содержание 38-й и 39-й строф, следующим образом поясняет свою мысль: «Таков есть закон природы; из мучительства рождается вольность, из вольности рабство…». Обращаясь к народам, сбросившим с себя иго деспота, Радищев призывает их как зеницу ока беречь завоеванную свободу:

«О, вы! счастливые народы, где случай вольность даровал!

Блюдите дар благой природы, в сердцах что вечный начертал».

В России пока еще торжествует деспотизм. Поэт и его современники «влачат» «оков несносно бремя». Сам А.Н. Радищев не надеется дожить до дня свободы: «Не приспе еще година, Не совершилися судьбы», но твердо верит в ее грядущую победу, и ему хотелось бы, чтобы соотечественник, придя на его могилу, сказал:

«Под игом власти, сей рожденный,

Кося оковы позлащенны,

Нам вольность первый прорицал».

Центральная тема

В стихотворении «Вольность» Пушкин описывает актуальную для того времени проблему — бесправие простых граждан. Поэт выступает против абсолютной монархии, бичует её за «довольность» творящимся беззаконием, проповедует равенство и гуманное отношение к людям, воспевает свободу и торжество закона. Такова тематика произведения. Главные пороки, которые автор вскрывает в «Вольности»:

  • вседозволенность правящих особ;
  • тирания;
  • беззаконие.

Эти явления были характерны для начала и середины XIX века, и у населения не было никаких рычагов давления на монарха. Законы составлялись так, чтобы с их помощью можно было защищать интересы власти и карать простого русского человека.

Гражданская позиция в оде прослеживается довольно отчётливо. Пушкин выразил свои убеждения, не думая о том, что его может настигнуть гнев особы, восседающей на троне. Государственные проблемы волновали его больше, чем собственное благополучие. Поэт видел выход в установлении законов, которые распространялись бы на все слои общества и защищали интересы не только знати, но и бедного населения деревень.

А. С. Пушкин не просто хотел лучшей доли для населения — он призывал к переменам остальных. «Вольность» можно охарактеризовать как гимн, побуждающий к активным действиям. Поэт был уверен, что сообща можно изменить жизнь к лучшему.

Особенности поэтики

Поэтическая речь (взволнованная, приподнятая) отражает разнообразные чувства, владевшие автором: страстное желание свободы (в первой строфе), негодование против угнетателей и тиранов (вторая строфа), скорбь гражданина государства при виде творящегося беззакония (третья строфа) и т. д. Поэту удалось найти точные и одновременно образные слова для того, чтобы передать владевшие им чувства и мысли. Например, именует «свободы гордою певицей», «грозой царей» музу политической оды Пушкин. «Вольность», анализ которой предлагается вам в данной статье, — это произведение, вдохновленное свыше. Именно муза внушает поэту «гимны смелые».

Жанр и композиция

Жанр стихотворения «Вольность» А. С. Пушкина — ода. Согласно определению, это отдельное произведение, посвящённое какому-либо событию или персонажу. Структурно стих представляет собой монолог лирического героя.

Чтобы передать динамику и наполнить произведение экспрессией, А. С. Пушкин выбрал четырёхстопный ямб, который отличается богатством и разнообразием. Это прославленный ямбический размер, любимый Александром Сергеевичем. Произведения, написанные четырёхстопным ямбом:

  • «Евгений Онегин»;
  • «Полтава»;
  • «Медный всадник».

В стихотворении применяются смешанные строфы и безударные рифмы. Всё вместе усиливает эмоциональный накал.

Ода «Вольность» состоит из вступительной, основной и заключительной частей. Повествование начинается с того, что лирический герой обращается к «грозе царей», певице «свободы вольной» и рассказывает о своей миссии — искоренить пороки. Развитие основной мысли продолжается в центральной части произведения. Герой возмущается беззаконием и говорит, что народ не страдает лишь там, где правит закон. Монархи, которых упоминает рассказчик:

  • Павел I («Калигула»);
  • Наполеон («самовластительный злодей»);
  • Людовик (его смерть поэт сравнивает с гибелью российского императора).

Герой красочно изображает, каким ему видится будущее российского императора, уточняя, что с радостью предвкушает гибель самодержца и его детей. В заключительной части поэт призывает царей склониться «под сень надёжную Закона».

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения указана в названии.

Стихотворение состоит из 54 строф. В первой строфе Радищев обращается к вольности. Это слово в 18 веке означало то же самое, что современное слово свобода. Себя автор называет, в соответствии с русской традицией самоуничижения, рабом, и просит вольность претворить в его сердце тьму рабства во свет. В первой же строфе лирический герой вспоминает идеальных борцов за свободу – Брута, убившего Цезаря, и борца с тиранами Вильгельма Телля.

Во второй строфе лирический герой рассуждает о том, что свобода сопутствует человеку от его рождения, но личной свободе вредит общественная власть, закон.

В 3-6 строфах метафорически описан «образ божий на земле», воплощение справедливости. Следующие три строфы раскрывают истинную лицемерную сущность этого образа. Чудовище попирает земные власти, называя себя властью божьей. Оно исполнено лицемерия, обманывает и льстит, требует святой веры, порабощает, делает рабами страха. Царь называет это чудовище законом божьим, а мудрец – святым обманом.

В десятой строфе лирический герой обращается к Богу, подателю естественных благ, создателю закона, и не верит, что Бог доверил кому-то свой глас. Царь, образ божества, своей властью утверждает и охраняет веру, одна власть сковывает рассудок, другая – стирает волю, действуют же они сообща.

В состоянии рабского покоя невозможен прогресс. Рабство способствует лени, запустению, бесславию и коварству. Радищев возмущён огромными полномочиями царя, от которого зависит жизнь подданных: «Живёшь тогда, велю коль жить». В 13 строфе поэт предрекает царю грядущего мстителя, несущего «вольность». Стремление к освобождению ценой крови, жизни царя, с точки зрения автора – природное право, которое возведёт царя на плаху. Тогда народ воссядет на престол и будет судить венчанного им же на власть преступника.

В строфах 15-18 мститель обвиняет венценосца в том, что он восстал против него, и перечисляет, какими полномочиями и обязанностями наделён царь. Но царь забыл данную Богу и народу клятву. В строфах 19-22 описано, в чём состоят прегрешения царя, гнушающегося собственным народом.

В строфах 23-24 Радищев рассуждает о людях, чьё стремление к свободе способствовало историческому прогрессу. Он вспоминает Кромвеля, которого одновременно осуждает как злодея, сокрушившего твердь свободы, но восхищается примером, который Кромвель подал народу, казнив тирана – Карла 1.

В строфе 25 Радищев описывает отрадную для него картину: народ разрушает ненавистный ему престол и «законом строит твердь свободы», превознося дух свободы, равный Богу. В 26-29 строфах упоминаются Лютер, который, подняв луч просвещения, помирил небо с землёю, Колумб и Галилей.

В стихах 30-31 Радищев описывает мир, познавший вольность. Пастух заботится о Господнем стаде (библейская аллегория), каждый себе сеет и жнёт на ниве. В стихах 32-33 описана счастливая семья, любящие друг друга супруги, в труде и веселье проживающие свою жизнь безбедно.

В 34 стихе поэт обращается к современной ему борьбе за независимость Америки, упоминая свободных воинов и их вождя Вашингтона.

В строфах 35-37 Радищев приходит к выводу, что только после обретения свободы в государстве возможна счастливая жизнь, которая и станет наградой за борьбу. В свободной стране единый устав – устав естественности.

В строфах 38-39 описана власть без свободы, тирания, при которой разрушаются семьи, человека запугивают, принуждают выбирать между мечом и золотом, войной и нечестием.

В стихах 40-42 Радищев упоминает римскую историю: Август, «скончав граждански брани», усыпил тревожную вольность, так что народ думал, что правит сам. Радищев придерживается той точки зрения, что никакое, даже кажущееся добрым, правление царя не даёт свободы. В царской воле вмиг всё изменить, стать тираном.

В строфах 42-44 Радищев размышляет о «законе природы», которому подвластны все народы: период свободного правления всегда сменяется новой тиранией. Причина в том, что свобода превращается в рабство, когда истощается «корень её благ». Радищев сопоставляет рождение и умирание вольности в народе с естественным процессом рождения и умирания любого творенья.

В строфах 45- 46 поэт обращается к народам, которым посчастливилось испытать вольность, с призывом беречь её. В строфе 47 Радищев объясняет, что ему суждено жить в стране, лишённой вольности, но надеется, что потомки будут помнить его как человека, родившегося «под игом власти», носящего «позлащенные оковы», но первым прорицающего вольность.

В строфах 48-50 автор обращается к отечеству с надеждой, что оно не только само станет вольным, но и даст закон вольности «в окрестности». Согласно описанному в строфах 42-44 закону природы, со временем в отечестве власть ослабеет, «закона твердь шатнётся». Тогда бренное строение будет разрушено. В строфе 52 описаны несчастья, сопровождающее разрушение «великой развалины»: голод, язвы, кровавые реки, огни, зверства. Виной всему станет «лютый дух властей». Положение спасёт возникновение «малых светил», которые «украсят дружества венцем» «незыблемы кормила» отечества.

С точки зрения автора, тогда, наконец, наступит счастливое время. В строфах 52-53 противопоставлено время торжества вольности и тяжёлый период, этому предшествующий.

В 54 строфе Радищев описывает день, когда наступит свобода, как день пришествия Божьего на землю. Метафорически такое событие определено как рождение из туч блестящего дня.

Таким образом, композиция оды – это цепь исторических примеров, философских рассуждений и даже предсказаний будущего. Основная мысль оды в восхвалении вольности, которая единственная может сделать отечество, народ и самого автора счастливым. Радищев возвеличивает народ, призывает его к борьбе за свободу против тиранов, против крепостного права, уничтожающего естественное право личности на свободу.

Средства выразительности

Пушкин мастерски использовал средства выразительности в стихотворных и прозаических произведениях, и ода не стала исключением. «Вольность» читается на одном дыхании, при этом текст вызывает отклик в душе читателя, заставляет сопереживать угнетённым и испытывать презрение к властителям. Средства художественной выразительности, использованные автором:

  • Олицетворения. «Сон отягощает», «молчит закон».
  • Метафоры. «Грозой царей», «свободы гордою певицей».
  • Эпитеты. «Изнеженная», «благородный», «гибельный», «роковая».
  • Риторические вопросы. «Где ты, где ты».
  • Обращения. «Падшие рабы», «владыки», «царица», «певица», «мученик», «Злодей».

научная статья по теме ВОЛЬНОСТЬ У РАДИЩЕВА И У ПУШКИНА Языкознание

»Вольность» у Радищева и у Пушкина

© А. В. ДАНОВСКИИ, доктор филологических наук

«Вольность» А.Н. Радищева была написана в 1781-1783 годах в честь победы американской революции, в результате которой образовались США. Гражданские свободы, завоеванные в суровой борьбе с английской метрополией гражданами новой страны, явились непосредственным поводом первой «Вольности». Она состоит из 54-х десятистрочных строф с определенным чередованием рифм, ориентирована на классицистический канон жанра, с оглядкой, главным образом, на хвалебные оды Ломоносова. Этот канон выдержан в большинстве од XVIII века, как например, «Ода на войну с турками» (1769) «классика» официальной оды В.П. Петрова, оды великого русского поэта Г.Р. Державина «Фелица» (1783) и «Бог» (1784). Слишком большой объем радищевской «Вольности» более подходил к жанру эпической поэмы. Автор, чувствуя несовершенство своего произведения, продолжал работать над ним до 1790 года параллельно с написанием и подготовкой к печати «Путешествия из Петербурга в Москву». Сократив оду до 50-ти строф, фрагментарно с комментариями он вставил ее в главу «Тверь». Таким образом, посвященная зарубежному знаменательному событию ода «западника» Радищева, сформировавшего свое мировоззрение под воздействием сочинений просветителей Мабли, Гельвеция, Рейналя, Руссо и др., оказалась примененной и к российской действительности той эпохи, эпизодами из которой она подтверждалась и комментирова-

лась. Именно этот вариант оды Радищева был известен выпускнику Царскосельского лицея в период написания его «Вольности».

Ода Пушкина была написана в 1817 году в Петербурге, вскоре по выходе из лицея. Большое влияние на юного поэта оказал Н.И. Тургенев, тогда еще не связанный с тайным обществом. Он был предан идее освобождения крестьян, за реализацию ее готов бороться всеми средствами. В речи, произнесенной им при вступлении в литературное общество «Арзамас», он ратовал за свободу книгопечатания, за разумную свободу граждан в своем отечестве, обличал деспотизм и пороки властителей. Пушкин в лицейских элегиях и в первых петербургских стихах воспевал любовь, а Тургенев требовал гражданских стихов. «Мне опять пишут о Пушкине как о развертывающемся таланте, — записал брат Сергей его слова в дневнике. — Ах, да поспешат ему вдохнуть либеральность и вместо оплакивания самого себя пусть первая его песнь будет: Свободе».

Дом братьев Тургеневых (Александра, Николая и Сергея), у которых часто гостил юный Пушкин, находился напротив Михайловского (Инженерного) замка, где был убит Павел I. В этом доме поэт написал свою оду «Вольность». Создавал он ее как в продолжение традиций Радищева, так и в диалоге с ним, в результате создал самостоятельное произведение, наполненное духом нового времени, иной эпохи. Если в десятистрочной строфе своей оды Радищев опирался на Ломоносова, то юный Пушкин ориентировался на оду Державина «Вельможа» (1794). Он выбрал восьмистрочную строфу, внесшую некое различие в звучание четырехстопного ямба, в котором он оказался солидарным с предшественником. Этот метр впоследствии он использовал неоднократно, в том числе и в «онегинской строфе». Не согласился юный поэт и с объемом произведения предшественника: его «Вольность» состоит из 12-ти восьмистрочных строф и отличается более четким планом: он ограничивает количество упоминаний и событий, сосредоточиваясь на изображении двух исторических эпизодов и поэтических сентенций на их основе.

Вчитаемся в первые вступительные строфы обеих од и сопоставим их. У Радищева:

О! дар небес благословенный, Источник всех великих дел, О вольность, вольность, дар бесценный, Позволь, чтоб я тебя воспел. Исполни сердце твоим жаром, В нем сильных мышц твоих ударом В свет рабства тьму претвори, Да Брут и Телль еще проснутся, Седай во власти да смятутся От гласа твоего цари.

У Пушкина:

Беги, сокройся от очей, Цитеры слабая царица! Где ты, где ты, гроза царей, Свободы гордая певица? Приди, сорви с меня венок, Разбей изнеженную лиру… Хочу воспеть Свободу миру, На тронах поразить порок.

Перед нами две строфы, выполненные четырехстопным ямбом: десятистрочная — радищевская и восьмистрочная — пушкинская. Ямбическая просодия более выдержана во второй: в ней стих читается без фонетических препятствий. В первой ямб нарушается в стихе «В свет рабства тьму претвори». В седьмом стихе ямб нарушается двойным ударением подряд: свет рабства, и получился своеобразный хориямб. Он трудно произносим еще ввиду странной группировки слов: «тьму рабства» требуется претворить [превратить] в свет! Возможно ли это?

Последовательность чередования рифм у Радищева классицистическая, ломоносовская: аж — бм — аж — бм — вж — вж — гм — дж — дж — гм. У Пушкина — иная, державинская: ам — бж — ам — бж — вм — гж — гж — вм (первые буквы обозначают смену рифм; вторые — ударность [м] и безударность [ж] окончаний).

О лексике: у Радищева особо значителен церковный славянизм благословенный в высоком фразеологизме «Дар небес благословенный»; у Пушкина — имя античной богини, царствующей на острове Кифера, одном из центров культа Афродиты, название которого стало одним из ее прозвищ. Антитезой любви здесь выступает Свобода мира, т.е. любовной элегии противопоставляется гражданская ода. Так юный автор высказывает предпочтение гражданской поэзии перед интимной любовной лирикой. Слово Свобода написано с заглавной буквы, чем особо подчеркнута его значительность. Пушкин как бы прогоняет от себя Музу любовной болезни и призывает Музу гражданской поэзии вдохновить его на великое дело — «воспеть Свободу миру, на тронах поразить порок». Эвфонию он принимает эстафетой от звучания поэзии Державина. О благозвучии первой строфы в главе «Тверь» говорится: «Сию строфу обвинили … за стих «во свет рабства тьму претвори». Он очень туг и труден на изречение ради частого повторения буквы Т и ради соития частого согласных букв, «бства тьму претв»». Замечание верное. Автор приводит и другое мнение: «.Иные почитали этот стих удачным, находя в негладкости стиха трудности самого действия» [1].

Однако можно ли неудачу фоники принять за аллитерацию? Радищев в первой строфе называет борцов за гражданскую вольность Брута, Телля, а Пушкин — лишь мифологическую Цитеру да Музу граждан-

ской поэзии, олицетворяет саму Свободу как таковую. Синтаксически первые строфы у обоих поэтов схожи обращениями: у Радищева — к отвлеченному понятию вольности с привлечением глаголов в повелительно-желательном наклонении (позволь, исполни, претвори, да… проснутся, седай, да смятутся); у Пушкина — к Музам Цитере-Афро-дите (беги, сокройся), Музе Свободы (приди, сорви, разбей). Умозрительность радищевских обращений приводит автора к надуманным, непоэтическим строкам: от «Исполни сердце твоим жаром» до «От гласа твоего цари». Почему исполни, а не наполни? Церковнослявянизм ис-полнити — наполнять, насыщать для стилистической окраски речи. Поэтичен ли физиологизм: «В нем сильных мышц твоих ударом…». Есть ли у понятия вольности мышцы сердца? Трудно оправдать такие фразы метафоричностью. Они воспринимаются как изощренно-рационалистические, надуманные выражения. Очевидно, что вступительная строфа в художественном отношении удалась в большей мере молодому Пушкину, чем Радищеву. Она все же свидетельствует о том, что юный поэт писал свою оду в диалоге с предшественником, дело которого он как бы продолжал, хотя и по-другому, по-своему. Следует учесть не только разницу в уровнях их поэтических талантов, но и различие в состоянии русского языка в их эпохи.

В главе «Тверь» Радищев представляет автором оды своего случайного собеседника-иностранца, направляющегося из Москвы в Петербург и сетующего на то, что в Москве ему отказали в ее публикации из-за предмета и «топорной работы» многих стихов. Высокая оценка русского языка Ломоносовым («языка нашего небесна красота») вполне осуществится в нашей литературе Золотого века, начало которому положено Пушкиным. Радищев тоже размышлял о путях совершенствования стихотворной русской речи, предлагая отменить рифму, потому что поиск ее препятствует свободному течению авторской мысли. Такое предположение отчасти осуществилось впоследствии (белый стих, верлибр). Размышлял он и об аллитерациях, однако с сугубо рационалистических позиций. Невозможно представить себе без рифм стихи юного Пушкина, когда он после упоминания возвышенного галла, видимо, одописца революции Экушара Лебрена (1729-1807), чеканит: «Питомцы ветреной Судьбы, Тираны мира! трепещите! А вы, мужайтесь и внемлите, Восстаньте, падшие рабы!» (кстати, последний призыв не является призывом к восстанию, т.к. подразумевает библейское духовное воскрешение народа).

Сравним эти ясные и звучные пушкинские стихи с употреблением церковной лексики в сатирико-обличительной функции при представлении Радищевым официальной версии царского правосудия, которое «оливной ветвию венчанно», т.е. украшено оливковыми ветвями как знаком высокого царского отличия и почета, «седяй» при треугольной призме с указами Петра I на гранях, так называемом зерцале, с символами меча и весов: «Тут истина стрежет десную, Тут правосудие

ошую…», т.е. справа и слева. «Покрывши разум [подданных] темнотою», царская власть вещает: «Закон се божий». «Религия окружила власть правителя божественным ореолом и тем самым освободила его от ответственности перед народом» [2].

Радищев не был ни крайним материалистом, ни атеистом. Его позицию можно назвать антиклерикальной, антицерковной, но не атеистической. Его мировоззрение, видимо, колебалось между деизмом — философским учением, признающим Бога творцом всего сущего, но отвергающим дальнейшее божественное вмешательство в жизнь природы и общества, и теизмом — верой в Бога и пониманием Его как абсолютной личности, создавшей мир и действующей в нем непрерывно, хотя и неявно. Замена в оде Бога народом говорит о признании автором свободной воли человека, что не снимает и Божьего судьбоносного влияния на жизнь.

Обратимся к кульминационным строфам радищевской оды 21-22, если считать по известному лицеисту варианту из главы «Тверь» (22-23 -по полному те

Для дальнейшего прочтения статьи необходимо приобрести полный текст. Статьи высылаются в формате PDF

на указанную при оплате почту. Время доставки составляет
менее 10 минут
. Стоимость одной статьи —
150 рублей
.

Влияние творения Радищева

Ранее оду с таким же названием написал Александр Николаевич Радищев. Его произведение очень похоже на пушкинское. Сам Александр Сергеевич говорил, что образцом для него послужила одноимённая ода, а ещё он вдохновился строкой из стихотворения «Памятник». Оба поэта прославляют торжество закона и свободомыслие, но поводом для создания творений послужили разные события.

А. Н. Радищев написал оду в честь революции, свершившейся в Англии в XVII в. Это событие также известно как Английская гражданская война. В произведении Пушкина прослеживается отсылка к более позднему перевороту — Великой французской революции 1789 г. Оба поэта считали, что страна может быть свободной лишь в том случае, если в ней соблюдаются законы.

Ключевое различие между двумя произведениями состоит в том, что Радищев призывал народ восстать и свергнуть действующую власть, а Пушкин был против тиранов, не уважающих закон. Анализ оды показывает, что Александру Сергеевичу были близки убеждения декабристов, движение которых в то время только зарождалось. Поэт видел, что общество живёт в ожидании значимых событий, и отражал это в лирике.

Популярные сегодня пересказы

  • Тень — краткое содержание сказки Андерсена
    Один ученый в молодости приехал жить в южную страну. Там он сильно мучился от жары. Жара будто высушила его, он исхудал, и даже тень его словно тоже уменьшилась.
  • Дело — краткое содержание произведения Сухово-Кобылина
    Известный русский драматург Александр Васильевич Сухово-Кобылин написал пьесу «Дело» в 1861 г. Пьеса является частью трилогии, в которую входят еще произведения «Свадьба Кречинского» и «Смерть Таредкина»
  • Кукушата, или Жалобная песнь для успокоения — краткое содержание повести Приставкина
    В центре сюжета находятся воспитанник детского дома Сергей Кукушкин и его друзья. Свою настоящую фамилию и родителей Сергей узнает только после приезда в детдом женщины по имени Мария
  • Вяленая вобла — краткое содержание сказки Салтыков-Щедрин
    Воблу очистили и оставили вялиться, и радуется вобла, что оказалась без внутренностей: мыслей, чувств, совести. Остаются в ней только молоки, а сама она становится более благонадежной. Вобла никого больше не задевает своими чувствами

Краткое содержание

Форму написания поэт выбрал, следуя примеру Радищева, который был для Пушкина образцом для подражания. Сначала он обращается к музе — мифическому существу. Автор называет её певицей свободы и развивает тему, говоря, что пороки должны быть повержены. Основная мысль состоит в следующем: чтобы народу жилось хорошо, воля должна сочетаться с торжеством закона.

Далее Пушкин приводит несколько исторических примеров, из которых следует, что он с одинаковой неприязнью относится и к тиранам, и к тем, кто жестоко расправился с ними. Поэт считает, что беззаконие недопустимо, независимо от того, исходит ли оно от правящих особ или простого люда. Он не согласен и с французскими предшественниками, которые убивали священников, замеченных в переодевании в церковные одежды. Уничтожение поработителей для него не подвиг, а такой же бесславный поступок, как угнетение бесправного населения. Кровопролитие может погубить и граждан, и страну в целом.

Завершая свою пламенную речь, поэт обращается к государям, к их самосознанию. Он побуждает их прислушаться к сказанному и извлечь пользу из уроков истории. Стихотворение можно назвать образцом композиционной стройности и выразительности. Средства, которые помогают передать мысли и чувства поэта, подобраны очень точно, они соответствуют смене динамики повествования.

Особенности поэтики и революционное значение

Для поэтической речи Пушкина характерны живость, экспрессия и эмоциональность. От начала до конца эмоции сменяют одна другую. В первой строфе автор выражает стремление к свободе, во второй — возмущается беззаконием, творящимся с одобрения монархов. Далее он скорбит, будучи сознательным гражданином, и предлагает путь к улучшению ситуации.

В своём гимне поэт обращается к свободе, которая является для него музой. Он возвышенно называет её «грозой царей» и «певицей», показывая трепетное отношение к свободомыслию и воле.

Революционное значение оды проявилось в том, что её текст использовался для агитации в декабристских кругах. Современники прониклись убеждениями Александра Сергеевича и охотно перенимали его представления о том, как можно ускорить перемены. Однако вскоре А. С. Пушкин сам разочаровался в идеалах. Он понял, что монарх отнюдь не стремится всеми силами исправить положение крестьян.

Александру Первому достаточно было провести несколько реформ, чтобы народ вздохнул свободнее. Но ему не хватало решимости для принятия законов, кардинально изменяющих положение дел. Друзья Пушкина, большую часть которых составляли образованные и прогрессивно мыслящие дворяне, создавали различные кружки и сообщества. Целью этих организаций было насильственное свержение самодержавия.

Хотя формально поэт не входил ни в одну революционную организацию, он разделял образ мыслей тех, кто там состоял. «Вольность» — первое произведение, в котором отражено стремление к переменам. В дальнейшем Пушкин написал ещё много стихотворений, из которых следует, что он осознавал невозможность либеральных изменений бесконфликтным путём.

Проблематика и поэтика оды А.Н.Радищева «Вольность».

БИЛЕТ 15 1.Теория «трех штилей» М.В.Ломоносова в связи с общетеоретическими представлениями классицизма.

Ломоносов вступил в литературу в тот момент, когда древняя русская письменность, связанная с церковнославянским языком, с устоявшейся системой жанров, уходила в прошлое, а на смену ей шла новая светская культура. В связи с обмирщением сознания основой литературного языка становился русский язык. Ломоносов написал первую «Российскую грамматику» (1757), которая открывалась восторженным дифирамбом русскому языку, сравнивая его с европейскими языками и подчеркивая его преимущества.

Ломоносов был далек от мысли отказаться от использования в русском литературном языке церковнославянизмов. Тредиаковский в предисловии к роману «Езда в остров Любви» писал о непонятности и даже неблагозвучности церковнославянского языка и решительно избегал его в своем переводе. Такое решение вопроса было не принято Ломоносовым.

Церковнославянский язык в силу своего родства с русским заключал в себе определенные художественно-стилистические возможности. Он придавал речи оттенок торжественности, значительности. Это легко почувствовать, если поставить рядом одинаковые по смыслу русские и церковнославянские слова: палец — перст, щека — ланита, шея — выя, сказал — рек и т. п. В силу этого церковнославянизмы, при умелом использовании их, обогащали эмоционально-выразительные средства русского литературного языка. Кроме того, на церковнославянский язык были переведены с греческого богослужебные книги, в первую очередь Евангелие, что обогатило лексику русского языка множеством отвлеченных понятий. Ломоносов считал, что использование церковнославянизмов в русском литературном языке необходимо. Свои идеи он изложил в работе, носившей название «Предисловие о пользе книг церьковных в российском языке» (1757). Все слова литературного языка Ломоносов разделил на три группы. К первой он относит слова общие для русского и церковнославянского языка: бог, слава, рука, ныне, почитаю и т. п. Ко второй — только церковнославянские слова, понятные «всем грамотным людям»: отверзаю, господень, насажденный, взываю. «Неупотребительные» и «весьма обветшалые» церковнославянизмы типа: обаваю, рясны, овогда, свене — исключались им из литературного языка. К третьей группе принадлежат слова только русского языка: говорю, ручей, который, пока, лишь и т. п. Три названные выше группы слов являются «материалом», из которого «конструируются» три «штиля»: высокий, «посредственный» (т. е. средний) и низкий. Высокий «штиль» составляется из слов первой и второй групп. Средний — из слов первой и третьей групп. Низкий «штиль» складывается преимущественно из слов третьей группы. Сюда можно вводить и слова первой группы. В низком штиле церковнославянизмы не употребляются. Таким образом, основой литературного языка Ломоносов сделал русский язык, поскольку из трех названных групп две, самые обширные, первая и третья, были представлены русскими словами. Что касается церковнославянизмов (вторая группа), то они только добавляются в высокий и средний «штили», чтобы придать им ту или иную степень торжественности. Каждый из «штилей» Ломоносов связывает с определенным жанром. Высоким «штилем» пишутся героические поэмы, оды, прозаические речи о «важных материях». Средним — трагедии, сатиры, эклоги, элегии, дружеские послания. Низким — комедии, эпиграммы, песни.

В 1748 г. Ломоносов выпустил в свет «Краткое руководство к красноречию» (кн. 1 «Риторика»). В первой части, носившей название «Изобретение», ставился вопрос о выборе темы и связанных с ней идей. Вторая часть — «О украшении» — содержала правила, касавшиеся стиля. Самым важным в ней было учение о тропах, придававших речи «возвышение» и «великолепие». В третьей — «О расположении» — говорилось о композиции художественного произведения. В «Риторике» были не только правила, но и многочисленные образцы ораторского и поэтического искусства. Она была и учебником и вместе с тем хрестоматией.

2.Проблематика поздних поэтических произведений А.Н.Радищева («Осьмнадцатое столетие», «Песни, петые…» и др.)

Стихотворение «Осьмнадцатое столетие» написано через шесть лет после окончания Французской революции, не оправдавшей надежд просветителей, после узурпации власти Наполеоном, после тяжелых испытаний, выпавших на долю поэта. Патетические интонации оды «Вольность» сменяются скорбными размышлениями. Оглядываясь на истекшее столетие, Радищев стремится осмыслить в целом эту бурную, сложную, противоречивую эпоху.

Обращает на себя внимание та огромная роль, которую автор отводит в этом стихотворении завоеваниям человеческого разума. Перед нами ярко выраженный поэт-просветитель, у которого все исторические явления оказываются следствием или успехов, или заблуждений человеческой мысли. Ложные взгляды творят реакционные режимы, правильные — ведут к свободе и благоденствию. Окидывая взором минувший век, поэт с гордостью указывает на огромные достижения астрономии, физики, создание звездной карты, разложение солнечного луча (спектр), изобретение паровой машины, громоотвода, полеты на воздушном шаре. Человечеству удалось развеять множество «призраков» и ниспровергнуть «идолов», «что мир на земле почитал».

Но эти успехи оказались весьма относительными. Победить зло, царящее в мире, не удалось и «осьмнадцатому столетию». Надежды на близкое торжество справедливости и свободы не оправдались. «Счастие и добродетель, и вольность пожрал омут ярый» (Т. 1. С. 127). В этих словах отразился тот кризис, который пережила просветительская мысль после Французской революции. Однако неудачи не приводят поэта в отчаяние. Он не теряет надежды на новые успехи бессмертной человеческой мысли.В конце стихотворения с похвалой упоминаются Петр I, Екатерина II и их преемник Александр. I. Обращение к просвещенному монарху, по всей видимости, объясняется либеральным курсом нового царя, внушившего русскому обществу некоторые надежды после мрачного правления его предшественника — Павла I.

Поэма «Песни, петые на состязаниях в честь древним славянским божествам» написана под непосредственным влиянием только что открытого в 1800 г. «Слова о полку Игореве», из которого взят эпиграф к этому произведению. В ней, судя по прозаическому вступлению, должны были выступить на празднике, посвященном Перуну, Велесу, Даждьбогу и другим языческим богам, десять певцов. В своих песнопениях им надлежало прославить богов и доблестных воинов. Радищев успел написать лишь песню первого, новгородского певца — Всегласа, посвященную Перуну и борьбе новгородцев с кельтскими племенами. Славянская мифология в поэме Радищева испытала сильное влияние «баснословных» сборников М. И. Попова и М. Д. Чулкова. По своему типу это произведение входит б круг «богатырских» поэм конца XVIII-начала XIX в.

«Песнь историческая» — одно из последних неоконченных произведений Радищева. В ней дан широкий обзор древнего мира — Востока, Греции, Рима. Особенно подробно рассмотрены события римской истории. Содержание поэмы перекликается с ведущей темой оды «Вольность»: борьба вольности с деспотизмом. Много места отведено описанию жестоких и развратных римских императоров — Тиберия, Калигулы, Нерона, Домициана, при которых «одно слово, знак иль мысли — Всё могло быть преступленьем» (Т. 1. С. 105). Появление на троне немногих «добродетельных» монархов не меняло, по мнению Радищева, общего положения, так как не давало гарантии от повторения деспотизма, поэтому наследником великодушного правителя легко становился коронованный злодей.

БИЛЕТ 16 1.Эволюция жанра торжественной оды в творчестве Г.Р.Державина. В формальном отношении Державин в «Фелице» строжайше соблюдает канон ломоносовской торжественной оды: четырехстопный ямб, десятистишная строфа с рифмовкой аБаБВВгДДг. Но эта строгая форма торжественной оды в данном случае является необходимой сферой контрастности, на фоне которой отчетливее проступает абсолютная новизна содержательного и стилевого планов. Державин обратился к Екатерине II не прямо, а косвенно — через ее литературную личность, воспользовавшись для оды сюжетом сказки, которую Екатерина написала для своего маленького внука Александра. Действующие лица аллегорической «Сказки о царевиче Хлоре» — дочь киргиз-кайсацкого хана Фелица (от латинского felix — счастливый) и молодой царевич Хлор заняты поиском розы без шипов (аллегория добродетели), которую они и обретают, после многих препятствий и преодоления искушений, на вершине высокой горы, символизирующей духовное самосовершенствование.

Это опосредованное обращение к императрице через ее художественный текст дало Державину возможность избежать протокольно-одического, возвышенного тона обращения к высочайшей особе. Подхватив сюжет сказки Екатерины и слегка усугубив восточный колорит, свойственный этому сюжету, Державин написал свою оду от имени «некоторого татарского мурзы», обыграв предание о происхождении своего рода от татарского мурзы Багрима.

Уже в названии оды личности автора уделено ничуть не меньше внимания, чем личности адресата. И в самом тексте оды отчетливо прорисованы два плана: план автора и план героя, связанные между собою сюжетным мотивом поиска «розы без шипов» — добродетели, который Державин почерпнул из «Сказки о царевиче Хлоре». «Слабый», «развратный», «раб прихотей» мурза, от имени которого написана ода, обращается к добродетельной «богоподобной царевне» с просьбой о помощи в поисках «розы без шипов» — и это естественно задает в тексте оды две интонации: апологию в адрес Фелицы и обличение в адрес мурзы. Таким образом, торжественная ода Державина соединяет в себе этические установки старших жанров — сатиры и оды, некогда абсолютно контрастных и изолированных, а в «Фелице» соединившихся в единую картину мира.

Само по себе это соединение буквально взрывает изнутри каноны устоявшегося ораторского жанра оды и классицистические представления о жанровой иерархии поэзии и чистоте жанра. Но те операции, которые Державин проделывает с эстетическими установками сатиры и оды, еще более смелы и радикальны.

Естественно было бы ожидать, что апологетический образ добродетели и обличаемый образ порока, совмещенные в едином одо-сатирическом жанре, будут последовательно выдержаны в традиционно свойственной им типологии художественной образности: абстрактно-понятийному воплощению добродетели должен был бы противостоять бытовой образ порока. Однако этого не происходит в «Фелице» Державина, и оба образа с точки зрения эстетической являют собой одинаковый синтез идеологизирующих и бытописательных мотивов. Но если бытовой образ порока в принципе мог быть подвержен некоторой идеологизации в своем обобщенном, понятийном изводе, то бытового образа добродетели, да еще и венценосной, русская литература до Державина принципиально не допускала. В оде «Фелица» современников, привыкших к абстрактно-понятийным конструкциям одических обликов идеального монарха, потрясла именно бытовая конкретность и достоверность облика Екатерины II в ее повседневных занятиях и привычках.

Индивидуализированному и конкретному персональному облику добродетели противостоит в оде «Фелица» обобщенный собирательный образ порока, но противостоит только этически: как эстетическая сущность, образ порока абсолютно тождествен образу добродетели, поскольку он является таким же синтезом одической и сатирической типологии образности, развернутым в том же самом сюжетном мотиве распорядка дня:

Единственное, в чем заключается эстетическая разница образов Фелицы-добродетели и мурзы-порока — это их соотнесенность с конкретными личностями державинских современников. В этом смысле Фелица-Екатерина является, по авторскому намерению, точным портретом, а мурза — маска автора оды, лирический субъект текста — собирательным, но конкретным до такой степени образом, что до сих пор его конкретность вводит исследователей творчества Державина в соблазн усмотреть в чертах этой маски сходство с лицом самого поэта, хотя сам Державин оставил недвусмысленные и точные указания на то, что прототипами для этого собирательного образа вельможи-царедворца ему послужили Потемкин, А. Орлов, П. И. Панин, С. К. Нарышкин с их характерными свойствами и бытовыми пристрастиями — «прихотливым нравом», «охотой до скачки лошадей», «упражнениями в нарядах», страстью ко «всякому молодечеству русскому» (кулачному бою, псовой охоте, роговой музыке). Создавая образ мурзы, Державин имел в виду и «вообще старинные обычаи и забавы русские».

И здесь нельзя не заметить двух вещей: во-первых, того, что прием саморазоблачительной характеристики порока в его прямой речи генетически восходит прямо к жанровой модели сатиры Кантемира, а во-вторых, того, что, создавая свой собирательный образ мурзы в качестве лирического субъекта оды «Фелица» и заставляя его говорить «за весь свет, за все дворянское общество» [9], Державин, в сущности, воспользовался ломоносовским одическим приемом конструкции образа автора. В торжественной оде Ломоносова личное авторское местоимение «я» было не более чем формой выражения общего мнения, и образ автора был функционален лишь постольку, поскольку был способен воплощать собою голос нации в целом — то есть носил собирательный характер.

Таким образом, в «Фелице» Державина ода и сатира, перекрещиваясь своими этическими жанрообразующими установками и эстетическими признаками типологии художественной образности, сливаются в один жанр, который, строго говоря, уже нельзя назвать ни сатирой, ни одой. И то, что «Фелица» Державина продолжает традиционно именоваться «одой», следует отнести за счет одических ассоциаций темы. Вообще же это — лирическое стихотворение, окончательно расставшееся с ораторской природой высокой торжественной оды и лишь частично пользующееся некоторыми способами сатирического миромоделирования.

Пожалуй, именно это — становление синтетического поэтического жанра, относящегося к области чистой лирики — следует признать основным итогом творчества Державина 1779—1783 гг. И в совокупности его поэтических текстов этого периода очевидно обнаруживается процесс перестройки русской лирической поэзии в русле тех же самых закономерностей, которые мы уже имели случай наблюдать в публицистической прозе, беллетристике, стихотворном эпосе и комедиографии 1760—1780-х гг. За исключением драматургии — принципиально безавторского во внешних формах выражениях рода словесного творчества — во всех этих отраслях русской изящной словесности результатом скрещивания высокого и низкого мирообразов была активизация форм выражения авторского, личностного начала. И державинская поэзия не была в этом смысле исключением. Именно формы выражения личностного авторского начала через категорию лирического героя и поэта как образного единства, сплавляющего всю совокупность отдельных поэтических текстов в единое эстетическое целое, являются тем фактором, который обусловливает принципиальное новаторство Державина-поэта относительно предшествующей ему национальной поэтической традиции.

БИЛЕТ 17 1.Образ лирического героя в философских одах Г.Р.Державина («Бог», «Водопад» и др.)

«Философская ода» — этот термин не сущ в 17 в. В человеческом теле есть искра божьего творения, человеческое тело несет в себе частичку творца. Не нужен посредник, чтобы понять красоту этого мира – он может это, осознавая свое ничтожество. Другая направленность взгляда (в отл от Лерм): взгляд внутрь себя –в душе любого челка есть искра творца -> для осознания могущества творца не обязат смотреть вокруг и изучать законы, достаточно посмотреть в душу. Контраст иного рода: слабый человек и творец? Масштаб человеч личности и частной жизни челка. Связь челка с творцом позволяет оценить красоту этого мира. Познание творца – то, что осуществляет частный челк внутри себя. Филос лирика Д перетекает в анакреонтику – прославление маленьких частных радостей.

Философская поэзия Державина. Своеобразие философских од состоит в том, что человек рассматривается в них не в общественной, гражданской деятельности, а в глубинных связях с вечными законами природы. Один из самых могущественных среди них, по мысли поэта, — закон уничтожения — смерть.

К этой группе произведений Державина принадлежат ода «На смерть князя Мещерского», «Водопад», «Бог». Своеобразие философских од состоит в том, что человек рассматривается в них не в общественной, гражданской деятельности, а в глубинных связях с вечными законами природы. Один из самых могущественных среди них, по мысли поэта, — закон уничтожения — смерть. Так рождается ода «На смерть князя Мещерского» (1779). Непосредственным поводом к ее написанию послужила кончина приятеля Державина, эпикурейца князя А. И. Мещерского, глубоко поразившая поэта своей неожиданностью. На биографической основе вырастает философская проблематика оды, вобравшая в себя просветительские идеи XVIII в. Тема скоротечности бытия, неизбежности смерти, ничтожности человека перед лицом вечности давно знакома русской литературе. И поэт перекликается с этими мотивами, когда говорит о трагическом законе бытия

С большой эмоциональной силой пишет Державин о внезапном приходе смерти, следуя средневековым мотивам.

Судьба князя Мещерского, «сына роскоши, прохлад и нег», — конкретное воплощение этой трагической коллизии человеческого бытия. Державин сумел сочетать 2 разных плана восприятия мира. Во 2-ой части стихотворения звучат эпикурейско-горацианские мотивы

Новаторский характер проявляется в том, что автор в качестве одного из героев стихотворения изображает себя.

Но признавая всемогущество смерти, Державин не приходит к пессимистическому выводу о бессмысленности человеческого существования. Напротив, быстротечность жизни придает ей особенную значимость, заставляет выше ценить неповторимые радости бытия:

Проблематика «мещерской», по выражению Пушкина, оды Державина нашла продолжение в оде «Водопад» (1794). Она была написана в связи с другой внезапной кончиной (5 окт. 1791 г.) одного из влиятельнейших фаворитов Екатерины II, «светлейшего» князя Г. А. Потемкина. Смерть настигла Потемкина по дороге из Ясс в Николаев, после заключения им мира с Турцией. Он умер в глухой степи, на голой земле, как умирают бедные странники. Обстоятельства этой необычной смерти произвели на Державина сильное впечатление и еще раз напомнили ему о превратностях человеческой судьбы

Символом недолговечной славы и шаткого величия временщиков становится в оде Державина водопад .Преходящим триумфам вельмож и полководцев Державин противопоставляет в конце оды «истину», т. е. подлинные заслуги перед обществом, независимо от признания или непризнания их верховной властью. Носителем такой добродетели выступает известный полководец — «некий муж седой» — П. А. Румянцев, незаслуженно отстраненный от командования русской армией во время войны с Турцией. Эта подлинная, незыблемая слава воплощается поэтом в образе реки Суны, в нижнем ее течении, где она «Важна без пены, без порыву, // Полна, велика без разливу…» (С. 190).

К «Водопаду» по своему нравственно-философскому содержанию близка отмеченная Белинским ода «На счастие». Слово счастье приобрело в поэтическом языке XVIII в. особое значение, как незаслуженные слава или удача. Впервые в этом новом смысле употребил его Ломоносов в переведенной им оде Жана Батиста Руссо «А lа fortune» под названием «На счастье». Из нескольких значений французского слова la fortune — судьба, удача, успех, счастье — Ломоносов выбрал последнее. В оде развенчивалась мнимая слава завоевателей, царей и полководцев, покупающих свое величие кровью. Ода Державина «На счастие» написана в 1789 г. Созданная в царствование Екатерины II, она была п

⇐ Предыдущая12Следующая ⇒

Папиллярные узоры пальцев рук — маркер спортивных способностей: дерматоглифические признаки формируются на 3-5 месяце беременности, не изменяются в течение жизни…

Организация стока поверхностных вод: Наибольшее количество влаги на земном шаре испаряется с поверхности морей и океанов (88‰)…

Поперечные профили набережных и береговой полосы: На городских территориях берегоукрепление проектируют с учетом технических и экономических требований, но особое значение придают эстетическим…


Механическое удерживание земляных масс: Механическое удерживание земляных масс на склоне обеспечивают контрфорсными сооружениями различных конструкций…



Тема вольности в творчестве Александра Сергеевича Пушкина

Через все творчество Александра Сергеевича проходит идея свободной России. Уже в ранних произведениях он выступал против деспотизма и несправедливости современного общественного строя, обличал тиранию, губительную для народа. Так, еще в возрасте 16 лет им было написано стихотворение "Лицинию", а в 1818 году - одна из самых пылких песен, посвященных свободе, - "К Чаадаеву", в которой слышится вера в то, что страна "вспрянет ото сна". Тема вольности звучит и в стихотворениях "Арион", "Во глубине сибирских руд", "Анчар" и др.

Создание оды "Вольность"

Однако взгляды Пушкина наиболее четко и полно выразились в его знаменитой оде "Вольность", написанной в 1817 году, вскоре после выхода его из лицея. Она была создана в квартире братьев Тургеневых. Ее окна выходили на то место, где был убит Павел I, - Михайловский замок.

Влияние оды Радищева на пушкинскую

Само название говорит о том, что Александр Сергеевич взял за образец стихотворение другого русского поэта с тем же названием. Ода "Вольность" (Радищев), краткое содержание которой схоже с одноименным творением Александра Сергеевича, все же немного отличается от пушкинской. Попытаемся ответить, чем же именно.

Пушкин подчеркивает, что его произведение связано с радищевским и вариантом одной строки из стихотворения "Памятник". Как и его предшественник, Александр Сергеевич прославляет политическую свободу, вольность. Оба поэта указывают на примеры торжества вольности в истории (Радищев - на произошедшую в 17-м веке а Пушкин - на революцию во Франции 1789 года). Александр Сергеевич вслед за Александром Николаевичем считает, что закон, единый для всех, - залог существования в стране политической свободы.

Ода "Вольность" Радищева - это призыв народа к революции, к ниспровержению власти царя вообще, а у Александра Сергеевича она направлена лишь против ставящих себя выше любого закона "тиранов". Именно об этом пишет позволяет сказать о том, что он в своем творении выражал взгляды ранних декабристов, которым сочувствовал и под влиянием которых находился.

Особенности пушкинской оды

Сила стиха Александра Сергеевича, его художественное мастерство придавали более революционное значение этому произведению. Как призыв к открытому выступлению воспринималась передовой молодежью ода "Вольность", анализ которой предложен в данной статье. Например, Пирогов, известный русский хирург того времени, вспоминая о своих молодых годах, рассказывает следующий факт. Заговорив о политических взглядах Александра Сергеевича, отразившихся в произведении "Вольность", один из его товарищей, в то время еще студент, сказал, что революция по-нашему - так революция, "с гильотиной", как французская.

Революционно звучали, в частности, строки, завершающие вторую строфу: "Тираны мира! Трепещите!..."

Ода "Вольность": краткое содержание

Пушкин свое стихотворение, следуя примеру Радищева, написал в форме оды. Начинается она с обращения к музе - грозной для царей певице свободы. Здесь же намечается тема - автор пишет, что хочет "воспеть свободу миру" и поразить порок на тронах. После этого идет изложение главного положения: для народного блага необходимо сочетать с вольностью святой мощные законы. Оно иллюстрируется примерами из истории (Павел I, Изображая исторические события (казнь Людовика во время французской революции, убийство Павла I в Михайловском дворце руками наемников), поэт относится с неприязнью не только к тирании, но и к тем, кто уничтожает поработителей, поскольку удары этих людей бесславны: они противозаконны и вероломны.

Призывая к восстанию самосознания, духа, Александр Сергеевич понимает важность разрешения конфликтов законным путем - именно на это указывает проведенный Пушкиным исторический анализ. Вольность следует попытаться добыть, избежав при этом кровопролития. Другой способ губителен как для тиранов, так и для самого русского народа.

Ода "Вольность", анализ которой предлагается вашему вниманию, завершается, как обычно, обращением к самому государю с призывом извлечь урок из вышесказанного.

Композиционная стройность помогает нам наблюдать за движением чувств и мыслей поэта. Словесные средства выражения содержания находятся в соответствии с ним. Ода "Вольность", краткое содержание которой представлено выше, - образец высокого художественного совершенства.

Особенности поэтики

Поэтическая речь (взволнованная, приподнятая) отражает разнообразные чувства, владевшие автором: страстное желание свободы (в первой строфе), негодование против угнетателей и тиранов (вторая строфа), скорбь гражданина государства при виде творящегося беззакония (третья строфа) и т. д. Поэту удалось найти точные и одновременно образные слова для того, чтобы передать владевшие им чувства и мысли. Например, именует "свободы гордою певицей", "грозой царей" музу политической оды Пушкин. "Вольность", анализ которой предлагается вам в данной статье, - это произведение, вдохновленное свыше. Именно муза внушает поэту "гимны смелые".

Революционизирующее значение оды

Ода "Вольность" (анализ см. выше) оказала значительное революционизирующее влияние на современников Александра Сергеевича Пушкина, использовалась в революционной агитации декабристами.

Вскоре поэт разочаровывается в своих прежних идеалистических представлениях о том, что монарх стремится сделать все что может для улучшения жизни своего народа, ведь Александр Первый не мог решиться на радикальные реформы, которые положили бы конец крепостному праву. Россия все еще оставалась феодальным государством. Дворяне, мыслящие прогрессивно, в том числе друзья Александра Сергеевича, создавали с целью насильственно свергнуть самодержавие и таким образом ликвидировать различные революционные общества.

Пушкин не принадлежал формально ни к одному из них, однако родственный революционерам образ мыслей привел к тому, что он осознал невозможность в России либеральных преобразований "сверху". Эту мысль он и отразил в своих дальнейших произведениях. Ода "Вольность", анализ которой дает ее лучше понять, также призывала к свержению тиранической власти "снизу" путем революции.

100 р бонус за первый заказ

Выберите тип работы Дипломная работа Курсовая работа Реферат Магистерская диссертация Отчёт по практике Статья Доклад Рецензия Контрольная работа Монография Решение задач Бизнес-план Ответы на вопросы Творческая работа Эссе Чертёж Сочинения Перевод Презентации Набор текста Другое Повышение уникальности текста Кандидатская диссертация Лабораторная работа Помощь on-line

Узнать цену

Ода «Вольность» (1781-1783) По своему стилю ода «Вольность» - прямая наследница похвальных од Ломоносова . Она написана четырехстопным ямбом, десятистишными строфами с той же рифмовкой. Но ее содержание разительно отличается от од Ломоносова. Она посвящена не выдающемуся историческому событию, не прославлению полководца или царя. Она посвящена социальному понятию вольности, то есть политической общественной свободе. Была создана по случаю завоевания Америкой независимости и открыто прославляла народное восстание против самовластия.

Ты есть и был непобедимой, Твой вождь - свобода, Вашингтон.

Раньше одописцы называли себя рабами самодержцев, а Радищев с гордостью называет себя рабом вольности:

О, вольность, вольность, дар бесценный, Позволь, чтоб раб тебя воспел.

Излагается концепция, близкая к просветительской, об общественном договоре между государем и обществом. В конце оды Радищев бросает прямой призыв к революции, направленной против самодержца, нарушившего договор с народом. В его оде народ свергает монарха, судит его и казнит .

Кичливой власти и строптивой Огромный истукан поправ, Сковав сторучна исполина, Влечет его как гражданина К престолу, где народ воссел. Преступник, изо всех первейший, „Предстань, на суд тебя зову! „Единой смерти за то мало, „Умри! умри же ты сто крат! “

Он доказывает, что «человек во всем от рождения свободен». Начиная с апофеоза вольности, которая осознаётся как «бесценный дар человека», «источник всех велики дел», поэт рассуждает над тем, что этому мешает. Он разоблачает опасный для народа союз царской власти и церкви, выступая против монархии как таковой .

Яснейших дня лучей светлее, Стоит прозрачный всюду храм… Он лести чужд, лицеприятства…Родства не знает, ни приязни; Равно делит и мзду и казни; Он образ божий на земли. И се чудовище ужасно, Как гидра, сто имея глав, Умильно и в слезах всечасно, Но полны челюсти отрав, Земные власти попирает, Главою неба досязает… Обманывать и льстить умеет, И слепо верить нам велит.

Народ будет отомщён, он сам себя освободит. Ода заканчивается описанием «избраннейшего дня», когда победит революция. Пафос оды - вера в победу народной революции , хотя Радищев понимает, что «не приспе ещё година».

Отрывки из оды «Вольность» встречаются в «Путешествии» . Рассказчик, от лица которого ведётся повествование, встречает некоего «новомодного стихотворца», который ему эту оду отчасти читает, отчасти пересказывает.

Стихотворение свидетельствует о том, что ссылка не сломила дух поэта. Он по-прежнему уверен в правоте своего дела и смело защищает свое человеческое достоинство («Не скот, не дерево, не раб, но человек!»). В литературе это маленькое произведение прокладывало «след» тюремной, каторжной поэзии декабристов, народовольцев, марксистов. За столетие многое достигнуто, утверждает автор, но тяжкой ценой. Основная идея стихотворения сконцентрирована в афористическом стихе. Здесь Радищев является продолжателем традиций научной поэзии, заложенных Ломоносовым. В конце стихотворения Радищев выражает надежду на плоды, которые дала просветительская деятельность Петра I, Екатерины II, и на осуществление благих обещаний молодого императора Александра I . Ода «Вольность» создавалась в период подъема революционного движения в Америке и во Франции . Она исполнена твердой веры в торжество освободительных идей.

Пушкинское произведение — это ода, то есть тот жанр, в использовании которого автор идет по «благородным следам» («Открой мне благородный след...») Радищева, который в России «вольность первым прорицал» (образ из его оды), а кроме этого, всех тех поэтов, кто ранее отвечал на призыв необычной музы — не царицы Цитеры (Киферы — острова в Греции, где был распространен культ богини любви и красоты Афродиты), а «Свободы гордой певицы». Ее призывает лирический герой стихотворения в первой строфе:

Беги, сокройся от очей,

Цитеры слабая царица!

Где ты, где ты, гроза царей,

Свободы гордая певица? —

Приди, сорви с меня венок,

Разбей изнеженную лиру...

Хочу воспеть свободу миру...

Его влекут в этом стихотворении «гордые», «смелые» мотивы, возвышающие поэта. Во второй строфе вспоминается «возвышенный галл» — французский автор П.Д.Э. Лебрен (1729—1807), со дня смерти которого прошло десять лет, но чей вклад в борьбу против норм, тормозящих общественное и духовное развитие, является вдохновляющим примером для молодежи 1810-х годов:

Открой мне благородный след

Того возвышенного галла,

Кому сама средь славных бед

Ты гимны смелые внушала.

Упоминание о гимнах не случайно, так как Лебрен писал оды, воспевавшие деятельность просветителей и республиканские идеалы. Именно этот признак жанра важен для Пушкина. Его ода «Вольность» продолжает традицию написания торжественных, приподнятых строф, где исследуются важные социально-политические или нравственные вопросы (определение оды как жанра лирики). Однако предмет, как и у Радищева, настолько необычен, что, как писал последний, стихотворение «за одно название» не может быть принято поборниками власти («Путешествие из Петербурга в Москву», глава «Тверь»). Воспевание вольности у обоих поэтов приобретает политический оттенок.

Истоком рассуждений о живительном «духе свободы» (Радищев) стала идеология просветительства (эпоха Просвещения — это деятельность мыслителей, ученых, писателей XVII—XVIII веков, стремившихся рассеять мрак невежества,— у Радищева «мглу густую»,— что мешало разумному устройству общества и достижению личного счастья), распространенная в Англии, Франции, ставшая актуальной в конце XVIII в. и для России. Она была общепризнанной (с Вольтером, одним из самых известных французских просветителей, переписывалась Екатерина II), не приводила к бунтарским настроениям, напротив, требовала разумного подхода к поиску путей для достижения благоденствия, учета интересов всех слоев, соблюдения естественного права на свободу каждого человека. Однако лирический герой оды Радищева сознавал, что в России воздвигнуть «храм Закона», защищающего это право, невозможно, социальные бедствия, обрушивающиеся на людей в течение веков, требуют отмщения (у них есть и «право мщенное»). Для того чтобы история развивалась по назначенному самой природой пути, надо сбросить оковы общественной неволи. Противоречие между требованием соблюдать «Неизменимый никогда» закон индивидуальной свободы и признанием «права мщенного» народа, освобождающегося от вековой зависимости насильственными средствами, разрешалось у Радищева в пользу последнего. Гармония в кровавом, темном, зверском обществе оказывалась недостижимой, разум уступал место чувствам — и среди них на первом месте было восхищение отвагой борцов за социальную справедливость: они, преодолевая преграды, прокладывали дорогу в «Отечество драгое» — царство свободы, озаренное сиянием, блеском («блестящий день»), светом идеала. Когда оно откроется перед людьми:

Тогда всех сил властей сложенье

Развеется в одно мгновенье.

О, день, избраннейший всех дней!

Для пушкинского лирического героя важными были и просветительский дух исторических обобщений, и бунтарский пафос. Он наследник Радищева, продолжающий его дело через пятнадцать лет после его смерти, тот «юноша, взалкавший славы», кто «со чувствием» обращается к истории, у кого она вызывает живой эмоциональный отклик; появление такого поэта ожидал и предчувствовал Радищев:

Да хладный прах мой осенится

Величеством, что днесь я пел;

Да юноша, взалкавший славы,

Придет на гроб мой обветшалый,

Дабы со чувствием вещал...

В двенадцати строфах (строфа — от греч. «поворот»; комбинация строчек, основные признаки которой — лирические, рифмообразующие, композиционные — периодически повторяются в стихотворении) оды Пушкина «Вольность» приводятся исторические примеры в доказательство его основной мысли. Над тремя «тиранами мира» раздался «Клии страшный глас» (Клио — муза истории в греч. мифологии, образы их строф 2, 10). Современники хорошо помнят «шум бурь недавних» (строфа 6) и во Франции, и в России. Первым появляется образ Людовика XVI, «мученика ошибок славных», «сложившего царскую главу» на «кровавой плахе» во время Великой французской революции (строфы 6, 7) в 1793 г.:

Тебя в свидетели зову,

О мученик ошибок славных,

За предков в шуме бурь недавних

Сложивший царскую главу.

Восходит к смерти Людовик

В виду безмолвного потомства,

Главой развенчанной приник

К кровавой плахе...

Революция не привела к освобождению, галлы (здесь французы) остались «скованными» (строфа 7), над ними воцарился «Самовластительный злодей» — Наполеон I, захвативший власть после государственного переворота в 1799 г., а через пять лет ставший императором. К нему обращены гневные упреки лирического героя, для которого он в данном контексте (образ Наполеона в лирике Пушкина претерпевает изменения, в стихотворении «К морю», 1824, душу лирического героя поражает мысль о величии его личности) является ужасным преступником, чьи действия заслуживают обличения, ненависти, страшного возмездия:

Самовластительный злодей!

Тебя, твой трон я ненавижу,

Твою погибель, смерть детей

С жестокой радостию вижу.

Читают на твоем челе

Печать проклятия народы,

Ты ужас мира, стыд природы,

Упрек ты Богу на земле.

(«Вольность», строфа 8)

В России последнее злодеяние в отношении царской власти — это убийство Павла I в 1801 г., гибель «увенчанного злодея» от рук «убийц потаенных», нанесших ему «удары» в его дворце над «мрачной Невой»: (строфы 9—11):

Молчит неверный часовой,

Опущен молча мост подъемный,

Врата отверсты в тьме ночной

Рукой предательства наемной...

О стыд! о, ужас наших дней!

Как звери, вторглись янычары!..

Падут бесславные удары...

Погиб увенчанный злодей.

В трех исторических примерах воссозданы самые значимые политические события последних тридцати лет — времени, прошедшего с момента написания оды Радищева. Лирический герой Пушкина дополняет доказательства предшественника, их концепции сходны, мысли продолжают друг друга. Как и у Радищева, злодеями оказываются и тираны, цари, узурпировавшие власть (от лат. «противозаконный захват, присвоение чужих прав»), поставившие себя выше закона, и в то же время те, кто посягает на их жизнь. И владыки и рабы не должны забывать, что вечный закон выше всего («Но вечный выше вас закон» — строфа 5). Революция — «славный», величественный, но ошибочный путь к достижению равенства (казненный Людовик XVI — «мученик ошибок славных», строфа 6). Убийство — ужасное, постыдное деяние («О стыд! о ужас наших дней!» — строфа 11), похожее на произвол янычар («Как, звери вторглись янычари!..» — строфа 11), дерзкое и значимое только внешне, в действительности же бесславное, злобное, проявляющее, что у тех, кто пытается изменить мировой порядок, «в сердце страх» (строфа 10):

Он видит — в лентах и звездах,

Вином и злобой упоенны,

Идут убийцы потаенны,

На лицах дерзость, в сердце страх.

Аналогии из прошлого помогают доказать непреходящий характер требований законности в человеческом обществе. Убийство в Михайловском дворце (для Павла I в Петербурге по проекту В.И. Баженова был выстроен дворец в виде замка, окруженного рвом с водой; строительством в 1797—1800 гг. руководил В.Ф. Бренна) напоминает расправу с римским императором Калигулой, известным стремлением к обожествлению своей личности (; убит дворцовой стражей). Каким бы ни был человек, оказавшийся на троне, убить его — преступление. Не только люди, но сама природа (Наполеон — «стыд природы», строфа 8) не приемлет жестокости. В представлении лирического героя Пушкина, секира, занесенная над головой «увенчанного злодея», тоже «злодейская», «преступная». Он «видит живо» последний час и Калигулы (строфа 10), и «мученика» Людовика XVI, и преданного своими подданными русского царя Павла I, и не скрывает сочувствия тем, кто услышал «страшный глас» истории (значимость эпитета подчеркнута повторением: «И слышит Кпии страшный глас/За сими страшными стенами...» — строфа 10).

Однако нельзя и терпеть позора самовластья, невозможно не желать приближения его «погибели» («печать проклятия» на челе тирана обрисована с помощью гипербол в образе Наполеона). Выход из этого противоречия на содержательном уровне — это ожидание того, что наступит время, когда «Граждан над равными главами» воздвигнется твердый щит закона (строфа 4). Но смысл стихотворения «Вольность» не исчерпывается этим просветительским требованием. Бунтарская направленность оды Пушкина была остро воспринята его современниками, читавшими ее в списках (стихотворение не было опубликовано). Один из них был подарен автором кн. Е.И. Голицыной, что стало поводом для выражения субъективной оценки собственного стихотворения:

Простой воспитанник природы,

Так я бывало воспевал

Мечту прекрасную свободы

И ею сладостно дышал.

(«Кн. Голициной, посылая ей оду «Вольность», 1818)

Очевидно, что для поэта важен, помимо отображения прекрасных умозрительных стремлений, вольнолюбивый дух творчества. Чтобы увидеть, как выражается такое эфемерное (от греч. «однодневный, мимолетный»; призрачное, неощутимое) свойство, надо обратиться к характеристике лирического героя. В первой части стихотворения не только излагается его позиция, но выявляются особенности отношения к действительности. Прогоняя юношеские увлечения, детскую изнеженность («Беги... сорви с меня венок,/разбей изнеженную лиру...» — строфа 1), он выражает страстное желание воспеть свободу как политическое требование, осуществить которое мешают тираны, «неправедная власть» (строфы 2—3). В его представлениях о мире заметен максимализм («Увы! куда ни брошу взор — /Везде бичи, везде железы,/Законов гибельный позор,/Неволи немощные слезы;/Везде неправедная власть...» — строфа 3). Он не является показателем романтической разочарованности, напротив, лирический герой оды уверен в том, что создать гражданское общество можно, это дело ближайшего будущего. Для этого он готов расстаться со спокойствием, беззаботностью, наслаждениями, обратившись к общественной деятельности. Поэт не отказывается от своего предназначения, оставаясь «задумчивым певцом», размышляющим над контрастами мира («мрачная Нева» — «звезда полуночи» — строфа 9; ранее: тираны — рабы, рабство — слава, строфы 2—3), но его преданность гражданским идеалам выражена открыто и прямо, наполнена социально-исторической конкретикой.

Творческий порыв влечет лирического героя к тому, чтобы обрисовать «ошибки» прошлого настолько «живо» (строфы 6, 10), что они становятся убедительными свидетельствами правоты просветителей, возвышающих закон. Однако вместе с тем, в контексте стихотворения высшей ценностью является свобода, одушевляющая музу поэта. С воззвания к гордой, смелой мечте о ней начинается ода «Вольность», завершающаяся утверждением того, что главным условием спокойствия в обществе станет «народов вольность». Для лирического героя важно выразить личностное отношение к происходящему («Хочу воспеть», «куда ни брошу взор», «твой трон я ненавижу »). Это вносит в образ психологическую конкретику, на фоне которой обращения поэта к царям предстают не умозрительными назиданиями, а гневными обвинениями и предвестием потрясений. «Певец» находится вне иерархии, в его восприятии история — это единый, непрерывный процесс, а воображение художника воскрешает римских императоров, турецких воинов, убитого французского короля, русского императора, чья гибель предана забвению, превращая их в участников разворачивающейся перед читателем оды всемирной трагедии. Произнесенные автором увещевания близки пророчествам, но при этом он остается частным человеком, «задумчивым певцом». Свобода для него — это возможность сохранить верность своим убеждениям, выразив их в призывах преодолеть социальную ограниченность:

Тираны мира! трепещите!

А вы, мужайтесь и внемлите,

Восстаньте, падшие рабы!

Владыки! вам венец и трон

Дает закон,— а не природа,—

Стоите выше вы народа,

Но вечный выше вас закон.

И горе, горе племенам,

Где дремлет он неосторожно...

И днесь учитесь, о цари...

Склонитесь первые главой

Под сень надежную закона...

В стихотворении Пушкина, анализ которого мы проводим, воспевается вольность как величайший дар, позволяющий человеку воплотить общественный и личный идеал. Новаторство поэта состоит в том, что в его правоте читателя убеждают интонация, тон речи. Социально-исторический вывод становится не только итогом рациональных суждений, но следствием переживания. В образе лирического героя главной характеристикой является чувство. Любовь к свободе, возмущение недальновидностью и властолюбием, попытка вселить мужество в тех, кто утомлен зрелищем векового рабства, выражены в эмоциональных образах, психологически достоверных и обращенных к реальному, земному человеку, мучающемуся теми же проблемами. Столь же конкретен и точен найденный юным поэтом доверительный тон обращений к современнику, для которого великие мира сего — лишь «свидетели», «памятники», а «наши дни» (строфы 6, 9, 11) должны стать эпохой, когда осуществятся чаяния предшественников:

Народов вольность и покой.

Таким образом, анализ стиха «Вольность» Пушкина позволил прояснить, почему автор оды «Вольность», подобно его предшественнику, мог быть расценен властями как «бунтовщик», заслуживающий ссылки в Сибирь. «Бунтовщиком хуже Пугачева» назвала Екатерина II А.Н. Радищева, ознакомившись с его «Путешествием из Петербурга в Москву». Пушкин еще в конце 1810-х годов воспринимается современниками как политический противник двора, выражающий свою оппозиционность в стихотворениях и острых эпи- граммах на вельмож и императора Александра I, «кочующего деспота», вводящего в заблуждение уверениями в том, что готов отдать «людям все права людей» («Сказки», 1818). За Пушкиным, недавним лицеистом, начинающим поэтом, устанавливается полицейский надзор. Весной 1820 г. принимается решение о его высылке из столиц. Благодаря усилиям влиятельных знакомых ссылку в Сибирь или на Соловки удалось заменить переводом по службе в Екатеринослав, но все же следующие шесть лет у поэта прошли вдали от центров культурной жизни и от друзей, соратников по литературе. Поводом к репрессиям послужили вольнолюбивые настроения, обусловившие специфику его ранней лирики. Их выражение характерно для произведений различной жанровой характеристики — посланий, элегий, эпиграмм. Послания особенно заметны, так как в них выстраивается образ поколения, призванного воплотить мечты об освобождении.

Пушкин принадлежал к тому поколению, которое названо декабристским. Его лицейские друзья, И.И. Пущин и В.К. Кюхельбекер, участвовали в восстании на Сенатской площади, подготовленном в эмоциональном плане в том числе и вольнолюбивой лирикой юного Пушкина. Оду «Вольность» находили в бумагах, изъятых у декабристов при обыске. Сам поэт во время восстания 14 декабря 1825 г. был в ссылке в Михайловском, от пребывания в Петербурге его спасла случайность (по легенде, перед каретой, тайно увозившей его в столицу, пробежал заяц, что было дурной приметой, заставившей повернуть обратно). Пушкин не был членом декабристских обществ, но для него было несомненным, что свои убеждения следовало подтвердить делом (в беседе с императором Николаем I, вызвавшим его из ссылки, поэт откровенно признался в том, что, будь он в столице, обязательно участвовал бы в восстании). Мироощущение своего поколения лирический герой пушкинских стихов называл «пламенным» («Денису Давыдову», 1819), считая его доминантой способность «сладостно дышать» («Кн. Голицыной», 1818), гореть («К Чаадаеву», 1818)свобо-дой, всем «жертвуя лишь ей» («КН.Я. Плюсковой», 1818). Для него представлялось важным единство устремлений молодых дворян, готовых пожертвовать действительно «всем» — будущим, жизнью,— ради того, чтобы на их воззвания отозвалось «эхо русского народа»:

Свободу лишь учася славить,

Стихами жертвуя лишь ей,

Я не рожден царей забавить

Стыдливой музою моей.

Любовь и тайная свобода

Внушали сердцу гимн простой

Был эхо русского народа.

(«К Н.Я. Плюсковой», 1818)

В оде «Вольность» обрисованы и мировоззренческие основы, и эмоциональный настрой представителя этого гордого, смелого, благородного поколения, отказывающегося от очарований юности ради идеала «вольности святой» («Вольность», строфа 4). В стихотворении, обращенном к единомышленнику, воспевание борьбы за достижение общественного блага как обретенного смысла жизни становится центральным мотивом («К Чаадаеву», 1818).

В воплощении художественной цели автора, как показал анализ оды «Вольность» Пушкина, главную роль сыграли не содержательные аспекты, которые важны для эпического повествования о событиях и характерах, а специфические особенности поэзии, благодаря чему становится возможным выразить настроение, переживание, чувство. В завершение попробуем проанализировать размер и рифмы в «Вольности», доискиваясь объяснений тому, как поэту удается придать динамичность развитию лирического сюжета на протяжении двенадцати строф, выделить ключевые высказывания. Ода Пушкина отличается от традиционного произведения такого жанра. В «Вольности» А. Н. Радищева, ставшей реминисцентным источником для пушкинских образов, была сохранена одическая строфа, состоящая из десяти строк разностопного ямба с разнообразной рифмовкой. У Пушкина количество строк в строке уменьшается до восьми, и такое минимальное изменение оказывается важным, так как, благодаря ему, появляется динамика. Поэтическая речь воспринимается как ораторский монолог, где значение обращений, восклицаний, призывов, предостережений возрастает в зависимости от их расположения. От стремления выделить оду как среди собственных произведений («Где ты, где ты, гроза царей,/Свободы гордая певица? — /Приди, сорви с меня венок,/Разбей изнеженную лиру...» — строфа 1), так и в мировой литературе («Открой мне благородный след...» — строфа 2), лирический герой приходит к пониманию необходимости обобщить исторические закономерности. Их рассмотрение продолжает, внося новый оттенок, оценку действительности, неприемлемой для него господством неправедных сил. От него не скрыты общественные законы, обрекающие народ на неволю, рабство (строфа 3), ослепление владык, забывших о том, что они равны со всеми гражданами (строфа 4), попрание силы закона (строфа 5). Свою задачу он видит в напоминании тиранам о недолговечности земных установлений, во вселении мужества и надежды в «падших», а главное, в призыве отдать дань божественному, священному праву человека на свободную жизнь.

Нарушение мирового закона возмущает «певца», «отягощает», заставляет перевести взгляд от «звезды полуночи» к приметам земной «мрачной» реальности. В строфах 6—11 его лирический дар подчинен гражданской цели — убедить читателя на примерах из прошлого в том, что:

...венец и трон

Дает закон...

И горе, горе племенам,

Где дремлет он неосторожно,

Где иль народу, иль царям

Законом властвовать возможно!

(Строфы 5—6)

Схема рифмовки является такой, что внимание привлекается к финальной строчке в строфе. Благодаря этой особенности смысл высказываний, завершающих строфу, выделяется (внутри текста для создания подобного впечатления используются содержательные — семантические, от греч. «относящиеся к значению слова», а также интонационные средства, в том числе восклицания). Посмотрим, как расположены рифмы в восьмистишии пушкинской оды. Обозначим мужскую, заканчивающуюся ударным слогом, рифму — «а», женскую — «б». Тогда схема будет выглядеть так: абабабба. В первом четверостишии рифмовка перекрестная, а во втором — опоясывающая. На последней позиции — сильное место. Мелодия плавно приближается к заключительному аккорду в каждой строфе, но последняя строчка в стихотворении воспринимается как тоника в музыкальном произведении.

Только если воплотится выраженное в ней требование, восстановится гармония в ужасном, несовершенном, грозящем людям бедствиями, нарушающем Божью волю («Упрек ты Богу на земле» — строфа 8) мире:

И днесь учитесь, о цари:

Ни наказанья, ни награды,

Ни кров темниц, ни алтари

Не верные для вас ограды,

Склонитесь первые главой

Под сень надежную закона,

И станут вечной стражей трона

Народов вольность и покой.

(Строфа 12)

Чтобы определить размер стихотворения, надо посчитать количество сильных мест в строчке, здесь их четыре — это четырехстопный ямб, размер, что использовался Пушкиным в произведениях разных поэтических жанров, затрагивающих весь спектр тем. Четырехстопным ямбом написаны стихотворения, в которых выражены вольнолюбивые стремления, философские раздумья, дружеские чувства, впечатления от природы, поиски ответов на творческие вопросы, признания в любви. Размер не стесняет творческих возможностей великого поэта, для каждого аспекта содержания в его стихах находится выразительная форма. Анализируя ее специфику, не стоит забывать, что поэт в ней воплощает идейный замысел, включающий как отвлеченную мысль, так и ощущение. В вольнолюбивой лирике Пушкина выражены и возмущение общественными и нравственными пороками, и гражданственные чувства, и взволнованность от ожидания перемен.

Лирический герой пушкинских вольнолюбивых стихов не желает современникам пережить мятежи, в которых, как «в шуме бурь недавних» (строфа 6), забываются гуманистические ценности, гибнут люди. Призыв «Восстаньте, падшие рабы!» (строфа 2) содержит не требование бунта, но попытку вселить в потерявших надежду бодрость, стремление «восстать», возродиться для новых жизненных испытаний, итогом которых станут «народов вольность и покой». Финальный вывод значим для выявления сути авторской позиции, лишенной бездумного своеволия. Поэт не приукрашивает историю, не скрывает, что в ней были и ужас, и стыд (понятия повторяются в строфах 8,11). Для него важно восстановление равновесия в обществе.

Только свою жизнь, вместе с судьбами единомышленников, он готов принести в жертву. На них нет мученического венца, как на «свидетелях» исторических ошибок («О мученик ошибок славных...» — строфа 6, где вспоминается Людовик XVI). Они сознают, что вмешательство в ход мировых событий делает их участниками вселенской трагедии, героями, на долю которых выпало счастье делом подтвердить искренность убеждений, возвышенность помыслов и крепость духа. Обращения к друзьям, чьи имена останутся в памяти потомков как разрушителей несправедливого порядка, пробуждающих Россию от векового сна («Россия вспрянет ото сна...» — «К Чаадаеву»), приближающих «избраннейший» день свободы (А.Н. Радищев. «Вольность»), являются важнейшей составной частью вольнолюбивой лирики Пушкина.

Радищев написал Оду "Вольность" как восхваление того, что вне в этом большом и по истине уникальном мире все равны и свободны друг перед другом. Автор данной оды протестует против жестокости к простому народу, царской власти. Он продолжает тему, которую некогда начинал Пушкин, он даже сумел назвать так свою оду.

С самых начальных моментов, автор дает вызов всему, что принято называть порядок, и всему, что заведено в стране. Ведь там где подавляющая часть населения являются рабочими, сама идея о том, что люди равны и вольны воспринимается баринами, как дерзость и не послушание. Радищев, говорит о том, что свобода, это то, что дается индивиду с начала его существования, то, что это является самым главным и основным фундаментом на котором строится вся судьба. Люди могут быть счастливыми и умными только когда они являются свободными и вольными.

К сожалению сами люди, делая порядок и ища защиту и правильный на их взгляд устой - делают общество и выбирают себе власть, которая строит то законодательство, которое загоняет их в угол, в котором они не могут быть по-настоящему свободными. Так же, Радищев рассматривает церковь как один из основных способов царя для управления подчиняющемся ему народом. Церковь возвышает своего царя в ранг Бога и это дает ему способ безграничного управления людьми. Со временем это перерастает не только в контроль, но и в откровенный деспотизм при котором царю дозволено решать то как будут жить люди.

Далее автор описывает ту боль, которую испытывают крестьяне под натиском и гнетом деспотичного царя и она с каждым разом становится все больше и больше пока окончательно не перерастет в коллапс. В итоге крестьяне захватывают власть в свои руки и устраивают над царем суд Линча. Радищев осмеливается писать все вещи своими именами. Он понимает, что во время его жизни ничего такого не случится, но понимает и надеется на то, что его произведение отложится в нужных умах.

Картинка или рисунок Радищев - ода Вольность

Краткое содержание

Автор произведения Радищев, путешествует по селам в Центральной России, по дороге останавливаясь на станциях. Во время поездки с писателем случаются разные ситуации. Он встречается местными жителями городков и поселков. Жизнь крепостного крестьянина заставляет Радищева задуматься о проблеме государственного устройства, крепостного права, о религии, культуре, уровне образования простого народа.

В конце произведения Радищев приходит к выводу, что Россию никак нельзя назвать развитой страной. Крепостные крестьяне для помещиков – как рабы. Отношение к крестьянам хуже некуда, у них нет никаких прав и свобод. Все это приводит к тому, что нередко помещика убивают его же крепостные за жестокость и несправедливость. Жизнь крестьян в России наполнена страданиями и болью.

Интересно! Произведение Радищева было написано при Екатерине II. Осветив в повести проблему самодержавия, Радищев надеялся, что его повесть «подстегнет» высокопоставленных лиц менять что-либо в стране. Однако, мечтам автора не суждено было сбыться. Императрица распорядилась сослать его в ссылку.

В чем смысл книги «Путешествие из Петербурга в Москву»?

Произведение по своему содержанию и философской составляющей опережало время. Радищев – первый русский писатель, который решился осветить недовольство его современников, проблемы устройства жизни в России.

В произведении «Путешествие из Петербурга в Москву» смысл заключается в правдивом рассказе о России. Поднимаются три основных вопроса:

  1. Крепостное право не дает империи развиваться в полном объеме.
  2. Самодержавие не способно решить насущные проблемы российского общества.
  3. Революция, по мнению Радищева, должна была произойти рано или поздно, что и случилось в 1917 году.

Смысл эпиграфа

Во времена правления Екатерины II случилось восстание Пугачева, поэтому в открытую критиковать власть было опасно. Радищеву пришлось использовать намеки, одним из них был эпиграф: «Чудище обло, озорно, огромно, строзевно и лаяй».

Интересно! Эта цитата взята из поэмы Тредиаковского «Телемахида». Такими эпитетами описывалось мифическое чудовище Цербер – трехголовый пес, охраняющий врата в царство мертвых.

Литературоведы считают, что Радищев, используя такой эпиграф, пытался отобразить уклад жизни Российской империи. В смысл произведения «путешествие из Петербурга в Москву» писатель вкладывает собственное мнение о виновности высокопоставленных лиц в происходящем. Радищев обвиняет не только императрицу в отсталости России, но и любого человека, обладающего хоть какой-то властью.

Содержание[править | править код]

«Путешествие» представляет собой рассказ Пушкина о размышлениях, связанных с проблемами современной ему России. На эти мысли автора натолкнула книга Александра Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», взятая им в дорогу. Пушкин пишет о крепостном праве, о цензуре, о положении дел на Западе, о писательской этике, о политических и экономических изменениях, происходящих в стране.

История текста[править | править код]

Пушкин работал над данным произведением в 1833—1835 годах. Оно осталось незаконченным и не получило названия. Долгое время его публиковали под названием «Мысли в дороге», но с 1933 года считается общепринятым название «Путешествие из Москвы в Петербург»[1].

Путешествие из Петербурга в Москву А.Н. Радищева — анализ

Бытует мнение, что роман А.Н. Радищева «Путешествие из Петербурга в Москву», произведение скучное, написанное тяжёлым языком. Поэтому многие даже не пытаются его прочитать. И напрасно. Автор не просто обличает крепостное право, вскрывает недостатки и пороки, которых достаточно в России 18 века. Перед нами мозаика из интересных историй. Писатель не указывает, где он говорит о воровстве, где о бюрократизме, где о несправедливости. Мы понимаем это сами.

А.Н.Радищев написал свою книгу в 1790 году. Цензор, который дал разрешение на издание, читать её не стал. Посмотрев оглавление, где перечислены населенные пункты, он решил, что это путеводитель.

Печаталась книга в домашней типографии автора.

Написано произведение в, популярном в то время в Европе, жанре сентиментального путешествия. Это путевые записки. Пейзажи, которые путник видит вокруг себя, беседы во время поездки с друзьями и незнакомцами, чередуются с его мыслями, переживаниями, рассуждениями.

Давайте вслед за А.Н.Радищевым и его лирическим героем отправимся из Петербурга в Москву.

  • Эпиграф
    – цитата из поэмы В. Тредиаковского – описание пса Цербера, охраняющего выход из царства мёртвых. В переводе на современный язык, это чудище жирное, огромное, творящее безобразия, ненасытное, жадное, ругающееся. Таким представляет автор государственное устройство России в 18 веке.
  • А.М.К. Любезнейшему другу

Книга посвящена А.М.Кутузову, другу писателя с которым он учился в Лейпциге в Германии. Здесь говорится о разнообразии суждений

. Радищев допускает, что его друг может не разделять воззрения, изложенные в книге, так же как и мы с вами – читатели.

  • Выезд

Печаль расставания

с близкими и друзьями – неотъемлемая часть любой поездки.

  • София

«Сбор» на водку извозчика. Сегодня это называется – чаевые.

Нежелание исполнять свои служебные обязанности

(дать лошадей) почтовым комиссаром.

Это глава примечательна ещё рассуждением о русских народных песнях, заунывных и печальных. О душе народа

. «Посмотри на русского человека; найдешь его задумчива. Если захочет разогнать скуку…, то идет в кабак».

О живительной силе сна. Мы и далее будем встречать описание снов, которые видит герой романа. Это своеобразные лирические отступления. Часто они имеют острую социальную направленность.

  • Тосна

Плохие дороги

. И сегодня дороги хороши не везде, ничего не изменилось.

Разговор со стряпчим (человеком, занимающимся оформлением документов). Попытки некоторых господ использовать родословную для получения прибыли и почёта.

  • Любани

Бесправие крестьян. Беззаконие. Произвол помещиков

. Такие мысли возникли в голове нашего героя после беседы с пашущим ниву крестьянином.
Барщина
– 6 дней в неделю крепостной обязан работать на барина и только в воскресенье и по ночам может обрабатывать свой клочок земли, чтобы прокормить семью. Радищев возмущен бесправием крепостных крестьян.

  • Чудово

Встреча с приятелем, рассказавшем о своём приключении в Финском заливе, близь Кронштадта. Лодка, на которой совершал прогулку он с приятелями, оказалась зажата между двумя камнями, образовалась «пробоина». Один из пассажиров поврежденного судна добрался до берега и попытался встретиться с комендантом, чтобы отправить спасательную шлюпку друзьям. Но начальник спал, и будить его не позволили. Жестокосердие, нежелание исполнять свои служебные обязанности

едва не привело к гибели 20 человек. Радищев так говорит о чиновниках: «Единое их веселие – грызть друг друга; отрада их – томить слабого до издыхания и раболепствовать власти».

  • Спасская Полесть

Сказка о государевом наместнике, его пристрастии к устрицам, о связанном с этим злоупотреблении служебным положением и использовании казённых денег

.

Разговор о повсеместном взяточничестве и мздоимстве

.

История дворянина, лишившегося семьи и состояния. Чудовищное бессилие перед несправедливостью

. Перед мощью бюрократической машины, не допускающей малейшего отступления от предписаний и циркуляров. Равнодушие и жестокосердие. «Главный пафос исполнения законов в России мучить человека, а не осуществлять правосудие».

Сон о подхалимстве и подобострастии

. Толпа вельмож, готовая ловить не только каждое слово, но и каждую гримасу своего господина (царя, императора, президента). Восхваления, преклонения, лесть. Всё это способно затуманить взор, когда начинает казаться, что ты действительно мудр и великодушен. Но разговор с Истиной позволяет понять всю лживость и нелепость положения.

  • Подберезье

Вопросы образования

. Необходимость перехода при обучении в школах и университетах с латыни на русский язык.

Вольномыслие и суеверия. Необходимость просвещения, предназначение писателя.

  • Новгород

Народное правление

. История древнего города. Народное право. Сила даёт возможность отобрать, присвоить, завладеть.
Кто сильнее тот и прав – правило, по которому живет человечество
. Если государство не соблюдает и не чтит права и законы, то жизнь человека становится невыносимой.

Ужин у старинного знакомого, именитого гражданина, размышления о мошенничестве в торговых сделках.

Вексельное право

. Благо или вред? Один даёт деньги в заём под вексель, а потом разоряет при малейшей просрочке. Другой берёт и не возвращает деньги.

  • Бронницы

Посещение небольшой церкви.

Рассуждение о вреде от знания ожидающих нас событий.

Предсказание будущего может только ухудшить и усложнить жизнь.

Единство и
неоспоримость Бога.
Все обращаются к Богу, в том числе и атеисты.

  • Зойцово

Встреча с приятелем, служившим председателем уголовной полиции. Рассказ его о страшной жестокости помещиков

по отношению к крестьянам. Полное
бесправие крепостных
.
Отсутствие милосердия
и человеколюбия. Всё это приводит к ответной жестокости. Когда терпение иссякает, человек готов убить, сокрушить обидчика.

  • Крестьцы

Дворянин провожает сыновей в военную службу и даёт им наставления.

Монолог о воспитании детей

, разумные, актуальные и сегодня правила и доводы. Всем детям полезно следовать таким родительским советам.

  • Яжелбицы

Наш путник, проезжая мимо кладбища видит похороны.

Рассуждение о болезнях передаваемых детям родителями. Ложь, государственная и общественная,

сравнивается с венерическим заболеванием, которое
отравляет жизнь будущих поколений
.

  • Валдаи

«Кто не бывал в Валдаях, кто не знает валдайских баранок и валдайских разрумяненных девок? Всякого проезжающего наглые валдайские и стыд сотрясшие девки останавливают и стараются возжигать в путешественнике любострастие…»

Легенда о монахе Иверского монастыря, который утонул в озере, спеша на встречу с возлюбленной.

  • Едрово

Наш герой, сравнивая городских и деревенских девушек и женщин, отмечает преимущества последних и их бесправие перед произволом дворян.

Разговор с деревенской девушкой Анютой, восхитившей нашего путешественника своей красотой и своим целомудрием.

Мысли о супружестве и осуждение неравных по возрасту браков.

  • Хотилов

Проект в будущем

В этой главе Радищев предлагает подробный план постепенного
преобразования Россиив справедливое, прогрессивное государство
. Жизнь в нём должна стать счастливой и комфортной.

  • Вышний волочок

Шлюзы и вышневолоцкий канал. Путник восхищается величием инженерного искусства. Но видит множество товаров, направляемых в Петербург, и вспоминает, что они произведены трудом, потом и кровью крепостных.

  • Выдропуск

Проект в будущем

Положение об уничтожении придворных чинов

. Показаны пороки чиновничества.

  • Торжок

Размышления о книгопечатании и цензуре

. Типографии доступны. Но что печатать определяется цензурой.

  • Медное

Продажа крепостных с аукциона

, как вещей. Варварский обычай, сохраняющийся на Руси с древнейших времен.

  • Тверь

Российское стихосложение

. Ломоносов, Сумороков и Тредиаковский.

Ода «Вольность». Замечания, сделанные цензором.

  • Городня

Рекрутский набор

. Проводы крестьян в солдаты.

Несколько историй о мошенничестве, о том, как крестьяне незаконно попадают в рекруты.

  • Завидово

Проезд его превосходительства. Полное пренебрежение к окружающим, тех, кто имеет чин и статус. Раболепствование власть имущим.

  • Клин

Встреча со слепым стариком, поющим народные песни для пропитания. Старец отказывается принять рубль нашего героя, поскольку не знает, что с ним делать и такие деньги у слепого могут кого-нибудь подтолкнуть к воровству.

  • Пешки

Скромный обед в деревенской избе и рассказ хозяйки о тяжёлой жизни и
скудном питании
её семьи.

  • Черная грязь

Крестьянская свадьба, где жених и невеста ненавидят друг друга.

В этой главе Радищев также приводит обширный свой труд, посвященный М.В.Ломоносову, «Слово о Ломоносове».

  • Москва! Москва!!!..

Путешествие закончено.

А.Н.Радищев – гражданин и патриот

, указал на самые отвратительные пороки своего Отечества, предлагает
проектизменений
, которые смогут улучшить положение в России. Превратить её
из отсталой крепостной страны, в современное демократическое государство
.

Со свойственной ему смелостью суждений и свободой мысли, автор описал ужасы, царящие в его державе. Бесправие, голод, избиения, травля, уничижения, административный произвол, злоупотребление властью – вот не полный перечень язв, которые вскрывает автор в своей книге.

Екатерина II прочитав «Путешествие из Петербурга в Москву» сказала: «Бунтовщик – хуже Пугачёва! Тот, хоть царём прикинулся, монархический строй исповедовал, а этот, революцией, надумал на Руси учинить республику!»

Для Радищева издание книги стало смертным приговором. Автор, практически сразу после выхода произведения оказался в Петропавловской крепости. Роман оказался под запретом и почти весь уничтожен.

Писатель мучительно ждал смертной казни, однако исполнение приговора оттягивали. Наконец ему сообщили, что императрица лично заменила смертный приговор десятилетней ссылкой в Сибирь, в Илимский острог.