Стих простишь ли мне мои ревнивые мечты пушкин

Анализ стихотворения «Простишь ли мне мои ревнивые мечты» Пушкина А.С.

Любовная лирика Пушкина неповторима и своеобразна, «нежное, благоуханное и грациозное» чувство сочетается в ней с тонким психологизмом, с философским осмыслением ситуации, с выходом в перспективу будущего. В этих стихах нам не только открывается весь спектр переживаний лирического героя, но порой и создается образ героини, раскрывается ее внутренний мир, обрисовывается ее судьба. Одно из таких произведений — элегия «Простишь ли мне ревнивые мечты». Стихотворение было написано в 1823 году и посвящено возлюбленной поэта, Амалии Ризнич. Лирическое содержание элегии составляет любовь и ревность героя, его терзания и муки. Но постепенно в стихотворении проясняется и образ героини, Ее. Это происходит благодаря микросюжетам, развертывающимся в сознании лирического героя. Так, мы узнаем, что Она любит испытывать Его чувства, вызывая мучительные сомнения, терзания ревности: Простишь ли мне мои ревнивые мечты,

Моей любви безумное волненье?

Ты мне верна: зачем же любишь ты

Всегда пугать мое воображенье? Однако герой здесь еще уверен в чувствах возлюбленной: «ты мне верна» звучит здесь как утверждение. Одновременно признается и «неправомерность» собственной ревности: в речи героя звучат извинительно-просительные интонации. Затем мотив ревности усиливается. Поэт описывает поведение возлюбленной и пытается понять его мотивы: Окружена поклонников толпой, Зачем для всех казаться хочешь милой, И всех дарит надеждою пустой Твой чудный взор, то нежный, то унылый? Однако здесь Он пока еще отчетливо понимает бесплодность своих подозрений: надежда, которую Она подает поклонникам — «пустая». В дальнейшем герой как будто теряет контроль над ситуацией. В голосе его уже нет прежней уверенности, в чувствах — определенности. Проясняя для читателя образ возлюбленной, герой одновременно открывает и свои чувства. Каждый микросюжет здесь сопровождается определенным комментарием, выражением своего отношения: Мной овладев, мне разум омрачив,

Уверена в любви моей несчастной,

Не видишь ты, когда в толпе их страстной,

Беседы чужд, один и молчалив,

Терзаюсь я досадой одинокой;

Ни слова мне, ни взгляда… друг жестокий! Рассказ героя и его впечатления создают в воображении читателя вполне определенный образ героини — гордой, равнодушной, бессердечной кокетки. Именно таково ее поведение в свете: Заводит ли красавица другая

Двусмысленный со мною разговор, —

Спокойна ты; веселый твой укор

Меня мертвит, любви не выражая.

Скажи еще: соперник вечный мой,

Наедине застав меня с тобой,

Зачем тебя приветствует лукаво?..

Здесь уже и речи нет о верности. Герой уже почти подвергает сомнению саму возможность ответного чувства героини к нему, отдавая ее любовь другому: Что ж он тебе? Скажи, какое право

Имеет он бледнеть и ревновать?..

В нескромный час меж вечера и света,

Без матери, одна, полуодета,

Зачем его должна ты принимать?.. Однако в конце стихотворения Он как будто возвращается к прежней уверенности: «Но я любим…» Однако в интонациях героя — не уверенность, а скорее раздумье. Он пытается убедить себя в том, что ошибается в своих подозрениях — отсюда последующая пылкость восклицаний, горячность:

Но я любим… Наедине со мною

Ты так нежна! Лобзания твои

Так пламенны! Слова твоей любви

Так искренно полны твоей душою! «Чужая личность… „потеряна» для лирического героя, она распалась в его сознании на несовместимые противоречия души. Где истинное лицо героини — там, наедине с соперником, или здесь, наедине с героем, — для него это роковой в своей неразрешимости вопрос», — пишет В. А. Грехнев. Лирический герой здесь не в состоянии объяснить поведение возлюбленной. Она бессердечная, холодная кокетка в свете — и нежная, любящая наедине. Завершается стихотворение нежной просьбой к возлюбленной: Мой милый друг, не мучь меня, молю:

Не знаешь ты, как сильно я люблю,

Не знаешь ты, как тяжко я страдаю. В этом стихотворении Пушкин представляет нам два характера, два различных темперамента, два мироощущения, два отношения к жизни, возможно, полярных в некоторых своих гранях. Лирический герой предстает перед нами как искренний, непосредственный человек, пылкий влюбленный. Однако мышление и восприятие его не слишком гибки, он находится в плену стереотипа обыденности. В героине же мы тоже, вероятно, можем допустить и глубину чувства, и искренность, и ее верность возлюбленному. Однако в Ней есть и кокетство, и ум, и хитрость, и спокойствие, и самообладание. Мироощущение ее свободно от стереотипов, поэтому поведение более гибко, многовариантно. Элегия написана в форме монолога-размышления. Композиционно стихотворение распадается на две части. Первая часть — описание поведения героини в свете. Вторая часть — описание поведения ее наедине с героем. Эти части противопоставлены друг другу, как противопоставлены эти ситуации в сознании героя. Он не понимает мотивов поведения возлюбленной. Это непонимание, недоумение выражается в большом количестве вопросительных предложений в первой части элегии. Четыре из них начинаются со слова «зачем». Во второй части преобладают восклицательные предложения — герой пытается убедить себя в обманчивости своих первоначальных впечатлений. Этой же цели подчинена анафора: …Лобзания твои Так пламенны! Слова твоей любви Так искренно полны твоей душою! Анафора присутствует и в финале стихотворения: Не знаешь ты, как сильно я люблю, Не знаешь ты, как сильно я страдаю. Здесь повтор Как бы снимает противопоставление первой и второй части стихотворения, подчеркивая силу чувств героя. Эмоциональность размышлений героя подчеркивается большим количеством эпитетов: «ревнивые мечты», «безумное волнение», «надеждою пустой», «любви моей несчастной», «чудный взор, то нежный, то унылый», «досадой одинокой», «друг жестокий», «нескромный час». Пытаясь прояснить ситуацию, герой все время обращается к возлюбленной: «друг жестокий», «мой милый друг». Элегия «Простишь ли мне мои ревнивые мечты» по праву причислена к шедеврам пушкинской любовной лирики. Тонкий психологизм, острота человеческих переживаний, глубинный философский подтекст — все это присутствует в пушкинском творении.

Тропы и образы

В стихотворении нет ни одного прилагательного, а, следовательно, эпитета, кроме наречных ласково всходящее светило любви, бодро совершаемый путь влюблённых. Наречные эпитеты свидетельствуют о роли глаголов в тексте. Стихотворение – бурное развитие состояний, душевных порывов. Внутренний мир героев передаётся с помощью противопоставленных друг другу метафор: дни паденья, бури – светило любви, всходящее над влюблёнными, свершаемый ими путь любви. Слов в прямом значении с негативной окраской тоже много. Это обычные состояния поссорившихся влюблённых: тоска, унынье, озлобленье, слёзы, угрозы ревности.

Слов с положительной окраской, обозначающих чувства и состояния, в стихотворении нет. Кажется, лучшее, что было в жизни возлюбленных – прекращение ссор и бури, бодро свершаемый путь.

Герою будто бы нравятся семейные неурядицы. Об этом свидетельствует использование глаголов. Глагол не помни употребляется в первой строфе 4 раза. Психологи говорят, что сознание человека не воспринимает частицы не. То есть, повторяя не помни, лирический герой невольно призывает возлюбленную помнить о ссорах и размолвках, ревности.

А во второй строфе герой только один раз призывает возлюбленную не забыть благополучных (очевидно, редких) дней любви.

Лирический герой стихотворения не хочет расставания, отсюда неоднозначный призыв прости, который должен означать не прощай, а извини, давай останемся вместе.

Анализ стихотворения Николая Некрасова «Прости»

Поэты часто обращаются к своим возлюбленным при помощи своего дара. Уж сколько написано элегий, сонетов, воспеваний и любовных четверостиший наверно никому не пересчитать! Это наверное началось с того момента как человек впервые письменно признался в любви. И понеслось… Но перед нами не признание, а скорее послесловие любви. Как раз тот момент, когда всё закончилось.

Прошла любовь, прошла страсть, наверное, осталось только горькое разочарование. А может быть осталось то, что мы называем ностальгией чувств – это когда вспоминается только хорошее, только то когда была встреча. Были дни и ночи. Было простое человеческое счастье. Но такое бывает, когда счастью приходит конец.

И неважно почему, важно, может быть, от чего. Расходятся люди по разным причинам. Фаворит таких причин – измена. Потом обида, потом ненависть, потом вражда между родственниками. Много всего накатывает, когда приходит понимание о том, что лучше разойтись.

И вот разошлись. Но при этом легче никому не стало, наоборот стало намного больнее. Но и это ощущение всего на несколько месяцев, потом как-то проходит и это. И тогда приходит та самая ностальгия. И тогда на ум приходят те самые слова, что написал Некрасов. Слова отчаянно просившие простить. Простить то легкомыслие, простить ту глупость, что была рядом, когда принимали решение забыть друг о друге.

Простить вероломство и нечаянную обиду, простить упрямство. Кроме прощения стоит попросить помнить только самое светлое и самое лучшее, что было, пока двое были вместе. Это не легко, но это вполне возможно, просто простить и забыть весь негатив, все эмоции, которые пошли не на пользу, а во вред. Простить и забыть. Не держать при себе, не вспоминать горькие минуты. Со временем у обоих возникнут новые отношения, новые счастливые минуты и новые раздоры. Но это потом, когда-нибудь…

Вообще то такие слова можно говорить и после первой любви. по крайней мере можно с точностью утверждать, что первая любовь не проходит бесследно. Она остаётся раз и навсегда и о ней помнят вне зависимости от срока давности. И как правило, эта любовь, увы, не долгая.

Мало кому удаётся её удержать и сохранить до конца своих дней в совместном проживании. Мало кому удаётся даже запомнить того кого любил или любила… Даже не смотря ни на что стоит всё время говорить «Прости и отпусти. И помни светлые дни и жаркие ночи»… Как же всё просто!

История создания

«Прощание» написано в 1925 году, спустя год после того, как В. Маяковский посетил один из самых романтичных городов мира — Париж. Не секрет, что этот город произвел на поэта ярчайшее впечатление, и в своих стихотворениях о Европе он посвятил Парижу целый цикл «Разговорчики с Эйфелевой башней».

Визит в столицу Франции также помог В. Маяковскому в личной жизни. Творец слишком тяжело переживал очередную измену и разлуку со своей гражданской женой, названной после «музой русского авангарда», Лилей Брик. В 1922-1924 годах, во время поездки по Европе, именно в Париже он встретил Татьяну Яковлеву, и за полтора месяца пребывания в городе успел влюбиться и предложить даме сердца брак. Однако девушка эмигрировала, сбегая от революции, и возвращаться в страну победившего социализма не планировала. Маяковский тоже не мог оторваться от любимых краев. Ему пришлось выбирать между любовью всей жизни и родиной. Он выбрал второе, но до самой смерти помнил и любил Татьяну. Стихотворение «Прощание» стало неким реверансом этому прекрасному городу за встречу, которая подарила ему незабываемые впечатления.